ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Инструктор рассказал, что его любимая ученица, молоденькая американка, работающая секретарем у одного из швейцарских банкиров, вылетает сегодня вечером вместе с шефом в Нью-Йорк и вернется обратно ровно через сутки.
Заведующий отделом КЮРЕ, который считал, что работает в Бюро по борьбе с наркотиками, имел какие-то основания предполагать, что этот швейцарский банкир был перевозчиком наркотиков, и поэтому спросил Смита, следует ли коммерсанта задержать прямо в аэропорту.
– Ни в коем случае! – ответил Смит. – Сделай так, чтобы на таможне его не досматривали.
– Но…
– Никаких «но»! – отрезал Смит. – Пропустите его без досмотра.
Положив трубку, он опять уставился в окно. Информация из Швейцарии дополняла ту, которой он уже располагал. Из дипломатических источников стало известно, что завтра в США состоится встреча руководителей разведывательных служб, которые намерены использовать для прикрытия миссии своих стран в Организации Объединенных Наций. Таким образом, и банкиры, и разведчики собирались в Штатах в одно время и на один и тот же срок. Это означало, что аукцион состоится завтра. Но где? Вопрос этот оставался пока открытым. Смиту не оставалось ничего другого, как терпеливо ждать, наблюдая, как за окнами плещутся воды залива Лонг-Айленд. Ждать и надеяться на чудо по имени Римо.
Телефон вновь зазвонил только в полдень.
– Смит.
– Римо, – ответил голос в трубке. – Она мертва.
– Аукцион назначен на завтра.
– Где? – спросил Римо.
– Не знаю. А может, из-за ее смерти аукцион отменят?
– Не думаю. Она занималась делами не одна, там есть кто-то еще.
– Кто?
– Пока не знаю, но узнаю.
– Получается, что мы так ничего толком и не узнали, – сказал Смит, почувствовав жжение под ложечкой.
– Не переживайте, Смит! Еще не вечер. К завтрашнему дню мы все это разузнаем. Предоставьте аукцион мне.
– Хорошо, Римо. Мы полностью полагаемся на вас. Поддерживайте связь!
После разговора с Римо у доктора Смита появилась надежда, хотя, если говорить честно, он не знал, как это можно организовать. Он встал из-за стола, собираясь покинуть кабинет, чтобы не слышать третьего звонка, но не успел. Пришлось взять трубку.
– Смит, – представился он и приготовился выслушать излияния о чувствах беспокойства, безысходности и робкой надежды.
– Да, я понимаю, – сказал Смит, чтобы поддержать беседу. – Да, я понимаю… Не волнуйтесь об этом, господин президент. Мы держим ситуацию под контролем.
Положив трубку, Смит задумался. Ну как можно сказать президенту правду? Как?! Да и где гарантии, что сам президент не оказался под влиянием неведомых растлителей умов?
Смит уселся за стол, решив сегодня не обедать. Он с головой ушел в бумажные дела, надеясь, что Римо, как всегда, сотворит чудо.
Несмотря на уверенность, которую Римо высказал в беседе со Смитом, сам он не имел четкого плана действий. Пока не имел.
Римо трижды пролистал досье, собранные в кабинете Литии Форрестер, но ничего интересного не нашел. Он сидел в кресле доктора Форрестер за ее рабочим столом и чувствовал себя в полной безопасности: дубовые двери защищали его от любопытных глаз. По всему столу были разбросаны папки. От бессилия и злости на себя за это бессилие он смахнул на пол бумаги, которые разлетелись по всей комнате. Несколько штук веером легли у дивана, на котором лежала связанная с кляпом во рту секретарша Литии Форрестер.
Она пришла на работу, как обычно, к девяти часам и обнаружила в кабинете Римо, занятого изучением досье. Вместо того чтобы закричать или убежать, она потребовала у неожиданного гостя объяснений и получила… удар по голове, после чего потеряла сознание. Теперь она лежала на диване и затравленно следила за каждым движением Римо.
В досье на себя и Чиуна Римо не нашел ничего заслуживавшего внимания: результаты тестов, заметки доктора Форрестер об агрессивных фантазиях Римо Дональдсона и еще какая-то ерунда в том же духе. И ни строчки о Дорфуилле, Портере, Баррете или Бенноне. Наверняка где-то хранятся секретные досье, – думал Римо. – Но где? Секретарша должна знать…
Он встал и направился к дивану. Секретарша глядела на него, как кролик на удава.
При великолепной внешности Литии, ей трудно было подобрать для работы женщину, которая могла бы составить ей конкуренцию, но она попыталась и, кажется, удачно.
На диване лежала миниатюрная статуэтка с рыжими волосами и огромными цвета изумруда глазами. А главное – живая, в отличие от той, мертвой, которая осталась на кровати в спальне.
Руки секретарши били замотаны за спиной клейкой лентой, которую Римо нашел на ее рабочем столе. От этого ее крупные груди под тонким свитером выпирали еще больше.
Римо сел на краешек дивана и, просунув руку под свитер, провел по вздрагивающему животу.
– Ты меня знаешь? – спросил Римо, глядя в изумрудные глаза.
Она кивнула.
– Ты поняла, почему я здесь?
Она пожала плечами.
– Где досье на меня?
Глазами она указала на шкафы, стоявшие у стены за столом.
– Его там нет, – слукавил Римо. – Где еще доктор Лития Форрестер держит досье на пациентов?
Секретарша снова пожала плечами.
Рука Римо змеей скользнула под свитер и замерла на ее правой груди. Вообще грудь не такая уж эрогенная зона, но надо знать, что делать. Римо слегка сжал грудь и тут же отпустил, нежно погладив.
– Подумай, как следует, где могут храниться остальные досье?
Свободной рукой он выдернул изо рта женщины кляп и, прежде чем она успела позвать на помощь, накрыл освободившееся место особым поцелуем, при котором язык играл важную роль. Не желая того, девушка возбудилась. Она уже не хотела звать на помощь, упиваясь неземными ласками Римо.
– Где находятся досье? – повторил он вопрос, отодвигаясь в сторону. – Это очень важно.
– Еще, еще… – задыхалась она.
– Где досье? – не уступал Римо.
– Некоторые из них… О-о-о… носят конфиденциальный характер. Если я скажу… меня уволят.
– Но не доктор Форрестер, – сказал Римо, нежно целуя девушку в шею. – Покойники мало интересуются делами земными.
– Покойники?! – вскрикнула секретарша.
– Я убил ее, – заявил Римо спокойно и впился во влажные губы девушки. А в это время его рука вычерчивала затейливые восьмерки и спирали вокруг ее груди. Особое внимание обращалось на сосок, которого он касался мимоходом, как бы случайно, отчего он каждый раз вздрагивал и набухал.
– Мне нужны эти досье, – сказал Римо твердо, – и я не остановлюсь ни перед чем.
Ласки расслабили волю секретарши, а грубый окрик подавил ее.
– В стенном шкафу в ее спальне, – пролепетала девушка. – Там встроенный в стену сейф. Но ключей от него у меня нет.
– Обойдемся! – улыбнулся Римо.
Он поцеловал девушку еще раз и нежно провел пальцем по губам, щеке, шее… и вдруг резко надавил на сонную артерию. Секретарша, радостно улыбаясь, потеряла сознание.
Римо вставил кляп на прежнее место и отправился в спальню. На тело Литии он даже не посмотрел.
Она лежала с открытыми глазами, в которых навечно застыли удивление и страх. Ручейки засохшей крови разрисовали ее прекрасное тело бурыми нитями. Ножницы замерли, перестав пульсировать.
Римо повозился с сейфом, но замок не поддавался. Тогда он стукнул по нему сжатым кулаком, и тяжелая дверь приоткрылась.
Внутри на трех полках ровными стопками лежали папки красного цвета. На каждой стоял порядковый номер. Римо трижды ходил из спальни в кабинет, пока не перенес их и не разложил аккуратно на столе.
Открывая первую сверху папку, Римо не знал, что он ищет и что может обнаружить. Ничего сенсационного он не увидел. Досье, составленное на заместителя министра обороны, ничем не отличалось от тех, которые Римо просматривал с самого утра: результаты тестов, через которые проходили все вновь прибывшие, страница карандашных заметок на листе желтой бумаги, сделанных мелким женским почерком. Римо пробежал эти записи: стандартный набор лекарской зауми. «Подавление чувства агрессивности. Безрадостное детство. Неприязнь к авторитетам», – передразнил он Литию Форрестер. – Интересно, почему проблемы разных людей кажутся такими одинаковыми, когда ими занимается психоаналитик?
Второе досье отличалось от первого только фамилией пациента и его служебным положением. Этот клиент работал в министерстве финансов.
Римо начал просматривать папки быстрее: номер три, четыре, пять… Во всех одно и то же: служащие государственных учреждений, результаты тестов и анализов, наблюдения доктора Форрестер.
Горы информации, и ни слова о том, что интересовало Римо.
Тяжело вздохнув, он встал из-за стола и начал мерить комнату мягкими бесшумными шагами. Ответ находится где-то рядом, в этих папках, – подумал Римо. – Но где? В которой? Теперь известен круг чиновников высшего ранга, которые обслуживались в Центре по изучению подсознания, а, значит, были подконтрольны Литии. Это важно! Очень важно! Но как она влияла на их поступки? Кто был ее партнером? Кто тот человек, перед которым она так рассыпалась вчера вечером по телефону? Надо искать дальше! – решил он. – Надо искать!
Очередная стопка папок: имена, должности, результаты тестов и анализов… И снова ничего интересного. Папка номер семьдесят один, семьдесят два, семьдесят три…
Нужная папка оказалась последней и не была пронумерована. Римо открыл ее – никаких анализов. На шести страницах, исписанных мелким неразборчивым почерком, содержалась краткая информация о работниках государственных учреждений. Римо пробежал глазами первую страницу и застонал: все те же имена, которые он уже видел в предыдущих папках, но внутренний голос приказывал: «Читай внимательнее! Читай внимательнее!»
Перед каждой фамилией стоял порядковый номер, после каждой фамилии – должность в госаппарате, номер служебного телефона и еще какие-то цифры. В колонке, озаглавленной «Тарифная сетка», после каждой фамилии значилась сумма гонорара. Римо даже присвистнул от удивления. Некоторые платили по двести долларов за один день пребывания в клинике, из которых половина шла на оплату ежедневного пятидесятиминутного «индивидуального собеседования». Большую часть расходов за услуги правительство брало на себя. Неудивительно, что страна задолжала четыреста миллиардов долларов! – подумал Римо с ненавистью.
Под каждой фамилией была еще одна запись, может быть, самая важная. Она делалась под рубрикой «Потенциал».
Итак, под номером один значился заместитель министра обороны. Его потенциал: добывание секретов, фальсифицированные документы.
Под номером два значился ведущий чиновник министерства финансов. Его потенциал: безопасность золота в Форт-Ноксе.
Римо внимательно прочитал весь список до конца. В нем были фамилии людей, чьи должности позволяли при желании или злом умысле ослабить безопасность Америки:
Бертон Баррет: разоблачение агентов ЦРУ.
Дорфуилл: бомбардировка с воздуха.
Вот оно! – обрадовался Римо – Докторша помечала, как можно использовать своих клиентов в случае необходимости. Расписаны все семьдесят два номера.
Римо аккуратно сложил листочки и, тяжело вздохнув, упрятал их в правый задний карман брюк. Смиту может пригодиться, – здраво рассудил он. – Семьдесят два государственных служащих, скомпрометированных Литией Форрестер. Может, их и больше, но и от этого списка волосы встают дыбом. Теперь известны имена хотя бы семидесяти двух ее клиентов… Кстати, а почему семидесяти двух?..
Римо взглянул на красные папки, лежащие горой на столе, и стал лихорадочно их перебирать, пока не нашел папку под номером семьдесят три. Странно, – подумал он растерянно, – папок семьдесят три, а список составлен на семьдесят два человека. Кого же нет в списке?
Римо достал список с именами, написанными в алфавитном порядке, и стал внимательно читать. Баррет Беннон… Дорфуилл… имена на "К", на "С", на "Ф"… Но одного имени в списке не было, хотя красная папка на этого человека имелась. Теперь Римо точно знал, что искать. Он еще раз порылся в папках и нашел нужную. Римо видел ее и раньше, но не обратил особого внимания, решив, что она ничем не отличается от других и в ней вряд ли может быть что-либо интересное. Теперь он с трепетом ловца, выследившего зверя, открыл папку и был вознагражден сполна.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...