ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


… В тот же день Римо выяснил, что огромные чемоданы «Дюралит» изготовляются из полихромида.
– Спасибо, дайте мне три штуки, – сказал он продавцу магазина «Турист».
– У них также специальное покрытие, защищающее от царапин. И, что особенно важно, новая удобная застежка.
– Три! – повторил Римо.
– Кроме того, – не мог остановиться продавец, – они с гарантией на восемь лет. Восьмилетняя гарантия…
– Дайте мне три, пока я не сделал из вас отбивную котлету, – сказал Римо улыбаясь.
– Что вы сказали?! – продавец с трудом удержался, чтобы не выбросить хама за дверь. Но, во-первых, он сбывал залежалый товар, а во-вторых, ему тогда не найти нового места.
– Три, пожалуйста! – приказал Римо. – Доставьте их немедленно в мой номер. Немедленно! – снова улыбнулся он. – Иначе я за них не заплачу ни цента. У вас в запасе полчаса. Действуйте.
– Хотелось бы встретиться с ним еще раз, – сказал продавец напарнику, когда покупатель скрылся за дверью. – Желательно в темном углу бара.
… Джентльмен желает, чтобы его вещи были застрахованы?
– Конечно, – сказал Римо. – Для меня они очень ценны. Даже бесценны. Застрахуйте их на шесть тысяч долларов. Каждый чемодан на две тысячи.
– Антиквариат?
– Нет, рукописи. Для меня они не имеют цены.
– Отлично! Через час наш человек заберет их из вашего отеля.
– Это вам обоим за труды, – сказал Римо, подавая десятидолларовую бумажку. – Чемоданы тяжелые, имейте в виду. И прошу вас, не побеспокойте старика, который в гостиной смотрит телевизор. Пожалуйста.
Глава двенадцатая
Римо был вынужден взять Чиуна с собой.
Ничего другого не оставалось. Чиун опять кое-что натворил. Как обычно, кто-то его якобы оскорбил, потом возникло небольшое недоразумение. Вот и все.
– Я не надеюсь, что человек, позволивший себе сюсюкать с этими тремя кретинами, способен это понять, – заключил Чиун.
– Хорошо, давай вспомним все сначала, – предложил Римо, укладывая в свой единственный чемодан две стопочки нижнего белья и аккуратно сложенный костюм. Затем занялся вещами Чиуна. – Значит, ты мирно сидел внизу, в ресторане… Правильно?
– Это так, – кивнул Чиун, показывая длинным указательным пальцем, что белый и синий халаты следует вывернуть наизнанку.
Чиун мог упаковаться и сам, но тогда они выехали бы из гостиницы не раньше, чем через день.
– А человек за соседним столиком, – продолжил Римо, – рассуждал о странах третьего мира, верно ведь?
– Это так.
– И сам ты не вступал в беседу?
– Это так.
– А потом что случилось?
– Не надо меня расспрашивать, словно неразумное дитя. Положи зеленый халат сверху.
– Придется сообщить о случившемся Смиту, – сказал Римо, откладывая зеленый халат в сторону.
– Ну конечно. Я и забыл, что имею дело с человеком, который шпионит за мной, – заметил Чиун. – Я и забыл, что все, чему я тебя научил, пустяки. Я забыл, что правила, которые спасают тебе жизнь, уже не имеют ко мне отношения, ибо известны тебе, а сам я не состою в твоей замечательной организации. Мне даже неизвестно, что это такое, – продолжав Чиун. – Так меня ценят! Кто я? Бедный учитель, ничтожный слуга… Положи сандалии в мешок!
– Позволь мне напомнить, папочка, что именно ты рассказал Смиту о моей способности работать, не достигнув пика.
– Если кто-то чувствует себя лучше, посыпая старые раны солью, пусть не отказывает себе в этом удовольствии. Я всего лишь ничтожный слуга.
– Чиун, черт побери! – вскричал Римо, запихивая первую из восьми пар туфель в один из восьми пластиковых мешков. – Когда главный претендент на титул чемпиона по боксу в тяжелом весе оказывается сидящим на полу от удара восьмидесятилетнего старца, нужны же хоть какие-то объяснения. Ты не считаешь?
– Никто не видел моего удара, – заметил Чиун.
– Но зато многие наблюдали, как Али-Баба или как там его, летел на пол. Надеюсь, этого ты не будешь отрицать?
– Они не видели моей руки, как не видел и тот молодой джентльмен, который, позволю заметить, стал бы, вероятно, лучшим учеником, чем ты, – заявил Чиун. – Я заглянул ему в глаза. Да и физические данные у него намного лучше. Но доктор Смит не привел ко мне для обучения такого славного парня. Нет, он появился с обломком кораблекрушения в руке, всплывшим из клоаки Америки, который насквозь провонял мясом и алкоголем и у которого был затуманен разум и отсутствовало чувство равновесия. Я сделал из него настоящего мастера… – Однако спохватившись, что сказал лишнее, Чиун быстро добавил: – По американским стандартам, конечно.
– И все же, как это произошло? – не сдавался Римо.
– Я был занят своими личными делами, когда он бросил мне в лицо необоснованные оскорбления. Я их, как всегда, игнорировал, потому что не люблю, ты знаешь, лишних беспорядков. Кроме того, я помнил о твоей привередливости и ничем не подкрепленных подозрениях.
– А потом?
– Меня вновь оскорбили.
– Что он сказал? – спросил Римо.
– Мне не хотелось бы тревожить старые раны.
– Старые? Это случилось полтора часа назад, и теперь несчастный ублюдок зализывает свои раны в больнице. Что же все-таки произошло?
В царственном молчании Чиун смотрел в окно.
– Твоя видеоаппаратура не вечна, папочка, а мне хорошо известно, что на новую ты из собственных средств не потратишь ни цента.
– Я пригрел на груди змею, – вздохнул Чиун. – Что ж, это мне наказание за великодушие и доверчивость. Человек в ресторане бросил клеветнические слова в адрес моей матери. Но я не реагировал до тех пор, пока он не нападал на меня.
– Что он сказал о… Постой-постой, кажется, догадываюсь. Он сказал, что все люди третьего мира – братья. Я прав?
Чиун кивнул.
– И обнял тебя за плечи в знак дружбы, да? Вот тогда ты и раздробил ему запястье? Я прав?
– Я не убил его только потому, что знаю, как ты избегаешь огласки. Но благодарности никакой! Ни слова признательности за то, что он поверил, будто сам раздробил кисть руки, ударившись о стул. Никакой благодарности за мою бескорыстную заботу о тебе и твоей расчудесной организации, к которой, заметь это, я сохраняю лояльность. Ничего такого! Зато добрых два часа я выслушиваю чудовищные угрозы лишить меня наиболее ценной части моей личной собственности.
– Что ж, ладно, – вздохнул Римо, уложив зеленый халат поверх остальной одежды в громадный сундук и с шумом захлопнув крышку. – Ты поедешь со мной, Чиун. Я не оставлю тебя здесь одного.
Римо отправил бы Чиуна в Фолкрофт, но сейчас там небезопасно. Это первая трудность. Вторая состояла в том, что не было никакой ясности, как поведет себя Чиун в Центре по изучению подсознания. Спросить Римо не решался. Чиун не любил, когда вмешивались в его личную жизнь, особенно в ее эмоциональную сферу.
Дежурный администратор в приемном отделении Центра по изучению подсознания сообщила господину Римо Дональдсону, что, к сожалению, не сможет принять его вместе с инструктором по физическому воспитанию из-за отсутствия свободных мест. Все забронировано на ближайшие три года. Однако, если господин Дональдсон захочет встретиться с ней после работы, чтобы обсудить возможность устроиться в какой-нибудь другой клинике, она будет рада.
– Более чем рада, мистер Дональдсон.
Ей не было еще и двадцати. Тонкая белая блузка едва прикрывала хорошо сформировавшуюся грудь. Девушка провела языком по розовым свежим губам, как бы невзначай опустив взгляд пониже брючного ремня Римо
Он наклонился к ней и почувствовал тонкий аромат духов. Ее тщательно расчесанные волосы, каштановым водопадом спадавшие на плечи, коснулись его щеки. Он придвинулся еще ближе и низким завораживающим голосом прошептал ей на ухо:
– Послушай! Меня ты должна принять, а то …обижусь.
Простые слова, произнесенные медленно и многозначительно, произвели нужное впечатление: лицо девушки зарделось, в глазах вспыхнуло желание.
– Мне хотелось бы… – произнесла она слабеющим голосом, – но доктор Форрестер лично регистрирует всех новичков. О-о, если бы я сама могла сделать это!
– Соедини меня с доктором Форрестером. Я поговорю с ним.
– С ней.
– Тем более.
– Увидев ее, вы забудете обо мне.
– Ты всегда будешь самой желанной.
– Правда?!
– Нет! – честно ответил Римо, улыбнувшись сладкому кусочку удовольствия.
– Мерзкий женоненавистник! – пролепетала она, с трудом сдерживая слезы.
– Что есть, то есть, – спокойно сказал Римо. – Женоненавистник, который не прочь затащить тебя в темный уголок.
– Я позвоню, но это бесполезно.
– Звони! – великодушно разрешил Римо, разглядывая просторную приемную. В Центре по изучению подсознания чувствовался размах: обширные помещения, пышные растения в горшках до пояса, огромные окна, открывавшие взору небо, землю и деревья. Девушка, лицо которой все еще пылало от возбуждения и неудовлетворенных желаний, нервно крутила диск плоского белого телефона, стоявшего на покрытом стеклом рабочем столе.
Римо медленно подошел к Чиуну, который наслаждался окружавшей его атмосферой и размышлял о деятельности Центра по изучению подсознания. Взглянув на Римо, он заметил:
– А ты ведь и на самом деле женоненавистник! С роду не видел такого циничного обращения с женщиной.
– Главное – результат!
– Почему ты не стал угрожать ей оружием? Результат был бы такой же.
Римо взял брошюру с журнального столика из хромированной стали, глянул первую страницу и усмехнулся:
– Тебе придется раздеваться в присутствии других людей, Чиун. Читай.
– У каждой проблемы есть решение, – сказал Чиун невозмутимо, даже не взглянув на брошюру. Он был увлечен созерцанием ландшафта за окном.
Римо пожал плечами. Ему ни разу не приходилось видеть Чиуна раздетым. Даже мокрой губкой старик обтирался под прикрытием складок одного из своих многочисленных кимоно. Меняя кимоно, он умудрялся делать это так, что снимал одно и надевал другое почти одновременно. Римо так не мог или, может быть, к этому не стремился.
Доктор Лития Форрестер проводила консультацию, когда раздался телефонный звонок. Полагая, что это ошибка коммутатора, где знали, с кем и когда ее соединять, Лития, Форрестер не ответила ни на первый, ни на второй… ни на пятый звонок. Но в конце концов все же подняла трубку.
– Я же говорила, что меня нельзя отвлекать во время консультаций! У нас нет ни одного места на ближайшие три… Дональдсон? Ты сказала Римо Дональдсон? Ну хорошо. Я побеседую с ним. Попроси его подняться ко мне через пятнадцать минут.
Она положила трубку, и рука ее неожиданно дрогнула.
– Он здесь! Он здесь! Он здесь! – В голосе Литии звучало предвкушение победы.
– Кто он? – спросил мужчина, с которым она только что беседовала.
– Тот, кого я мечтала заманить сюда. Этот человек может сорвать наши планы. Но теперь он здесь. Вот уж подарок судьбы.
– Но не бывает и добра без худа, – философски заметил мужчина.
Прежде чем Римо Дональдсон получил разрешение войти, доктор Лития Форрестер еще раз, без посторонних, ознакомилась с его досье.
Час назад, когда Беннон не позвонил ей в условленное время, она забеспокоилась.
Жаль, если он погиб, – подумала Лития Форрестер. – Всегда такой осторожный, основательный, исполнительный и аккуратный, инспектор ФБР Беннон… И его люди тоже… Генерал Ванс Уитерс отправился на тот свет. Полковник войск специального назначения, профессиональный убийца тоже погиб… и его люди. Что ж, добро пожаловать, Римо Дональдсон! – подытожила она мстительно. – Добро пожаловать для участия в турнире интеллектов, в котором и твой мозг, и твои половые инстинкты будут направлены против тебя. Мне известно о тебе многое. Ты – оружие в человеческом облике, но тебе предстоит состязаться с таким противником, который не только устоит перед тобой, но и уничтожит тебя.
Страх, который Лития Форрестер испытала, подумав о смерти Беннона, прошел. Она была готова к встрече.
Однако доктор Лития Форрестер не могла знать, что восемью этажами ниже старый человек с Востока, купаясь в лучах солнца, струившихся через большое окно, тоже размышлял о Римо.
Я подготовил тебя хорошо, сын мой, Шива, Разрушитель Миров, – шептали беззвучно губы старика. – Входи без страха в эту западню разума.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...