ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

сапоги давно пора — на свалку, ни один сапожник не отремонтирует, простыни — дырка на дырке, солдатские штаны насквозь светятся, из них вот-вот вывалятся мужские причиндалы, рабочая форма — одни лохмотья…
— Говорят, в королевской роте получше, — осторожно закинул удочку «интендант», старательно работая карандашом. — Что, к ней другое отношение или командир более изворотлив?
Зосимов не стал ни хаять, ни нахваливать коллегу.
— Не верьте — везде одинаково.
— Это вам Королев внушил?
— Королев? Да мы с ним почти не видимся. Разве только на совещаниях у подполковника… Говорят, исчез… Как бы мне самому на пару деньков испариться? Вволю бы поспал, погулял по тайге с ружьишком, побалдел на берегу речки с удочкой… Везет же некоторым!
Командир «столичной» роты сам вцепился в тему, к которой его ненавязчиво подталкивает собеседник. Добято не стал форсировать события — расспрашивать, уточнять, где и, главное, когда в последний раз встречались два офицера? Даст Бог, разговорчивый старлей сам выйдет на историю исчезновения коллеги.
А вот пройтись легким намеком не помешает.
— Как вы думаете — дезертирство? Не удивляйтесь, пожалуйста, моим вопросам. Собираюсь проверить вещевое довольствие королевской роты, вот и прощупываю «дорожку»… Приеду — забросают глупыми вопросами.
«Пацан» рассмеялся. Здорово это у него получается — закинет назад голову, всплеснет руками и хохочет. Будто смакует забавный анекдот с давно известным окончанием.
— А куда ему дезертировать? Что он — без мозгов? Вокруг — непролазная тайга, в которой ориентируются только местные охотники, лесники да браконьеры. Попадется капитан голодному зверью — загрызут… Нет, Вадим — мужик думающий, на аферу не пойдет…
— А вдруг — увлечение местной красоткой? Напился у неё и никак не может проспаться?
— В смысле баб… Капитан же — голубой? Об этом все судачат, особо, женщины, — снова расхохотался Зосимов. — Если и увлекся, то мальчиком с хорошей задницей… Но это, на мой вгляд, сомнительно. Повторяю, Королев — умный мужик. Что до пьянок — не стану врать, никогда не видел его в подпитии. Разве только по ночам выпивает, под одеялом… Видимся мы с ним редко — в последний раз разговаривали с неделю тому назад. Вадим приезжал в штаб отряда на совещание по поводу дисциплинарной практики… Да и какой там разговор: здорово — здорово, как живешь — нормально, до свиданья — прощай.
— И как он был настроен? Грустил, смеялся?
— Подразделение у Вадима благополучное, не то, что у нас — грустить нет причины. Смеяться — тоже. Обычное настроение занюханного «полустроевого» командира. Правда, если сказать честно, в том, что рота вышла в передовые, заслуга не Вадьки, а его предшественника. Азартный был мужик, всеядный, хваткий. Королев просто пользуется его заслугами.
— А какой он человек? Грубый, мягкий, веселый, серьезный? Не удивляйтесь глупым вопросам — хочется знать, с кем придется общаться.
— Человек как человек, — пожал плечами Зосимов. — Вот только друзей у него маловато — слишком сложный у мужика характер. Самолюбивый до глупости, шуток не понимает. Прямо таки звереет. Слышал, в последнее время сдружился со своим старшиной роты Тимкой Козелковым…
Еще один персонаж нарисовался! И за это спасибо!
Добято ощутил нечто подобное радости охотника, напавщего на след крупного зверя… Впрочем, радоваться рановато, «зверь» не может не понимать — преследующий его сыщик в первую очередь уцепится за близких к нему людей.
— Козелков — тоже грибами увлекается?… Краем уха слышал: весной заблудился в тайге ротный, увлекся «тихой охотой». Уж не на пару ли со своим старшиной?
Зосимов наморщил гладкий лоб, поглядел на календарь. Будто высчитывал по нему время первой пропажи коллеги.
— Да, действительно, было такое. Только без участия Козелкова — того в это время вызвали на допрос в отделение милиции.
— Допрос? По какому поводу?
Старший лейтенант презрительно отмахнулся.
— Сбежал из зоны один зек, вот и нагрянули сыскари искать его. Всех опрашивали, даже меня… Поэтому тогда Вадим отправился по грибы в одиночестве… Да и какие там грибы весной — одни слезы: строчки, сморчки.
— Не побоялся встречи со сбежавшим бандитом? Ведь это опасно.
Очередной пренебрежительный взмах рукой.
— Всего бояться — не жить. Вадим — не из трусливых, к тому же, ружьишко у него знатное: один ствол — под дробь, второй — под пулю.
— И как, удалось ментам повязать беглеца?
— Официально — не слыхал, по слухам — повязали… Правда, я не интересовался, тогда в роте случилась коллективная пьянка, подполковник все жилы вымотал. Приехала комиссия из Округа, шерстили всех подряд…
Может быть, появление местных сыскарей и приезд комиссии заставили лжеКоролева отправиться искать грибы?
Тарас Викторович понял — ничего больше из старшего лейтенанта не отсосешь, все, что тот знал — выдал на гора. Поэтому пришлось завершить беседу твердым обещанием поднять в Округе и в Москве вопрос об обеспечении личного состава военно-строительных отрядов Дальнего Востока соответствующим обмундированием.
Зосимова тоже можно отбросить, разочарованно решил Тарасик. Болтун и весельчак, «клопы» такими не бывают, они, как правило, сохраняют настороженное молчание. Хотя случаются, конечно, исключения, но у сыщика «работает» безошибочная интуиция, которая никогда ещё его не подводила.
Командира второй роты, которая отстраивала здания Учебного Центра, на месте не оказалось — неделю тому назад уехал в Окружной госпиталь. По причине кровоточащей язвы. Командиры взводов — либо сосунки, либо сержанты-контрактники, ни те, ни другие на связь с преступниками не пойдут — себе выйдет дороже.
Такой вывод сделал Добято, добрый час покуривая возле врытой в землю бочки, окруженной самодельными скамьями. Комфортабельная курилка располагалась рядом со штабом части и, видимо, предназначалась для офицеров и прапорщиков. У солдат — своя, примитивная, неподалеку от коллективного нужника. Она Тарасика не интересует.
Сведения, почерпнутые сыщиком, ненамного отличались от информации старшего лейтенанта Зосимова. Капитан Королев замкнут, самолюбив, невероятно обидчив, любит прогуливаться в одиночестве. В гневе теряет рассудок, может ударить, вцепиться в горло. Исчезновение капитана никого не огорчило и не обрадовало — к нему отнеслись равнодушно. Дескать, погуляет и появится, деться ему все равно некуда, разве только — в медвежью берлогу.
— Мужик — мудрый и глупый, одновременно, — поставил диагноз немолодой прапорщик. — Любой должен чем-то увлекаться, одни — бабами, другие — спиртным, третии — охотой-рыбалкой. Человек без увлечений, что жеребец без яиц. Вот и Вадька Королев — ни то, ни се. Самое тебе опасное мировозрение. Сказать — гупец не могу, умный мужик, но — себе на уме. К тому же, голубой…
— Говоришь, голубой? — возразил молоденький лейтенант. — А вот поселился у самой красивой бабы таежного края. Что ж он с ней по ночам травку варит? В жизнь не поверю!
Контрактник поплевал еа недокуренную сигарету, бросил её в бочку и, не прощаясь, пошел к ближайшей казарме. Лейтенант выматерился и побежал в противоположную сторону.
Ну, что ж, облик Убийцы, в принципе, сложился. Его привычки тоже ясны. Хотя и непредсказуемы. Ангел и сатана — одновременно. Именно таким Тарасик представлял себе Гранда.
Дело за малым — выследить и повязать! Первый шаг к захвату маньяка — выловить всех его местных «клопов» и передавить их…
18
Кажется, с расследованием в поселке Медвежья Падь почти покончено. Без малейшей пользы, с нулевым счетом. Если не считать, конечно, мимолетного знакомства с прапорщиковой сожительницей и её двоюродной сестрой, словоохотливой почтаркой, коротких бесед с офицерами отряда. Но все это — мелкие штрихи, нарисовавшие и без того известный портрет Убийцы. Ни одного подхода к его берлоге, ни одного намека на прислуживающего ему «клопа»… Или — «клопов»?
Впрочем, все впереди — в Голубом распадке многое прояснится, многое отпадет. Опыта сыщику, слава Богу, не занимать, везения — тоже.
Добято подумал, привычно взбодрил усы, погладил лысину. Остается навестить дом, в котором квартирует жирный прапорщик, укрепить знакомство с его хозяйкой и, одновременно, сопостельницей. Ибо оно, это знакомство, вполне может превратиться в путеводную ниточку, ведущую к логову Гранда. Ведь именно Евдокия получает корреспонденцию, и свою, и сожителя. Вдруг по этой цепочке прошло и предупреждение Гранду о появлении московского сыскаря?
Подозрение основанно не только на мелких деталях. Вскользь высказанная прапорщиком оценка всезнающей сопостельницы — уже не мелочь. Зря он все же не заставил жирного собеседника развить эту тему.
Изучение Евдокии — единственное, что держит сейчас сыщика в медвежьепадьевском поселке. Женщины, как правило, открываются не на пляже или на почте — дома, где они чувствуют себя полновластными хозяйками и по этой причине теряют контроль над своими язычками.
За столом, куда Евдокия просто обязана пригласить московского гостя, Тарасик изобразит этакого стеснительного увальня. Минимум слов, максимум внимания — вот залог успеха! А уж хозяйка, можно не сомневаться, примется перебирать по косточкам соседей и соседок, непременно коснется офицерских жен. А от них — несколько шагов до исчезновения красавца-капитана.
Весь поселок стоит на ушах, бабы взволнованно изобретают все новые и новые причины. Неужели, сожительница Толкунова не внесет в эти сплетни свою лепту? Обязательно внесет, да ещё в раскрашенном виде. А на утро, вооружившись новой информацией, сыщик отправится в Голубой распадок. Из медвежьепадьевского поселка большего не выдоить.
Добято в очередной раз ошибся — перед запланированным посещением избы Евдокии его ожидало неожиданное знакомство. В Медвежьей Пади появился ещё один человек, интересующийся судьбой исчезнувшего офицера. В поселок приехал сотрудник Особого отдела — мужчина средних лет с толстыми, чувственными губами и грустно повисшим носом, явно армянско-еврейского происхождения.
Ничего удивительного или из ряда вон выходящего. Еали уж даже зайцы в тайге насторожили длинные уши, а птицы взволнованно перекрикиваются, то уж Особому отделу приходится поворачиваться. Ибо расположение отряда и ракетной части — его епархия, а исчезнувший Королев — не лесник и не охотник — офицер. И не просто офицер — командир роты, которая строит совершенно секретный об»ект!
Поэтому Добято равнодушно воспринял желание особиста пообщаться. До ужина времени много, девать его некуда, авось, беседа принесет хотя бы крошку пользы!
Встреча состоялась не в штабе части — в «штабной» курилке. Так сказать, на нейтральной территории. Благо, там никого не было. Офицеры и старшины сидят в ротных канцеляриях, ожидают проверочного визита страшного полковника Виноградова. Личный состав, под бдительным надзором сержантов ещё исходит трудовым потом на стройках.
Представляться, «обнюхиваться» нет нужды — во время кратковременной остановки в Хабаровске Добято посетил местное управление ФСБ, которое уже получило факс из Москвы, коротко извещающий о скором прибытии сотрудника столичного уголовного розыска. Местный сыскарь не может не знать об этом, наверняка, проинформировали.
Во время тогдашнего знакомства с дальневосточными госбезопасниками впервые пришлось ему приоткрыться. Сейчас, вспоминая хабаровскую встречу с медвежьеподобным начальником уголовного розыска и изящным, немногословным фээсбэшником, Добято досаддиво морщился. Кажется, возраст берет свое, ослабли сдерживающие центры, поизносилась нервная система. Вот и заносит его то направо, то налево!
Тогда сыщик пошел на необычную для него откровенность с величайшим недовольством и осторожностью. Предпочитал работать в одиночку, не афишируя ни своих неудач, ни счастливых достижений, без умных советов и профессиональной поддержки. Тем более, не оповещая никого о планах и задачах.
А при знакомстве разболтался. Чувствовал — нельзя, где-то сидит чертов «клоп», поосторожничать бы. Из головы не выходили кадровик Лисица и его помощник, непонятная схватка в парке, ещё более непонятная слежка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...