ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Дестроер – 6

Сергей Васильченко
«Укол мафии. Доктор Куэйк. Исцеление смертью»: Гермес; Ростов-на-Дону; 1994
ISBN 5-87022-055-6, 5-87022-056-4 (т. 2)
Оригинал: Warren Murphy, “Death Therapy”
Аннотация
…Там, где бессильны армия, ЦРУ, полиция и ФБР, на помощь снова приходят отважный Римо Уильямс и его мудрый учитель Чиун – мастер Синанджу. Они борются с торговцами наркотиками, раскрывают чудовищный замысел ученых – страшную машину для землетрясений, вступают в опасную схватку с врачами-убийцами
Уоррен Мерфи, Ричард Сапир
Исцеление смертью
Глава первая
Спустя два века после того, как отгремела война за независимость Америки, эхо которой прокатилось по всему свету, банкир из Айовы совершил во имя независимости страны нечто более значительное, чем мушкетный выстрел в солдат королевской армии.
Из швейцарского города Люцерн он отправил почтой обычного вида конверт из плотной манильской бумаги в свой офис по адресу: Министерство финансов, Вашингтон, округ Колумбия, США.
Конверт не отличался ни размерами, ни объемом содержимого: десять страниц, торопливо напечатанных утром в гостиничном номере. Из-за бешеной спешки в тексте были опечатки, да он и не садился за машинку со дня окончания Высшей школы бизнеса в Гарварде почти сорок лет назад.
На этих десяти страницах сообщалось, что над Америкой нависла угроза потерять независимость и шансы сохранить ее не так уж велики. Банкир оценивал их немногим выше, чем шансы самому остаться в живых, которые, он считал, близки к нулю.
Машинописный текст представлял собой меморандум президенту Соединенных Штатов Америки, но послать конверт почтой банкир не решился. Как не решился направить его и своему непосредственному начальнику, министру финансов. Банкир был его заместителем.
Итак, если открытие, сделанное Кловисом Портером, заместителем министра финансов по внешним связям, – сущая правда, а он в этом ничуть не сомневался, письмо не должно проходить через канцелярию президента. Иначе меморандум никогда не попадет в его руки.
Понятно почему. Доступ к президенту Соединенных Штатов становился частью того чудовищного пакета, который вскоре должен быть предложен для продажи на международных торгах. Именно Кловис Портер обнаружил это…
С подобной задачей не справился бы ни один разведчик мира, даже если бы точно знал, что следует искать. Чего он знать не мог. Только банкиру такой орешек был по зубам. И поскольку Кловис Портер, банкир, открыл нечто, ужаснувшее его своей очевидностью, ему предстояло умереть. Ни единому человеку во всей стране довериться было нельзя и не от кого было ждать помощи.
Стараясь скрыть волнение, Кловис Портер наблюдал за почтовым служащим, который поставил на конверт печать и, обратившись по-французски, спросил, не желает ли месье отправить письмо заказным. Получив отрицательный ответ, предложил воспользоваться услугами первого класса.
– Нет, не стоит, – небрежно бросил Кловис Портер.
– Тогда, может быть, авиапочтой? – не сдавался служащий.
– Это пожалуй. Почему бы и нет?
С подчеркнутым безразличием Кловис Портер оглядел маленькое помещение почты: кажется, никто не наблюдает… В Вашингтоне он вряд ли чувствовал бы себя в такой безопасности. А в Люцерне? Тут, пожалуй, спокойнее.
– Месье нравится Швейцария?
– Замечательная страна, – искренне откликнулся Кловис Портер, пододвигая служащему несколько бумажных франков. – Думаю пожить здесь еще две… а, может быть, и три недели.
То же самое он сказал портье в гостинице. В бюро проката автомобилей, где на две недели взял «мерседес-бенц», не забыл как бы между прочим сообщить о намерении задержаться и немного отдохнуть со знакомыми швейцарскими банкирами.
Из номера он заказал телефонный разговор с женой и, пока дожидался связи с Дубьюком, собственноручно набросал печатными буквами текст телеграммы некоемому смышленому молодому человеку, с которым познакомился три месяца назад в одном из офисов в Лэнгли, штат Вирджиния:
"Мистеру А.С. Джонсону.
175 Кормидер Роуд.
Лэнгли.
Дорогой мистер Джонсон. Точка. Движение крупных денежных сумм результат колебаний рынка. Точка. Ничего необычного. Точка. Вполне нормально. Точка. Остаюсь пару недель отдохнуть. Точка. Сожалею не смог обнаружить ничего необычного. Точка. Напрасно потрачены три месяца. Точка. К.Портер".
Закончив писать, он снял серый костюм, белую сорочку, темный галстук и аккуратно уложил все это в один из трех чемоданов, с которыми всегда путешествовал.
Кловис Портер был средних лет, еще довольно стройный. А когда надевал что-нибудь дорожное: спортивные брюки и рубашку с распахнутым воротом – выглядел так, словно всю жизнь провел на свежем воздухе.
Он заставил себя полюбить банковское дело. Хотя по-настоящему его влекло к просторам Айовы и американским равнинам. Как славно было бы провести последние дни вместе с Милдред где-нибудь там, – думал он. – И чтобы, когда пробьет час покидать этот мир, дети и внуки были рядом.
Однако все сложилось иначе. Кловис Портер сначала стал банкиром, потом организатором сбора средств для республиканской партии и, наконец, – заместителем министра финансов. Да, коли хочешь завершить жизнь, занимаясь землей, нечего начинать с Гарвардской школы бизнеса.
Кловис Портер надел итальянские прогулочные туфли из мягкой кожи и, убедившись, что ключ от номера на месте, взял написанную карандашом записку и направился вниз, в вестибюль.
Предупредив администратора, что телеграмма архисрочная и сугубо конфиденциальная, он постарался прочитать ее так, чтобы каждое слово могли слышать служащие отеля. Смысл мизансцены сводился к следующему: окружающие должны усвоить, что у него все нормально и об этом он информирует – срочно и секретно – своего адресата в Лэнгли. Уловив краем глаза, что его усилия не пропали даром, Кловис Портер резко повернулся, за что-то зацепился, и его рукописное творение очутилось на полу прямо перед регистрационной стойкой.
Администратор бросился поднимать его, бормоча что-то об «этих бестолковых американцах». Теперь уже все, кому интересно, были в курсе дел Кловиса Портера.
Он вернулся в номер и стал ждать связи с Дубьюком. Телефон зазвонил ровно через полтора часа.
– Алло! Алло! – послышался голос его жены. Кловис Портер сразу утратил все свое хладнокровие. Опершись на ночной столик, он едва сдерживал навернувшиеся слезы.
– Привет, дорогая, – хрипло отозвался он.
– Когда возвращаешься домой, Кловис?
– Недели через две, Милдред. Как ты себя чувствуешь? Как дети? Я скучаю по тебе.
– Я тоже скучаю, милый. Может быть, мне стоит прилететь в Швейцарию?
– Нет, сюда не надо.
– Кловис, если бы я не знала тебя так хорошо, поклялась бы, что ты влюбился в другую женщину.
– А почему бы и нет? Говорят: седина в бороду – бес в ребро.
– Кловис, я не знаю, что там происходит, но не могу ждать, пока это кончится.
– Это кончится скоро. Просто я собираюсь устроить себе передышку на пару недель здесь, в Швейцарии. Как дела у детей?
– У них все в порядке, милый. Джарман трижды за эту неделю находил свое призвание, а второго ребенка Клаудии мы ждем в конце ноября. Все как обычно. Только скучаем по тебе. Приезжай поскорее.
– Да-да, дорогая, – ответил Кловис и, почувствовав слабость в коленях, сел на кровать. – Я люблю тебя, дорогая. Я любил тебя всегда. Ты сделала мою жизнь счастливой. Мне хочется, чтобы ты знала об этом.
– Кловис, у тебя все в порядке? Все хорошо?
– Да, дорогая, не волнуйся. Я люблю тебя. До свидания.
Он положил трубку, расплатился за гостиницу и на взятом напрокат «мерседесе» направился в сторону городка Тан у подножия Альп. Приятно будет вдохнуть чистый горный воздух, – подумал он. – Подходящее место для того, чтобы спокойно умереть, не подвергая опасности жену и детей.
У конверта из манильской бумаги все же есть шанс попасть в руки президента, а значит, и у Америки есть шанс выжить. Пусть ценой его жизни. Кловис Портер не представлял себе, каким образом президент, даже узнав обо всем сможет остановить неизбежный ход событий. И на кого сможет положиться.
Неизбежность – забавная штука. Самое забавное, что он знает, как сделать первые шаги, чтобы предотвратить ее. Через несколько дней мисс Т. Л. Уилкенс, его секретарь, получит конверт. В нем обычные деловые бумаги. Вот как выглядит его послание:
"Кому! Т. Л. Уилкенс
От кого: К. Портера
О чем: Организация работы
Мне хотелось бы изменить стандартные формы нашей документации. Думаю, целесообразно вернуться к образцам, которые мы использовали ранее, в банке Айовы. Прилагаемый материал, как видно из его содержания, следует вручить главному исполнительному лицу непосредственно из рук в руки, не ставя более никого в известность. В будущем мы будем пользоваться бумагой марки «монарх» и конвертами формата 9 /4…"
Любой агент, бросив беглый взгляд на этот текст, принял бы его за набор служебных инструкций. И лишь очень внимательно прочитав до конца, мог предположить нечто, имеющее отношение к президенту. Если только мисс Уилкенс не оставит послание у секретаря президента, а настоит на личной встрече и будет ждать результатов на улице с упрямством, присущим фермерам Айовы, чья кровь течет в ее жилах, появится надежда. Это уже будет кое-что.
Кловису Портеру надоело ехать по горным дорогам. Его раздражал декоративный вид городков, словно сошедших с почтовых открыток. Он устал петлять среди деревьев.
Будь его воля, он мчался бы по прямому и ровному как натянутая струна шоссе, наслаждаясь божественными просторами. Любовался бы кукурузными полями, первыми побегами, которые станут упругими стеблями, превращая равнины в зеленые заросли. Ему виделись золотые волны безбрежных пшеничных морей. Он представлял себя на крыльце фермерского дома, представлял, как энергичным рукопожатием скрепляет удачную сделку с человеком, близким по духу.
Полученное образование и международный опыт, приобретенный в годы второй мировой войны, позволили Кловису Портеру занять пост заместителя министра финансов, курирующего сферу внешних связей, – своеобразная плата со стороны лидеров-республиканцев за его усердие в период предвыборной борьбы.
Казалось, он на вершине карьеры: четыре, максимум восемь лет в Вашингтоне и можно с чувством полного удовлетворения возвращаться в Айову, чтобы прожить там остаток жизни.
Вашингтон дал Кловису Портеру многое, однако ни долгие прогулки, ни жаркие дебаты, ни даже необычная компания, в которую он неожиданно попал, – ничто не могло вызвать того прилива сил, который он ощущал в Айове, в общении с друзьями.
Кловис Портер и предположить не мог, чем закончится для него состоявшийся три месяца назад короткий телефонный разговор с невинным предложением совершить поездку по крупнейшим валютным рынкам мира и представить экономический доклад.
Вот тогда бы ему и прислушаться к шевельнувшемуся в глубине души сомнению, отказаться от всего и уехать в Айову. Однако он этого не сделал. Чувство долга перед республиканской партией и страной одержало верх. На этом и сыграли те, кто предложил ему поехать на международные валютные рынки отыскивать нечто такое, что способен заметить лишь очень опытный финансист. Но как только удалось обнаружить это «нечто», Кловис Портер понял, что он больше не жилец, и решил, что лучше принять смерть вдали от родных и близких, чтобы не причинить им вреда.
Будь проклят тот день, когда позвонили люди из разведки и попросили совета по международным валютным операциям. Конечно-конечно, всегда рад помочь, – мысленно передразнил себя Кловис Портер, вспоминая тот злополучный телефонный разговор. Всего несколько вопросов в непринужденной обстановке, – пела трубка. – Ничего, связанного с делами по службе. Ничего, что могло бы обеспокоить господина министра финансов. Просто мнение специалиста о происхождении некоторых валютных тенденций.
Кловис Портер до мелочей помнил зимний день, когда преодолевая дождь и слякоть, он с трудом выбрался из Вашингтона и въехал в покрытое пятнами снега предместье Лэнгли, штат Вирджиния. В новом здании агентства он встретил обходительного молодого человека с сияющим лицом по имени А.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...