ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


СОЛДАТ, НЕ СПРАШИВАЙ


Солдат, не спрашивай, как и что,
Там, где война, твое знамя вьется.
Легионы Безбожников брошены на нас,
Смелее воюй - и фортуна тебе улыбнется!
Это игрушки и презренная шваль:
Величие, слава, хвала и почет.
Людскую грязь земле оставь!
Только вера идет в зачет!
Кровь и горе, печаль и скорбь -
Нас эта участь ждет - учти!
Крепче держи, сжимай клинок!
Нет больше счастья, чем в битву идти!
Так будем же мы, Избранники Божьи,
Стоять пред Троном с мечами в руках,
Все мы молимся Господу Богу,
Он лишь один в наших сердцах!
Это боевой гимн колонизировавшей Космос
фанатической армии. Существовала только одна
сила, которая могла противостоять им - ДОРСАЙ!!!


1
...Гомеровская Илиада начинается словами: "Это история о ярости
Ахиллеса". История, которую поведаю я вам - о моей ярости. Я, Землянин,
выступил против людей двух миров, называемых Френдлиз: против Гармонии и
Ассоциации. Это история не о маленьком гневе. Это ярость, подобная
Ахиллесовой, это моя ярость - человека с Земли.
Вас это удивляет?
В те дни, когда сыновья более молодых миров являются более высокими,
сильными, более искусными и умными, чем мы, люди со старого Мира? Тогда,
как же мало вы знаете Землю и ее сыновей.
Оставьте ваши молодые миры и возвращайтесь назад, к материнской
планете. В благоговении коснитесь ее. Она все еще здесь и все еще такая
же. Ее солнце все так же светит над волнами Красного моря, которые
расступились перед Богом. Ветры все так же дуют в ущелье Фермопил, где
Леонид с тремя сотнями спартанцев сдержал орды Ксеркса, царя Герони, и тем
самым изменил историю. Здесь люди боролись и умирали, рождались и хоронили
своих близких. Все это было более 500 тысяч лет назад. В те времена новые
миры были только мечтой. Думали ли вы о тех тысячелетиях и поколениях
людей, которые рождались и умирали под одними и теми же небесами и на той
же самой земле и которые оставили на всех нас свои отметки в крови, на
теле, в душе?
Планеты... Им нет числа!
Люди с Дорсая стали прирожденными солдатами. Воинственные вне всякого
воображения, опытные, умелые, бесстрашные.
Люди с Культиса и Мары глубоко проникали во внутренний мир человека в
своих попытках дать ответы на вопросы, интересующие все человечество.
Ученые с Нептуна и Венеры настолько далеко ушли вперед по пути
умственного развития, что могли с трудом общаться с нами, обыкновенными
людьми.
Но мы... мы "тупые", низкорослые, простоватые люди старой Земли,
имеем нечто большее, чем любой из них. Мы все еще храним в себе человека,
генетику нашего рода! От которого прочие миры сохранили лишь осколки -
яркие, сверкающие, прекрасно обработанные...
Но ведь это только осколки!
Но если вы один из тех, кто подобных моему дяде Матиасу Олину
пренебрегает нами, то я приведу вам в пример Анклав св. Луиса, где 42 года
назад землянин по имени Марк Торр, человек великого видения, первым начал
строить то, что через сотню лет будет именоваться Окончательной
Энциклопедией.
Массивную, сложную и в то же время тонкую структуру. Вы уже сможете
увидеть ее с орбиты материнской планеты. Через сотню лет она уже будет
существовать, но никто не знает, как это произойдет. Теория Торра гласит,
что существует забытая память человечества - такая скрытая часть земной
человеческой души, которую юные миры утеряли и не способны больше никогда
вернуть.
Вглядитесь в себя. Идите в Анклав св. Луиса и присоединитесь к одному
из тех потоков людей, который приведет вас через коридоры и лаборатории
Проекта Энциклопедии в могущественную Индекс-комнату. В самое сердце
Энциклопедии, где громадные извилистые стены уже начали меняться, впитывая
знания, на приобретение которых затрачены тысячелетия. Когда весь интерьер
комнаты изменится окончательно, когда наладятся связи между различными
областями знания - появится то, чего никогда прежде не было, то, чего
никогда прежде и не могло быть.
Но как я говорю, сейчас это невозможно. - Просто посещение
Индекс-комнаты - это единственное, что я прошу вас сделать. Посетите ее,
совместив с днями отдыха. Встаньте в ее центр и сделайте то, что скажет
гид.
- Слушайте!
Слушайте. Напрягите всю вашу волю и слушайте! Слушайте - и ВЫ не
услышите ничего. И тогда ваш гид, нарушив эту почти нестерпимую тишину,
скажет вам, зачем он просил вас сделать это.
Только один человек из многих миллионов может что-то услышать в этой
комнате. Только один из многих миллионов людей, рожденных на Земле.
Но никто, ни один из тех, кто рожден на новых мирах и приходил сюда
слушать, не услышал ничего! Это ничего не доказывает, вы полагаете? Тогда
вы думаете неверно, мой друг! Для меня, одного из тех, кто пытался что-то
услышать - это изменило всю жизнь. Услышанное соприкоснуло меня с
полузнанием власти, с которой я впал в неистовство, желая уничтожения
людей двух дружественных миров - Френдлиза.
Так не смейтесь же над сравнением моей ярости с яростью Ахиллеса,
горькой яростью Мирмидонян перед стенами Трои. Между нами много общего.
Мое имя - Там Олин и мои предки - ирландцы. Но вырос я и стал тем,
кто я есть, на Пелопоннесе, в Греции, как и Ахилл. В густой тени
Парфенона, белеющего над Афинами, наши души, по воле дяди, спали, хотя ему
следовало бы растить их свободными под Солнцем.
Наши души... моя... и моей младшей сестры Эйлин.
- Слушайте!
Слушайте. Напрягайте всю волю вашу и слушайте!

2
Это была идея Эйлин - посетить Окончательную Энциклопедию, пользуясь
моим новым удостоверением служащего Бюро Коммуникаций. Обычно, я
поинтересовался бы, с какой это стати ей в голову пришла такая мысль. Но в
тот момент, когда она предложила мне это, какое-то невероятное щемящее
чувство охватило меня. Это не был страх, а что-то гораздо более сложное.
Оно было похоже на ощущение, которое возникает у человека перед великими
испытаниями. Нечто похожее, но гораздо слабее, бывает перед сдачей
экзаменов на зрелость. Но тут было еще что-то. Нет, еще раз говорю, это не
было страхом. Может быть, нечто похожее испытывает охотник, ожидающий в
засаде Боевого Дракона?
Всего лишь на мгновение это коснулось меня и этого оказалось вполне
достаточно. Я знал, что теоретически Энциклопедия предоставляет шанс всем
землянам, а так как Катлас считала поведение землян безнадежным, я не
обращал внимание на это чувство, решив бросить вызов всему миру -
отправиться, и притом как можно скорее, в Сент-Луис.
Была, возможно, и другая причина. Уж очень долго я не видел свою
сестру. Ведь в течение всех лет учебы я старался как можно меньше посещать
дом дяди. Поэтому был очень рад хоть немного побыть с ней и поделиться
переполнявшей меня радостью.
Я только что подписал годичный контракт с "Интерстеллар Ньюс Сервис".
И это сразу же после окончания Женевского Университета Коммуникаций! Хотя
Университет и считался лучшим учебным заведением, готовящим журналистов и
литературных работников для всех 14 миров, но такую работу могли
предложить начинающему выпускнику только раз в сто лет, если только вообще
могли предложить! "Межзвездные Новости" были закрытой и привилегированной
организацией. Поэтому я не стал спрашивать свою 17-летнюю сестру, почему
ей хочется попасть вместе со мной на Окончательную Энциклопедию, тем
более, что день и час она не назначила. Сейчас, оглядываясь в прошлое, я
могу только предположить, что она стремилась хотя бы на день убежать из
мрачного дома нашего дяди...
Дядя Матиас... брат нашего отца, который взял нас к себе. Эйлин и
меня, двух подростков, оставшихся сиротами после смерти родителей,
последовавшей в авиакатастрофе. И в течение всех последующих лет
старавшийся нас сломить. Нет, физически он не прикоснулся к нам даже
мизинцем. С его стороны не было ни малейшего проявления грубости или
посягательства на свободу поступков. Ничего этого не было. Он предоставил
нам в полную собственность богатейший из домов, изысканнейшую пищу,
одежду, машины - и находился в уверенности, что мы обязаны разделить с ним
и его собственный внутренний мир. Такой же темный и мрачный, как и его
большой неуютный дом. Такой же бессолнечный, как и глубокая пещера,
которая никогда не ощущала дневного света.
Его библия была написана в ХХI веке святым или дьяволом - Уолтером
Блантом, чьим девизом было "РАЗРУШЕНИЕ" и чья "Гильдия Часовни" позднее
дала рождение культуре Экзотики, на молодых мирах Мара и Культис. Нет
никакого сомнения, что на Экзотике всегда читали писание Бланта с
оглядкой, осторожно применяя его к действительности. Наш же дядя видел в
нем лишь догмы. День за днем он пытался заставить нас уверовать в это
кредо безвыходности. Он свято верил, что человечество молодых миров
отринуло нас, землян, подобно любому атрофированному органу. Но ни Эйлин,
ни я не могли смириться с этой мрачной философией, хотя мы и были тогда
еще детьми.
И вот, в один прекрасный день, мы совершили челночный полет из Афин в
Сент-Луис, а затем из него небольшим самолетом в Анклав.
Небольшой аэробус доставил нас прямо во двор Энциклопедии.
Припоминаю, что сходил по трапу последним.
Как только я ступил на бетонные плиты двора, опять что-то произошло
со мной. Как будто в глубине моего "Я" ударил гонг судьбы. Все произошло
настолько неожиданно, что я невольно остановился.
- Извините, - послышался приятный голос за моей спиной, - вы участник
тура, не так ли? Вы намереваетесь совершить посещение? Я ваш гид...
Я резко повернулся и обнаружил свое отражение в коричневых глазах
девушки, одетой в голубые одежды Экзотики. Она стояла, такая светлая и
жизнерадостная, как солнечный свет вокруг нее. Но что-то в ней не
соответствовало общему облику, которому она старалась соответствовать.
- Вы не с Экзотики, - внезапно выпалил я, поняв, в чем дело.
Она не походила на рожденных на Маре и Культисе. Уроженцы Экзотики
отличались от остальных людей. Их глаза выглядели бездонными и более
проницательными, чем у нее, да и у людей с остальных молодых миров. В их
взгляде всегда чувствовалась любовь к Повелителю Мира, который всегда был
где-то поблизости и обязательно с молнией в руке...
- Я служащая, - ответила девушка. - Меня зовут Лиза Кант... Все
верно, я родилась не на Экзотике...
Она вовсе не казалась обескураженной моим решительным разоблачением.
Несколько ниже Эйлин, с распущенными темно-каштановыми волосами, свободно
струившимися по плечам, с веселой улыбкой и в одежде, которая так шла ей к
лицу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

загрузка...