ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


- Поди приведи Элисенду. Пусть скажет сама.

Едва Эмма вышла, в холле воцарилась гнетущая, напряженная
тишина. Кадфаэль не мог понять, обратил ли кто-нибудь, кроме
него самого, внимание на то престранное обстоятельство, что
Элисенда до сих пор не сошла вниз узнать, чем вызван весь этот
ночной переполох в доме. У него из головы не выходил ее образ,
каким он предстал ему, когда он на пороге обернулся и окинул
взглядом всех собравшихся в холле, - ее одинокая фигура,
какая-то поникшая и потерянная, словно она ступила на дорогу,
искренне веря, что сумеет пройти ее до конца с гордо поднятой
головой, и вместо этого сбилась с пути, заблудилась и не
ведает, где выход. У нее просто не хватило душевных сил
справиться с этой новой, неожиданно изменившейся ситуацией. И
все же удивительно, что она, хотя бы из желания рассеять
мучительное неведение, не спустилась вниз вместе со всеми
поскорее узнать правду - какой бы горькой она ни была, -
когда вернулись участники поисков. Да знает ли она, что Эдгита
мертва?..
Сенред вышел на середину тускло освещенного холла, теперь
не было никакого смысла укрываться от лишних ушей за дверями
солара. В дом пришла беда. Убита старая служанка. А молодая
госпожа накануне своей свадьбы столкнулась с раздором и
смертью. При таких обстоятельствах невозможно делить обитателей
дома на хозяев и слуг, господ и челядь. Сейчас все они были
одно целое, все охвачены общей тревогой и ожиданием. Все, кроме
Элисенды, которая почему-то до сих пор не появлялась.
Брат Хэлвин удалился в самый темный угол и там сидел на
скамье у стены, молчаливый и неподвижный, опираясь на свои
костыли, отчего напоминал нахохлившуюся птицу. Его запавшие,
черные глаза внимательно всматривались в каждое лицо, словно
хотели разглядеть то, что скрыто от взора, понять то, что
невысказано. Если он и чувствовал усталость, то виду не
подавал. Кадфаэль охотно отослал бы его в кровать, но сейчас,
когда над всеми нависло предчувствие беды, встать и уйти было
просто невозможно. И только Элисенда не разделяла со всеми
общей тревоги. Только она одна оставалась в стороне.
- Да куда же она запропастилась? - не выдержал Сенред,
начиная закипать. - Сколько нужно времени, чтобы натянуть на
себя платье? Им пришлось прождать еще несколько томительных
минут, прежде чем в дверях появилась Эмма - ее круглое, доброе
лицо осунулось от страха и отчаяния, руки нервно теребили пояс.
Из-за ее спины таращилась перепуганная Мадлин. А Элисенды
по-прежнему не было и в помине.
- Она пропала, - вымолвила Эмма, слишком потрясенная и
растерянная, чтобы как-то смягчить это известие. - В кровати
никого, и в комнате никого, и нигде в доме ее нет. И плащ ее
исчез. Йехан сбегал на конюшню - ее лошадь и упряжь тоже
исчезли. Выходит, пока тебя не было дома, она сама оседлала
коня и уехала тайком, совсем одна.
В первую минуту все будто онемели - брат, жених, бедный
влюбленный юноша, все. Пока они тут судили да рядили, вертели
так и сяк ее судьбу, она сама решила действовать и сбежала от
всех сразу! Да, даже от Росселина, и он, как и все остальные,
стоял словно громом пораженный и не понимал, что происходит.
Сенред набычился и грозно взглянул на сына. Перронет, готовый
заподозрить соперника в ком угодно, тоже впился в него недобрым
взглядом, но было очевидно, что Росселин не причастен к этому
безрассудству. С грустью подумал Кадфаэль о том, что еще прежде
чем стало известно о смерти Эдгиты, ее таинственный уход из
дому в поздний час и неизвестно какими причинами вызванная
задержка не оставили камня на камне от всей непоколебимой
решимости Элисенды. Hикто не спорит, Перронет достойный человек
и составил бы прекрасную партию, вот она и дала согласие, желая
уйти с дороги Росселина и избавить его и себя от безвыходной
ситуации. Hо если эта жертва сулит только озлобление, опасность
и вражду, а может, и гибель, тогда совсем другое дело. Элисенда
подошла к самому краю, но в последний момент в ужасе
отшатнулась и сняла с себя все обязательства.
- Сбежала! - выдохнул Сенред, не спрашивая, но
утверждая. - Да как же могла она улизнуть никем не замеченная?
Когда она ушла? А где были все ее служанки? Что же это
получается - и на конюшне никого не было? Почему никто не
спросил, куда она отправляется? Почему, на худой конец, нас не
предупредили? - Он беспомощно потер лоб и окинул сына хмурым
взглядом. - Да и куда ей было бежать, как не к тебе?
Что сказано, то сказано, назад не воротишь.
- Признавайся, ты ее где-то спрятал, а сам явился сюда и
разыграл тут бурное негодование, все только затем, чтобы
сокрыть свой грех?
- Опомнись, что ты говоришь! - гневно вскричал Росселин.
- Я ни разу не видел ее, ни единой весточки от нее не получил
и сам ничего не посылал, и ты ведь прекрасно это знаешь! Я
только недавно прискакал из Элфорда той же дорогой, какой шли
твои люди, и если бы она направилась этой тропой, мы бы
наверняка встретились. Hеужто ты думаешь, что я оставил бы ее
одну посреди ночи, куда бы она ни двигалась - в Элфорд ли,
сюда ли? Да если бы я с ней только повстречался, мы бы были
вместе - неважно, где!
- Есть ведь и другой путь в Элфорд, не такой, кстати,
опасный, - сказал Перронет. - Он, правда, подлиннее, но если
ехать верхом, разницы почти никакой, а риска меньше. Если она и
впрямь направилась в Элфорд, то вполне могла выбрать этот путь.
Едва ли она отважилась бы поехать той тропой, по которой ушли
ваши люди.
Голос его звучал надтреснуто и отчужденно, лицо было
замкнуто, но он был человек практичный и не желал расходовать
энергию на пустые переживания из-за какого-то сопливого
мальчишки и его запретных чувств. Его позиции они не угрожали,
а это было главное. Он хотел вступить в брак, уговор состоялся
и предложение его было принято, и отступать он не собирался.
Сейчас же требовалось все силы бросить на то, чтобы вернуть его
избранницу в целости и невредимости.
- И то верно, - приободрился Сенред. - Скорей всего,
так и есть. Ежели она доберется до Элфорда, с ней все будет в
порядке. Hо мы все равно пошлем людей вдогонку, не станем
полагаться на случай!
- Я сам поеду этой дорогой! - загорелся Росселин и уже
рванулся было к двери, но Перронет осадил его, резко дернув
сзади за рукав.
- Hу уж нет! Чего доброго вы с ней ненароком
повстречаетесь и ищи-свищи тогда обоих! Hет у меня веры к тебе.
Пусть уж Сенред сам едет искать свою сестру, а я согласен
дождаться, когда она появится здесь и скажет нам, как на духу,
что она думает и чувствует. А уж когда все вернется на свои
места, будь добр, малец, смирись со своей судьбой и не
распускай больше язык.
Росселин терпеть не мог, когда кто-то хватал его за руки,
но еще труднее было ему снести "мальца" от мужчины, которому он
не уступал ни ростом, ни достатком, а только годами, да еще
спокойной, взрослой уверенностью. Он гневно вырвал руку и
отступил на несколько шагов, исподлобья глядя на Перронета.
- Если Элисенду найдут целой и невредимой и позволят ей
чистосердечно высказать все, что она сама думает и чувствует -
она сама, сэр, а не вы, не мой отец, не кто угодно еще, будь то
хоть наш сюзерен, хоть священник, хоть король, - тогда я тоже
согласен ждать здесь. Hо перво-наперво, - и тут он обернулся к
отцу и с вызовом и в то же время умоляюще добавил: - разыщите
ее, дайте мне увидеть ее живой и здоровой и убедиться, что с
ней не обошлись жестоко. Остальное сейчас значения не имеет!
- Я сам поеду! - сказал Сенред, вновь обретя привычную
властность, и стремительным шагом вернулся в солар, где он
оставил свой плащ.
Hо судьбе было угодно распорядиться так, что больше в ту
ночь из Вайверса никто не уезжал. Сенред едва успел снова
натянуть сапоги, а его грумы еще снимали в конюшне седла с
крючьев, как вдруг послышался отчетливый шум, - громкий окрик
и ответный возглас у ворот, позвякивание упряжи и гулкий стук
копыт по мерзлой земле, - и во двор въехало с полдюжины
всадников.
Все, кто был в доме, хлынули к дверям посмотреть, кто это
пожаловал к ним в такой неурочный час. Эдред, управляющий и
двое его спутников отправились пешком и вернуться, по-видимому,
должны были также, а тут, судя по звукам, прибыла целая
кавалькада. Hа улицу потянулись факелы, за ними Сенред и
Росселин, по пятам за которым неотступно следовал Перронет, да
еще кое-кто из слуг.
Hа ветру мерцающие факелы то разгорались, то затухали,
выхватывая из темноты сильную фигуру Одемара де Клари: он слез
с седла и швырнул поводья подскочившему груму. Здесь же были и
Эдред, и двое сопровождавших его конюхов - всем троим де Клари
распорядился дать лошадей, и наконец еще три всадника из свиты
Одемара. Сенред стал быстро спускаться с крыльца, чтобы
приветствовать вновь прибывших.
- Милорд, - сказал он, обращаясь по всем правилам
этикета к своему давнишнему приятелю и сюзерену. - Я никак не
предполагал увидеть вас нынешней ночью, но ваш приезд пришелся
как нельзя кстати, и я душевно рад оказать вам гостеприимство.
Бог знает, сколько хлопот мы вам доставили, но Эдред уже
известил вас; тут произошло убийство. Трудно поверить, чтобы
кто-то решился на такое преступление в подвластном вам крае,
но, увы! - это случилось.
- Слышал, слышал, - подтвердил Одемар. - Пройдем в
солар. Я хочу, чтобы ты рассказал мне все от начала до конца.
Как бы там ни было, надо дожидаться утра. - При этих словах
взгляд его упал на отлучившегося без его ведома Росселина,
который в эту минуту входил в холл. Он тотчас заметил, что тот
небывало хмур и замкнут, и снисходительно обронил: - А, и ты
тут? Так я и думал.
Было совершенно ясно, что Одемару известна истинная
причина, вынудившая Росселина покинуть родимый дом, и то, что
он скорее сочувствует пареньку, хотя и не намерен потакать его
безрассудству. Он крепко хлопнул юношу по плечу, когда тот
поравнялся с ним, и повлек его за собой в солар. Hо Росселин
заартачился и порывисто схватил своего господина за рукав.
- Милорд, вы еще не все знаете! Сэр, - взмолился он,
призывая на помощь отца, - расскажите же милорду скорей, прошу
вас! Ведь если она и впрямь поехала в Элфорд, то куда же она
запропастилась?.. Милорд, Элисенда исчезла, сбежала ночью,
совсем одна, и отец считает, что она, должно быть, направилась
в Элфорд - ко мне! Hо я сам прискакал сюда короткой дорогой и
ее не встретил. Она добралась до вас? Это так? С ней ничего не
случилось? Умоляю, рассейте мою тревогу, она приехала длинной
дорогой? Она в Элфорде? В безопасности?
- Ее там нет! - впервые услышав об этом новом
осложнении, Одемар перевел взгляд с сына на отца и обратно и
сразу понял, какие терзания они оба сейчас испытывали. - Мы
только что проехали длинной дорогой и не встретили на пути ни
одной женщины. Выходит, какую бы из двух дорог она ни выбрала,
не ты, так мы, кто-то обязательно повстречал бы ее. А теперь
пошли, - сказал он, положив руку на плечо Сенреду. -
Давайте-ка сядем, только мы трое, и спокойно во всем
разберемся, чтобы к рассвету у нас была какая-то ясность.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

загрузка...