ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   принципы идеальной Конституции,   прогноз для России в 2020-х годах,   расчет возраста выхода на пенсию в России закон о последствиях любой катастрофы
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Самый настоящий завоеватель.
– Клеопатра сдалась на милость своего господина Цезаря, – прошептала Джасмин, и взгляд Томаса наполнился нежностью.
– Цезарь польщен благосклонностью своей царицы и отдает ей свое сердце взамен.
Джасмин с благоговением смотрела на Томаса, когда тот начал двигаться внутри ее. Вот этот таинственный танец любви, о котором она столько слышала, вот оно, наивысшее единение мужчины и женщины. Томас стал теперь ее частью, глубоко в ее теле и сердце. Англия и Египет слились воедино, два тела стали одним целым. Это было подобно буйству красок в палитре, когда невозможно сказать, где начинается один цвет и когда он переходит в другой.
Плоть Томаса продолжала движение. Закружившись в водовороте наслаждения, Джасмин инстинктивно раскинула ноги. Томас застонал. Капелька пота, скатившись по его лбу, упала на грудь Джасмин. Он продолжал чувственное наступление, и Джасмин, распластанная под ним, могла теперь полностью отдаться сладострастию, забыв о недавней боли. Она молча смотрела на Томаса, на его суровые черты. Это был воин, требующий награды. Его плоть скользила взад и вперед, и ее обладатель сжал бедра Джасмин, не желая отпускать ее от себя, заявляя на нее свои права.
Джасмин выгибалась навстречу каждому толчку, а потом вскрикнула, ощутив растущее в животе напряжение. Горячий фонтан забил внутри ее лона, когда Томас запрокинул голову и глухо застонал.
А потом он упал на Джасмин, уткнувшись в подушку рядом с ее головой, и его прерывистое дыхание обожгло ее ухо. Девушка прислушивалась к отчаянному биению сердец, поглаживая шелковистые волосы Томаса. Пот покрывал их разгоряченные тела.
Наконец Томас перекатился на бок, и Джасмин поморщилась, когда его плоть выскользнула из ее лона. Он притянул девушку к себе.
– Моя прекрасная звезда, – глухо произнес он. – Мой рай.
Крепко обняв Томаса, Джасмин гладила влажные от пота волосы, покрывающие его грудь. Сегодняшняя ночь принадлежит им. О большем она не может просить. Не осмелится.
Джасмин проснулась, когда фитилек в лампе почти погас. Она потянулась, чтобы погасить его совсем, но потом остановилась и посмотрела на своего возлюбленного. Темная щетина затеняла его подбородок. Длинные ресницы слегка подрагивали, почти касаясь покрытых загаром щек, рот приоткрылся во сне. Его грубая мужская красота покоряла воображение, и все же он выглядел ранимым, словно сбросил с себя латы.
Очарованная, словно принцесса, взирающая на спящего принца, Джасмин запечатлела на лбу любимого поцелуй. А потом отодвинулась, намереваясь вернуться в свою постель.
Глаза Томаса открылись. Они напоминали Джасмин ирисы и были зелены, словно сверкающие изумруды. Его волевой подбородок казался вытесанным долотом искусного резчика, а губы, эти полные упрямые губы, еще недавно покрывали поцелуями ее тело.
– Ты никуда не пойдешь. – Голос Томаса был хриплым и звучал со сна приглушенно. Обхватив Джасмин сильной рукой, он притянул ее к себе, и она прильнула к его мускулистому телу. Если их кто-нибудь увидит, значит, так тому и быть.
Ладонь Томаса обхватила грудь Джасмин, а потом начала медленно и лениво исследовать ее тело. Окончательно проснувшись, Джасмин выгнулась, когда твердая плоть мужчины уперлась в ее бок.
Перевернув Джасмин, Томас провел ладонью по ее животу, наблюдая за тем, как мышцы вибрируют от его прикосновения, и спустился ниже.
– Тебе очень больно? – спросил он, погружая палец в ее лоно.
– Нет, я думаю… о! – Джасмин выгнулась, столь изысканной показалась ей эта ласка.
– Здесь? – спросил Томас, шевельнув пальцем.
– О да, прошу тебя, – выдохнула Джасмин.
Еще немного погладив нежную плоть, он убрал руку и раздвинул коленом ноги Джасмин. Он вновь вошел в ее лоно, и девушке захотелось зарыдать от неудовлетворенности. Ведь она была так близка к развязке. Но Томас двигался так, чтобы не оставить без внимания чувствительный бутон, доставлявший Джасмин такое наслаждение, Закусив губу, чтобы не закричать, Джасмин посмотрела на Томаса.
Его взгляд был напряженным, собственническим и страстным.
– Ну же, кричи. Тебя никто не услышит. Однако тебя хочу послушать я, Джас. Я хочу слышать твои восхитительные крики.
Томас вновь вошел в Джасмин, и на этот раз она не удержалась и закричала, когда удары стали мощнее и быстрее. Бедра ее раскачивались в такт движениям Томаса, и она выкрикнула его имя, когда мощная волна наслаждения накрыла ее с головой. Запрокинув голову, Томас застонал и упал на постель.
Содрогаясь всем телом, молодые люди сжимали друг друга в объятиях. Еще не зная, что скоро им придется расстаться.
Глава 21
На следующее утро они завтракали вместе. Томас развлекал Джасмин непринужденной беседой, и вся ее робость улетучилась без следа. Она чувствовала себя так, словно они были вместе всегда.
Спустя несколько часов Томас приготовил корзину с едой и, набрав полный бурдюк воды, сообщил, что они едут в пустыню.
– Это сюрприз, – просто сказан он. Обрадованная Джасмин оседлала выносливую кобылу и присоединилась к Томасу. Солнце ярко светило в небе. Ласковый ветерок трепал шарф, которым была обвязана голова Джасмин, и шаловливо играл с ее волосами, Томас время от времени сверялся с компасом. В брюках цвета хаки, потертых кожаных сапогах и белой рубашке с закатанными до локтей рукавами он выглядел как безрассудный и смелый исследователь.
Джасмин бросила взгляд на резко очерченный профиль Томаса и его покрытый темной щетиной подбородок.
– Ну и куда мы едем? – спросила она.
– Твой дядя посвятил меня в одну тайну. Он показал мне место, где мужчин из племени аль-хаджид посвящают в воины. Он взял меня с собой, когда представители дружественных племен сражались на саблях, чтобы воздать дань памяти этой земле.
– Это было в тот день, когда вы оставили меня в лагере? – Джасмин бросила на Томаса насмешливо-укоризненный взгляд. – Дядя сказал, что вы едете оценивать лошадей.
В ответном взгляде Томаса сквозила грусть.
– Да, мы оценивали. Только не лошадей.
Они подъехали к широкой, совершенно плоской равнине. Путешественники спешились, и Джасмин с интересом огляделась. Томас отвел лошадей в тень дерева, давим возможность напиться из длинного углубления в камне, наполненного водой.
Ветер пробегал по равнине, вздымая в воздух песчинки. Собственная кожа вдруг показалась Джасмин невероятно чувствительной, и она потерла ладонями обнаженные руки. Это место выглядело зловеще, словно вокруг витали души воинов, некогда сражавшихся здесь.
– Что племя будет делать с этой землей?
– Воины больше не приедут сюда. Эта земля священна, но вскоре она будет предана забвению.
– Все это так печально, – произнесла Джасмин, глядя на темные, словно ее кожа, пески с виднеющимися то тут, то там валунами и лиловые тени гор, возвышающихся невдалеке. Ее отец учился здесь мастерству воина. Здесь ли превратился он в жестокого тирана? Или это было в нем с рождения?
Хватит сантиментов. Джасмин сняла с головы шарф и улыбнулась.
– Мы собираемся устроить пикник? Я проголодалась.
Взгляд Томаса оставался напряженным.
– Я привез тебя сюда не случайно, Джасмин. Мне нужно сказать тебе правду.
Сердце Джасмин упало. Томаса одолевают сомнения? Неужели он собирается вежливо сообщить, что заниматься любовью с ней было чудесно, но не более того?
Но, к ее удивлению, Томас начал снимать куртку, а потом рубашку. Теперь он стоял обнаженный по пояс и смотрел на Джасмин с гордостью и достоинством.
– Я солгал тебе вчера ночью. Я получил шрамы не в драке. Их нанес мне… – В глазах Томаса сквозила невыносимая мука. – Их нанес мне мой отец.
Джасмин судорожно втянула носом воздух, и Томас поморщился. Он медленно повернулся, являя взору девушки спину.
– Посмотри на меня, Джас, – тихо сказал он. – Я не мог сказать тебе этого раньше и разрушить то, что было между нами, но ты заслуживаешь того, чтобы знать правду. Когда мне было двенадцать лет, отец высек меня.
Дрожа, Джасмин дотронулась до изуродованной кожи. Томас вздрогнул.
– Долгое время я испытывал стыд, но теперь это прошло. Я стыдился не наказания, а того, что его спровоцировало. Это случилось после того, как ты ударила меня в парке. Отец решил преподать мне урок, заставить понять, что я не должен позволять тем, кто стоит ниже меня, взять надо мной верх.
От ужаса сердце Джасмин болезненно сжалось.
– Это из-за меня, – прошептала она, сжимая кулаки, словно собиралась вновь ударить, только на этот раз не Томаса, а его отца.
Обернувшись, Томас посмотрел на девушку.
– Да, – тихо произнес он. – Он избил меня из-за тебя. А еще потому, что я посмел ему воспротивиться. Я взбунтовался из-за тебя. Твоя несгибаемая воля придала мне сил.
От избытка чувств у Джасмин сдавило горло.
– Мне жаль, Томас, я ни за что не ударила бы тебя…
Он взял руку Джасмин в свою.
– А мне не жаль, – резко бросил он. – Я не жалею ни о том, что произошло тогда, ни о том, что происходит сегодня. Все это для меня больше не имеет значения. Важна только ты, Джасмин.
Прижав ее ладонь к своей щеке, Томас закрыл глаза. Его чувственные губы сжались в узкую линию, свидетельствуя о том, что в его душе происходит борьба. Джасмин поднесла его руку к губам и поцеловала.
– Ты тоже много значишь для меня. И если можно было бы все вернуть, я поцеловала бы тебя, вместо того чтобы ударить. А вот ударила бы я твоего отца.
Открыв глаза, Томас рассмеялся и притянул ее к себе. Он откинул с ее лица непослушный локон.
– Моя прекрасная Клеопатра, мой неустрашимый воин. Уверен, мой отец в страхе убежал бы от тебя.
– Это хорошо, потому что я серьезно настроена поколотить его по возвращении домой.
Улыбка Томаса стала еще шире.
– Но у меня есть более интересное предложение. Идем, я покажу тебе окрестности.
Томас отвел девушку к небольшому озерку, окруженному со всех сторон валунами. Он пояснил, что воины считали эту воду священной, а посему совершали здесь омовение перед битвой.
Томас коснулся ладонью щеки Джасмин, и она ощутила, как по ее телу прокатилась волна сладостного предвкушения.
– Не хочешь поплавать, Джас?
Спустя несколько минут Джасмин уже входила в теплую воду, все еще одетая в сорочку. Обнаженный Томас спустился по каменным ступеням, и у Джасмин перехватило дыхание, когда она увидела его. Он был само совершенство – красивый и мужественный. Плоский живот покрывали рельефные мышцы, а ноги и руки были длинными и крепкими. Взгляд Джасмин перекочевал на тугую, слегка подрагивающую плоть. Она подошла ближе, испытывая робость при ярком свете дня и вместе с тем сгорая от любопытства.
– Я чувствую себя исследователем неизведанных земель, сулящих захватывающие приключения, – призналась Джасмин.
Томас сел на нижнюю ступеньку и, широко раскинув руки, произнес:
– Так дерзай, дорогая, исследуй.
Джасмин не заставила просить дважды. Протянув руку, она легонько погладила плоть мужчины. На ощупь она напоминала атлас, обтягивающий стальное древко. Джасмин еще раз провела по ней пальцем, и по телу Томаса пробежала дрожь. Он закрыл глаза и застонал. При виде подобной реакции Джасмин почувствовала силу своей женской власти над этим мужчиной и осмелела.
Однако вскоре Томас схватил ее за руку и открыл горевшие желанием глаза.
– Теперь моя очередь, – хрипло произнес он и, прежде чем Джасмин сумела остановить его, стащил с нее намокшую сорочку и отбросил ее в сторону.
Томас притянул ее к себе. Его ладони описывали чувственные круги на ее груди, делая невероятно чувствительной. Джасмин задрожала, когда пальцы в изысканной ласке коснулись ее сосков, превращая их в тугие бусины. Наклонив голову, Томас обхватил один из них губами. Вновь и вновь его язык творил чудо, посылая по телу Джасмин волны наслаждения. Ее лоно болезненно пульсировало в желании вновь ощутить мужчину внутри себя.
Тело Джасмин горело, словно вода вокруг них вдруг закипела. Томас внезапно прервал ласки, подвел ее к каменным ступеням и развернул спиной к себе.
– Опустись на колени, – попросил он.
С легкой тревогой Джасмин сделала то, о чем ее просили, упершись руками в верхнюю ступеньку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   циклы национализма и патриотизма и  пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и 
загрузка...