ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ты чувствуешь себя легко и свободно.
Римо слегка всхрапнул во сне и сладко причмокнул губами.
– Как тебя зовут?
– Римо… Дональдсон, – сказал он медленно.
– На кого ты работаешь?
– Центральное разведывательное управление.
– Кто такой Дестроер?
– Я. Кодовое имя, – говорил он не совсем четко, как бы во сне.
– Почему ты здесь?
– Заговор… против Америки. Должен узнать, кто… руководит.
– Тебе известно, кто руководит заговором?
– Нет.
– Тебе известно, кто стоит за этим заговором?
– Нет… не знаю.
– Римо! Слушай меня внимательно, – произнесла Лития, четко произнося каждый звук. – Я хочу тебе помочь! Ты меня слышишь?
– Да, слышу.
– Я хочу помочь тебе.
– Слушаю тебя.
– Есть заговор против нашей страны. План захвата Соединенных Штатов Америки. За ним стоит один человек. Его имя Краст. Адмирал Джеймс Бентон Краст. Повтори!
– Адмирал… Джеймс… Бентон… Краст…
– Адмирал Краст – преступник, – чеканила слова Лития Форрестер. – Он хочет подчинить себе страну. Его необходимо остановить! Ты должен остановить его!
– …должен остановить его… – эхом повторил Римо.
– Он на борту линкора «Алабама» в Чесапикском заливе. Через несколько часов он начнет приводить в действие свой план завоевания Америки. Ты должен остановить его! Ты знаешь как?
– …знаешь как?.. Нет, не знаю…
– Ты должен попасть на борт «Алабамы» и убить адмирала Краста. Понял? Повтори!
– Я убью адмирала Краста. Остановлю план завоевания Америки.
– Ты сделаешь это сегодня ночью! Сегодня ночью! Понял?
– Понял! Убью Краста сегодня ночью.
Лития нежно погладила левый сосок на груди Римо, а потом наклонилась и поиграла с ним кончиком языка.
– Тебе нравится секс? – спросила она, прильнув к самому уху Римо.
– Да, очень.
– Ты хочешь меня?
– Да! Я хочу тебя!
– Сейчас ты будешь крепко спать, – сказала Лития проникновенно. – Проснешься освеженным, радостным, наполненным новой силой и энергией. Я была с тобой все это время. Я была твоя. Ты подарил мне минуты истинного наслаждения. В постели мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой. Ты загасил огоньки в моих глазах. Мне очень хорошо, Римо! Мне никогда не было так хорошо! Когда ты проснешься, будешь помнить только это. А потом ты пойдешь и убьешь адмирала Краста. Ты спасешь страну! А теперь спать… спать… спать…
– Сплю. Я должен спать, – вздохнул Римо и якобы погрузился в глубокий безмятежный сон.
Лития легко спорхнула с дивана, переложив голову Римо со своих колен на подушку.
Она хочет, чтобы я убил адмирала Краста, – размышлял между тем Римо. – Но почему? Может, Краст о чем-то догадывается? А может, отказался выполнять приказы? Или это ее шеф, которого она решила убрать с дороги?
И тут Лития допустила ошибку, которая помогла Римо понять, что Краст – не шеф, а очередная жертва. Доктор Форрестер подошла к столу, сняла трубку и набрала номер из трех цифр.
– Как прошел ужин? – спросила она.
Должно быть, говорит с кем-то из этого здания, – додумал Римо. – Только здесь трехзначные номера.
– Все сделано! – доложила она радостно. – Точно так, как ты хотел.
Значит, ее партнер, а может, и шеф, находится где-то поблизости, – решил Римо.
– Завтра? – ответила она твердо.
Что значит завтра? – ломал голову Римо. – Может, убийство Краста должно привести в движение что-то еще?.. Но что?
– Я люблю тебя, милый! – сказала она с чувством и положила трубку.
Лития Форрестер была счастлива. Сегодня ночью этот Римо Дональдсон будет убит адмиралом Крастом и его телохранителями. А завтра адмирал устроит инцидент на флоте, который подтолкнет Англию и Россию к участию в торгах. Это был идеальный безошибочный план. Лития взглянула вверх на прозрачный купол и громко рассмеялась, взорвав интимную тишину кабинета. А потом она вдруг запела… запела ту самую мелодию, которую Римо за последние несколько дней слышал много раз, мелодию, которая так или иначе приводит к катастрофам и смертям.
Римо сразу узнал ее. Лития вернулась к дивану и, окинув презрительным взглядом мирно спавшего Римо, скинула платье, а потом прижалась своей обнаженной грудью к его обнаженной груди.
– Римо, проснись! – прошептала она ему в самое ухо. – Проснись, милый!
Римо начал медленно поворачиваться, как бы просыпаясь. Затем широко раскрыл глаза и, увидев рядом Литию, притянул ее к себе. Их губы слились в долгом жарком поцелуе.
– Вот так бывает! – сказал он тоном победителя. – А теперь подойди к зеркалу. Ты увидишь, что огоньки в твоих глазах погасли.
– Я знаю это и без зеркала, – сказала Лития. – Никогда раньше я не испытывала ничего подобного.
Римо поднялся с дивана.
– Разве ты не останешься, милый? Я хочу, чтобы ты повторил это еще раз, – сказала она просительно.
– Не могу. Нужно кое-что сделать. Теперь ты можешь на меня рассчитывать, если потребуется погасить огоньки.
Римо подошел к ней и жарко обнял. Скользнув рукой под платье, которое она успела надеть, он крепко, почти до боли, сжал ее ягодицы.
Потом оттолкнул и, не оглядываясь, ушел, чтобы предупредить адмирала Краста о нависшей над ним смертельной опасности.
Глава девятнадцатая
Ночью круизное судно, сверкающее гирляндами разноцветных лампочек, с залитыми светом прожекторов палубами напоминает разгуливающую по морям шлюху.
В противоположность ему военное судно можно сравнить с девушкой из рабочих кварталов бедной, но гордой и честной. Никаких излишеств, никаких украшений, все естественно и предназначено для долгого и трудного семейного счастья, а не для кувыркания в сене.
Линкор «Алабама» – именно такой корабль, – думал Римо, стоя на пирсе, омываемом волнами, и вглядываясь в Чесапикский залив, где в четырехстах ярдах от берега покачивался на волнах линкор – гора металла, вспыхивающая темно-серыми отблесками от случайного луча света.
На таком расстоянии трудно было рассмотреть дюжину вооруженных до зубов людей в комбинезонах морских десантников-подрывников, которые по распоряжению адмирала Краста охраняли его каюту, имея приказ стрелять без предупреждения при любом подозрении.
Сам адмирал находился в это время в каюте капитана, расположенной за ходовой рубкой, и возлежал на широкой кровати, именуемой в соответствии с уставами ВМС койкой.
Адмирала занимали мысли, далекие от военных дел и личной безопасности. Подобно матросам-первогодкам, отправившимся в конце недели в увольнение в незнакомый порт, он думал только об одном: как бы трахнуться с какой-нибудь красоткой. После пяти лет вынужденного воздержания было приятно вновь почувствовать себя в форме, которую он обрел благодаря Литии.
Лития Форрестер, – мысленно повторил он дорогое имя. – Моя жизнь опустеет без тебя… опустеет, но не закончится. Ты подарила мне возможность наполнить ее. Твой бесценный дар будет приносить радость и счастье без тебя, но благодаря тебе.
Адмирал Джеймс Бентон Краст был уверен, что влюблен в Литию, но это не исключало других женщин. Он намеривался проверить на практике эту заманчивую теорию. Многократно проверить! – хохотнул он про себя, предвкушая необыкновенные похождения, на пороге которых он стоял.
А в это время к борту корабля бесшумно подошла небольшая моторная лодка и тихо закачалась на волнах под носовой частью линкора, где не просматривалась с палубы. Расстояние до ватерлинии составляло примерно шесть футов.
Римо Уильямс привязал лодку к толстому якорному канату и, оттолкнувшись от сиденья, ловко, как обезьяна, полез вверх. Ухватившись за палубный леер, он подтянулся, чтобы лучше рассмотреть через прорези в стальном борте, что происходит на корабле. Почти у самого борта прошел автоматчик в хлопчатобумажной куртке защитного цвета, надетой поверх спортивного свитера. Чуть подальше виднелись еще двое вооруженных парней.
Дождавшись, когда автоматчик повернулся к нему спиной, Римо легко перемахнул через невысокое палубное ограждение, бесшумно в несколько прыжков преодолел двадцатиярдовое расстояние до боковой двери в палубной надстройке и тенью юркнул внутрь. Оказавшись в узком коридоре, Римо быстро снял свою спортивную рубашку и надел ее застежкой назад. В сочетании с темными брюками этот маскарад делал его похожим на матроса.
Не теряя времени, Римо направился к центру корабля, полагая, что где-то там должна находиться каюта капитана. Через три пролета он повернул налево по переходу и оказался у люка и траповый колодец, который и вывел его к центру корабля. Перед одной из дверей стоял вооруженный автоматом матрос. Вероятно, это и была каюта капитана.
Не долго думая, Римо снял со стены огнетушитель и, держа его на руках, как держат обычно младенцев, направился по-матросски вразвалочку в самый конец коридора с заветной дверью посередине.
Завидев его, матрос, охранявший каюту командира, насторожился. Римо приветливо кивнул ему, продолжая что-то тихо напевать.
– Стой! – крикнул матрос. – Куда идешь?
– Вон туда, в конец коридора. Велено заменить огнетушитель, – ответил Римо, держа баллон так, чтобы не была видна рубашка. – Старый пойдет на перезарядку.
Матрос сначала заколебался, потом махнул рукой.
– Ладно, иди. Только побыстрее.
– Есть! – отчеканил Римо и сделал шаг в сторону матроса. Поравнявшись с ним, он ударил охранника огнетушителем по голове. Матрос рухнул на пол.
Надеюсь это надолго, но не навсегда, – подумал Римо и шагнул к двери каюты.
Адмирал Краст сидел на кровати, собираясь позвонить Литии. Ему безумно хотелось ее увидеть и ради этого он готов был подключиться к ее глупым лечебным программам.
Неожиданно дверь каюты распахнулась и тотчас закрылась. Перед удивленным взором адмирала предстал неизвестный ему молодой человек.
– Адмирал Краст? – спросил он бесцеремонно.
– А вы искали здесь Джона-Пола Джоунса? Какого черта вы вламываетесь без стука а мою каюту? Кто вы?
– Все это не имеет значения, адмирал, – сказал Римо спокойно. – Я пришел сообщить, что ваша жизнь в опасности.
Еще один псих явился предупредить о Римо Дональдсоне, – подумал Краст. Но, взглянув повнимательнее в холодные глаза незнакомца, понял, что перед ним стоит Римо Дональдсон собственной персоной. Теперь от умения вести себя в столь щекотливой ситуации зависела его жизнь.
– Входи, приятель! – пригласил адмирал. – О чем все-таки речь?
– Адмирал, я знаю, что вы знакомы с доктором Литией Форрестер, не так ли?
– Да, это так.
– Она намерена убить вас. Более того, она абсолютно уверена, что я сейчас убиваю вас ради нее, – сказал Римо тихо.
– Я встречался с этой красивой женщиной всего два раза в жизни, – удивленно поднял брови адмирал. – Зачем ей понадобилось убивать меня? Не понимаю.
– Она участвует в антиправительственном заговоре, адмирал. Мне неизвестны его детали, но вы каким-то образом мешаете им, поэтому вас решили убрать.
– А ты кто такой? – воскликнул ничего не понимающий Краст. – Откуда ты обо всем этом знаешь?
– Я всего-навсего простой государственный служащий, адмирал, – сказал Римо, делая шаг по направлению к Красту. – Мне по службе положено знать это.
– Какие действия следует предпринять? – спросил адмирал деловито.
– Удвойте охрану на корабле. Прикажите не пускать к вам никого из посторонних в течение ближайших двух-трех дней.
– А что будет потом?
– Думаю, через пару дней все закончится, – сказал Римо. – У меня мало времени, адмирал. Но поверьте мне и не показывайтесь нигде хотя бы два дня. Особенно опасайтесь контактов с доктором Форрестер. Будьте бдительны и осторожны! Извините, что не могу рассказать больше.
– Секретно?
– Совершенно секретно.
Внезапно за спиной Римо распахнулась дверь, и он почувствовал приставленное к шее дуло автомата…
– С вами все в порядке, адмирал? – спросил вошедший.
– Да, а что с матросом, стоявшим у двери?
– Лежит без сознания. Мы заметили его в коридоре и решили прорываться к вам.
– И правильно сделали, – кивнул адмирал, продолжая сидеть на кровати.
Наступившую тишину нарушил телефонный звонок. Адмирал жестом приказал охранникам подождать и снял трубку.
– Да, Лития, – проворковал он. – Одну секунду. – Адмирал улыбнулся Римо, отчего у того засосало под ложечкой:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...