ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ларри считал, что оба они не правы. Когда белые увидят, каких выдающихся успехов добиваются негры, они изменят свое отношение к нам, – размышлял Ларри. – Но ни секундой раньше!
Труды не пропали даром. Ларри Гарранд стал стипендиатом Гарвардского университета, который окончил с отличием, несмотря на дикие головные боли, повторявшиеся каждые две недели. Ларри обращался за помощью ко многим врачам, но безрезультатно.
В то время у него не было отбоя от белых женщин, которые готовы были соединить с ним свою судьбу, но он сохранял независимость, желая показать, что чернокожие мужчины (он перестал употреблять слово «негры») интересуются не только развлечениями с беленькими кошечками.
Однажды вечером полиция проводила облаву в его родном районе Роксбери, где живут в основном негры. Был задержан и Ларри Гарранд, но его быстро отпустили: белые начали, наконец, понимать, что не все чернокожие ниггеры. Так ему казалось, по крайней мере.
Когда впервые объявились прически «афро». Ларри Гарранд упал духом. Они так глупо, так по-ниггерски выглядят, – думал он с раздражением.
Ларри Гарранду сначала присудили ученую степень магистра, а потом – доктора и не социологии или другой модной, но сравнительно легкой науки, привлекающей чернокожих соискателей, а доктора физико-математических наук. Головные боли все усиливались. Но Ларри ожидала блестящая карьера.
Доктор Лоуренс Гарранд был приглашен на работу в Коммисию по атомной энергетике при правительстве Соединенных Штатов Америки, где все называли его не иначе как «сэр». Ларри приглашали на приемы в Белый дом. В связи с одним открытием толстый журнал посвятил ему большую статью. Его мнением интересовались сенаторы. С ним советовались специалисты-практики. В его офисе только и слышалось: Доктор Гарранд занят… доктор Гарранд на приеме… доктор Гарранд будет позже… доктор Гарранд не сможет с вами встретиться, конгрессмен. Может быть, на следующей неделе…
Когда Гарранд понял, что стал признанным не только в Америке, но во всем мире авторитетом по вопросам захоронения отходов атомной промышленности, он впервые почувствовал удовлетворение от воплощения в жизнь мечты детства. Он купил золотистый «кадиллак» с откидывающимся верхом и теперь мог изредка слышать восторженный шепот:
– Вам известно, что этот выдающийся ученый и признанный авторитет сам водит свой золотой «кадиллак»?
Теперь Ларри Гарранд мог позволить себе слегка эпатировать публику: он стал коротко стричься а-ля африканец и носить дашики. В сочетании с золотым «кадиллаком» все это выглядело эффектно. Доктор Гарранд всегда практически помогал развитию афро-американских деловых контактов в отличие от тех, кто громко горланил на эту тему.
Однажды вечером, когда он ехал в деловую часть Нью-Йорка, машину остановил полицейский патруль. Выдающегося авторитета по вопросам захоронения атомных отходов остановили не в Мобиле, Билоксе или Литл-Роке, а в центре Нью-Йорка, и не за превышение скорости, проезд на красный свет или неправильный поворот.
– Всего лишь проверка, дружок! Выкладывай-ка водительские права и техпаспорт да побыстрее!.. Ну, конечно. Ты выдающийся авторитет по всем вопросам. Тебе все и обо всем известно…
– Я только пытаюсь объяснить, кто я такой.
– Послушай, ты, мистер Великолепие! Держи руки на руле, чтобы я их видел.
– Я запишу ваш личный номер, офицер. Вы получите неприятности.
– Я получу то, что мне нужно, – сказал патрульный, направляя луч ручного фонаря в лицо доктору Гарранду. – Заткнись и открой капот!
Ларри Гарранд нажал на кнопку для поднятия капота и мысленно представил себе, как этому наглецу в форме всыпет нагоняй его начальник, которого приструнят из Вашингтона. Сладость предстоящей мести заглушила обиду и гнев.
– О'кей, поезжай за мной! – приказал патрульный, возвращая документы.
– Что-нибудь не так?
– Следуй за мной! Нас будет сопровождать патрульная машина.
В тот памятный вечер всемирно известного специалиста по вопросам захоронения атомных отходов арестовали в Гринвиллском полицейском участке за неправильно оформленные документы на машину. В регистрационной карточке оказались другие номера. Доктору Гарранду разрешили позвонить по телефону. Поскольку из крупных политиков он знал только президента и нескольких сенаторов, то позвонил руководителю Комиссии по атомной энергетике. К телефону подошла его жена.
– О, прости, Ларри, но его нет дома. За что они тебя задержали?
– За неправильную регистрацию или что-то в этом роде. Я толком не понял…
– Это невероятно, Ларри! Скажи, чтобы они прислали тебе письмо. Я сообщу мужу сразу, как только он появится.
Затем его отвели в тюремную камеру, где уже находилось несколько человек: сутенер, не заплативший полицейскому, вечно пьяный мелкий хулиган, а также домушник. Все чернокожие.
Ларри Гарранд провел ночь в обществе этих жутких негров. Едва забрезжил рассвет, сумрачное холодное небо подернулось красноватой дымкой, что было видно через небольшое зарешеченное окно. И тут до него вдруг дошла одна простая азбучная истина, прогнавшая прочь и головную боль, и гнев, и обиду.
В тюремной камере находились не три негра и доктор Лоуренс Гарранд, а четыре негра, один из которых считал себя ведущим специалистом в области захоронения атомных отходов.
По какой-то труднообъяснимой причине он не мог думать больше ни о чем, кроме тех беленьких кошечек, которых сам когда-то отверг.
Конечно, Комиссия по атомной энергетике направила жалобу в полицейское управление Нью-Джерси, но Ларри это больше не волновало. Его по-прежнему почтительно называли «сэр», сенаторы просили у него совета, но Ларри Гарранд больше не заблуждался. Он уяснил, что в повседневной жизни, когда ночью едешь на автомобиле, ты просто негр. Ниггер.
Такая вот произошла история. В комнате установилась неловкая тишина.
Флорисса заметила, что доктор Гарранд слишком доверился белым. Цэрэушник предложил эмигрировать в Африку. Кое-кто попытался убедить доктора Гарранда, что переедание не может стать компенсацией за нанесенные оскорбления – слишком дорогая цена. Но Ларри Гарранд заявил, что нашел способ свести счеты, однако распространяться об этом не собирается. Доктор Форрестер не настаивала, чтобы он объяснился до конца.
И тут пожелал сказать свое слово Чиун.
– В мире сотни растений, которые расцветают каждое по-своему красиво, – начал он. – И все же ни одно из них не надеется, что другие признают это. Красота – это красота для всех, но каждый должен предпочесть ту, которая принадлежит лично ему и никому другому.
Все нашли выступление Чиуна весьма изысканным.
– Почему бы тебе не рассказать этому толстяку о глине, которую Бог слишком долго обжигал в печи? – шепнул Римо Чиуну. – Ему это понравится.
Многим захотелось узнать, о чем новички перешептываются, но Римо в ответ бросил довольно странную фразу:
– Сморкайтесь через уши!
Такой ответ был расценен как недружелюбный, а Флорисса нашла его особенно недружелюбным, хотя почти простила Римо за невнимание к своей персоне.
Дальше по программе присутствующие должны были касаться друг друга, прислоняться друг к другу и купаться в бассейне в чем мать родила. Доктор Форрестер при сем не присутствовала. Чиун объявил, что купание нагишом противно его религии, и поэтому одетым сидел у бортика бассейна.
Римо тоже попытался отговориться, заявив, что раздевание на глазах у незнакомых людей противоречит традициям американской культуры, но все дружно закричали, что он сам создает себе проблемы и американская культура тут ни при чем.
Римо разделся и плюхнулся в воду, проявив чудеса героизма, ибо на глазах у потрясенной публики вытащил начавшего тонуть мужчину, который особенно возражал против целомудрия американских традиций. Никто не заметил, как рука Римо совершенно случайно въехала в лицо мужчине, после чего он и пошел ко дну. Уже на поверхности Римо помог ему прийти в себя, применив особые приемы искусственного дыхания.
– Это только со стороны кажется, что я бью его по животу, – объяснил Римо.
Глава шестнадцатая
Первым сигналом о том, что Франция намерена участвовать в аукционе, стало просочившееся из коридоров власти сообщение, что Париж начал активно скупать золото. Только от Южной Африки Франция получила золота на сумму в семьдесят три миллиона долларов.
Совершив эту грандиозную сделку, Франция уведомила Министерство финансов США, что предпринимает эти меры для укрепления покупательной способности франка. Из Парижа были получены заверения, что меры эти временные и никакого вреда американскому доллару не принесут. Секретность продиктована высшими интересами государственной политики. Францию заботит стабильность франка и ничего больше. Делая это заявление, глава финансового ведомства Франции не грешил перед собственной совестью, он знал именно это и не больше. Ему поручили увеличить золотой запас страны, и он выполнял это задание со свойственной ему добросовестностью. Вскоре еще двести миллионов долларов золотом поступили в хранилища Французского национального банка.
Американский министр финансов был озадачен. Обычно действия правительств, осуществляющих подобные операции, напоминают действия букмекеров на скачках. Игра делается по телефону, с помощью записей и только в редких случаях – за наличные деньги.
Франция – наш союзник, и это нельзя забывать, – подумал министр.
Действия Франции были понятны господину Амадеусу Рентцелю из Дома Рапфенбергов, и нельзя сказать, что они его полностью удовлетворяли. На международной арене Франция занимала особое место, приходилось считаться с тем, что коротко выразил Шарль де Голль, где-то обронив: «Как можно управлять страной, которая производит сто семнадцать сортов сыра?» Но еще более господина Рентцеля беспокоили Великобритания и Россия, которые пока не определились.
Нельзя допустить, – думал он, – чтобы какая-либо из приглашенных к участию в аукционе стран отказалась. В самый последний момент эта страна может по злому умыслу или случайно насторожить Штаты, и тогда пиши пропало – катастрофа неизбежна.
В тот день Рентцель начал наводить справки. Ответы не заставили себя ждать. Англия и Россия не сказали твердого «нет», но и с «да» не спешили. Случай с ядерным бомбардировщиком и откровения сотрудника ЦРУ сыграли свою роль, но все это кабинетные штучки, – рассуждал Рентцель. – Необходимо что-нибудь из ряда вон выходящее… Ну, а как насчет господства на море? Нужна гарантия, что в пакет предложений, выставляемых на торги, будет включен и контроль над военно-морскими силами США. Верная традициям морской державы, Англия заглотит эту приманку. Россию тоже интересуют морские просторы, оборудованные порты и контроль над американским флотом.
Вечером того же дня господин Амадеус Рентцель, швейцарский банкир, связался с Соединенными Штатами и имел непродолжительный телефонный разговор с частным лицом.
– Только Джон Буль и Иван продолжают колебаться, – говорил он почтительно. – Надо бы показать им что-нибудь, связанное с флотом.
– Каких еще демонстраций они ожидают с нашей стороны? – спросил скучающий томный голос. – Мы прошлись по ВВС и ЦРУ. Какого черта им еще надо?
– Вы правы, сэр! Но они хотят дополнительных гарантий.
– Ну, хорошо, попробуем что-нибудь сотворить, – согласился после долгой паузы скучающий человек. Он тяжко вздохнул, как это делают люди, которые всем верят, а их постоянно обманывают, и спросил: – А как другие страны? Они согласны?
– Да, сэр! Буквально рвутся в бой. Я уверен, вы обратили внимание, что газеты сообщают о движении огромных денежных масс.
– Да-да, конечно. Мы дадим им что-нибудь этакое… Морское… Чтобы запомнилось…
Доктор Лития Форрестер сидела в своем роскошном кабинете с прозрачным потолком на десятом этаже и обдумывала трудную задачу: «Римо Дональдсон должен исчезнуть… Но как?..»
Замигала лампочка на телефоне, разбрасывая тонкие лучи по рабочему столу. Лития Форрестер быстро сняла трубку.
– Да?
– Сделай что-нибудь с военно-морским флотом.
– Что, например?
– Например все, что только взбредет в твою хорошенькую головку, стерва.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...