ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Ты все делаешь правильно. Нам придется попытаться еще раз позднее.– Проклятие, – проворчала Тина из-за моей спины. – Я хочу поймать этих маленьких негодяев сейчас.– Мы скоро их поймаем, – успокоил Синклер, обнимая ее за плечи. Для этого ему пришлось наклониться, поскольку роста она была невысокого. – Давайте пока вернемся в отель и отдохнем. Где Моника?– Я здесь, – ответила та с другой стороны улицы. Она быстро перешла дорогу на красный свет – вампиры не соблюдают правила уличного движения – и присоединилась к нашей группе. – Нам не повезло. Я надеялась...– В следующий раз повезет, – пообещал Синклер.– Проклятие! Нам придется потерять еще один вечер? – спросила я сварливо. – Я не могу ждать.Синклер пробормотал что-то в ответ, но что именно, я не разобрала. Тем лучше для него.– Классные туфли, – заметила Моника, глядя на мои ноги.– Да, – согласилась я, польщенная. Я была одета во все черное – штамп, конечно, но он соответствовал таинственности вечера – за исключением обуви. Это были светлые шпильки с бабочками на каждом каблуке. Обычно я стараюсь избегать туфель из пластика, но в этот раз сделала исключение. – Правда, они красивые? Шестьдесят девять долларов девяносто пять центов с моей скидкой.– Это настоящие бабочки? – поинтересовалась Тина.– Нет, – ответила я обиженно.– Ах да, разумеется. Ты ведь в Обществе защиты животных.– Больше нет. Они немного перешли границы. Я хочу сказать, что я по-прежнему против того, чтобы кроликам намазывали глаза бритвенным кремом, но они пытаются помешать исследованиям СПИДа. Это уже чересчур.– Хорошо, – вкрадчиво произнес Синклер, – что твои взгляды меняются так же быстро, как твой гардероб.– Мм... спасибо. – Это комплимент? – Но я все же не буду носить настоящих бабочек на туфлях.– В них удобно? – спросила Моника. – Каблуки такие высокие.– Комфорт не важен. Они ведь недорогие.– Это, конечно, захватывающий разговор, – вмешался Синклер, – но скоро взойдет солнце, и мне не хотелось бы сгореть заживо, пока вы, дамы, обсуждаете обувь.– Скажите, какой привередливый. Пока, ребята, увидимся.– Я провожу тебя к твоей машине, – быстро сказал он.Я засмеялась.– Зачем? Что может со мной случиться? Плохие парни сегодня уже не появятся... они если и появлялись, то не здесь.Он долго колебался – может быть, надеялся полапать меня на парковке? Затем сказал:– Ну что ж, как хочешь.Спустя пять минут я стояла на парковке. Мой «форд» был единственным на третьем уровне. Хорошо, что я была уже мертвой, а то умерла бы от страха. Миннеаполис, конечно, не самый криминальный город, но не хотелось зря искушать судьбу.Я отперла дверь машины и собиралась открыть ее, когда заметила, что туфли протерлись на пальцах. Две пары за одну неделю! Образ жизни вампира губил мою обувь. Просто ужасно.Мне пришлось наклониться, чтобы лучше разглядеть потертость, и тут же над моей головой раздался глухой удар! Я быстро выпрямилась и увидела толстую деревянную стрелу, дрожавшую в металле между окном и крышей моей машины.Я резко обернулась. Около одной из бетонных опор появился подросток лет восемнадцати-девятнадцати; в руках он держал самострел. Я услышала звук пролетающей стрелы, пущенной в то место, где я стояла, и сделала шаг в сторону, когда подонок разбил стекло со стороны места водителя.– Прекрати! – заорала я. – Что ты делаешь? Мне почудилось какое-то движение.Я снова отскочила, и парень прыгнул за опору, когда из-за его спины вылетели еще две стрелы. Прекрасно. Значит, там тоже кто-то скрывался.– Что, оказались слишком умны для нашей ловушки? – закричала я. – Я потратила целый вечер, а вы появились только сейчас? В следующий раз... – Я увидела стремительно приближавшуюся ко мне стрелу и в последний момент опять увернулась. Представляете, как подскочил адреналин в моем бессмертном теле... – Назначьте встречу.– Заткнись, ты, вампирская шлюха, – прошипел кто-то сзади.– Замечательно! – проворчала я. – Вы даже не знаете, кто я такая.Послышались приглушенные шаги. Они таки были осторожны: я и не заметила, как попала в засаду. Зато теперь я замечала все. Там было по крайней мере три человека, может быть, четыре.Внезапно мне снова захотелось сменить место – благодарю тебя, внутренний голос, – и на этот раз несколько пуль застряло в дверце автомобиля. Затем еще одна попала в мое плечо.– Ооооо! – жалобно протянула я. Мне показалось, что меня ударили бейсбольной битой. Несколько секунд я чувствовала боль, затем плечо онемело. – Вам повезло, мальчики, что у меня дома еще миллион футболок. Что я вам сделала?Стоявшие позади меня тихо перешептывались, а парень у бетонного столба – голубоглазый блондин, словно сошедший с обложки рекламного журнала, – выглядел удивленным. Он, не отрываясь, смотрел на меня, как будто чего-то ждал. Чего? Чтобы я взлетела на воздух? Эти пули были особенными?Наконец один из нападавших заговорил:– Стой смирно, проклятая вампирша.– Ты что, под кайфом? У меня на лбу написано, что я вампир?– Нет, – признался мой потенциальный убийца.– И прекратите ломать мою машину. – Она должна была послужить мне как минимум еще год. К счастью, «форды» делаются прочными. – Кто вы вообще такие?– Мы «Воины клинка», – раздался женский голос за моей спиной. Ее не было видно – она хорошо спряталась; я даже не чувствовала ее присутствия. Я обвела всех взглядом, и тип возле опорного столба добавил, не сводя с меня глаз:– Мы охотимся на вампиров.Я хмыкнула. Что ж, по крайней мере они перестали стрелять в меня.– «Воины клинка», говорите? Серьезно? Довольно-таки глупое название. Кто его придумал?Они растерянно молчали.– А что касается охоты на вампиров, – продолжала я самоуверенно, – то вы только теряете на этом деньги. Сколько вам стоили боеприпасы?– Много ты в этом понимаешь, – презрительно хмыкнул блондин.– Уж по крайней мере я не бегаю как дура с самострелом по ночным улицам. И вообще четверо на одного? Не очень-то честно.– Но ты вампир! – возразила женщина. Она приблизилась ко мне футов на десять и пыталась отвлечь меня, пока трое ее дружков что-то затевали. – Ты убиваешь людей!– Неправда! Я в своей жизни убила только одного человека, и то уже мертвого. Я же сказала вам, ребята, что вы ничего обо мне не знаете. Разве из-за того, что я вампир, я автоматически заслуживаю того, чтобы меня расстреляли на месте?– Ну да...– Вот как? Вы дерьмовые молокососы, но я ведь не пытаюсь убить вас. Хотя могла бы, если вы не оставите в покое мою машину, – пробормотала я.Закончив свою речь, я решила, что пора убираться подобру-поздорову, пока удача мне не изменила. Слава Богу, я припарковалась на правой стороне. Я быстро пересекла шесть футов до стены, по дороге увернувшись от еще одной пули и двух стрел, и, не сказав больше ни слова «Воинам клинка», перепрыгнула через ограждение и промчалась через три этажа на улицу. Глава 12 Я выскочила на улицу, схватила первого попавшегося человека, извинилась и потащила за сарай. Мне срочно требовалось восстановить силы. Как всегда, ощущение от выпитой крови было физически восхитительным, но эмоционально я чувствовала к себе отвращение.Через несколько секунд (я всегда делала это быстро) мой донор мирно спал на груде картонных коробок. По его лицу блуждала улыбка. Ночь выдалась теплая: с ним все должно быть в порядке. Кроме того, вряд ли кто-нибудь смог бы его обнаружить, не зная заранее, что он там.Мое плечо зажило словно по волшебству, еще до того, как я покинула аллею, и я с удивлением почувствовала, как пуля вышла из тела и упала в бюстгальтер.Я вытащила ее и стала рассматривать, хотя в пулях разбираюсь не лучше, чем в искусственных членах. Поэтому через какое-то время я просто убрала ее в карман, решив показать позднее Синклеру. Или, возможно, Нику Берри... коп знал все о таких вещах. Если я осмелюсь вовлечь его в это дело.Я добралась до дома перед самым рассветом – слава Богу, в городе работали ночные такси! – и, попытавшись заплатить за проезд, поняла, что оставила кошелек в машине. Пришлось, проигнорировав укол совести, загипнотизировать водителя старым вампирским приемом, и он уехал, возбужденный до кончиков ногтей.Конечно, как и следовало ожидать, при моем появлении начался шум-гам. Марк и Джессика одновременно заорали на меня, и Джессика тут же принялась названивать кому-то по мобильнику. Марк заставил меня снять футболку, чтобы осмотреть рану.– Хм... – пробормотал он, тыкая в мое плечо, словно оно было куском говядины. – Я ничего не вижу.Я закашлялась, но не стала распространяться на тему своего чудесного исцеления.– Кому ты звонишь? – спросила я Джессику.– Ты знаешь кому, – бросила она, а затем пролаяла в телефонную трубку: – На Бетси было совершено нападение. Она сейчас здесь.– А-ах, только не Синклер! – Я взглянула на часы. – Возможно, он не успеет доехать сюда до рассвета.–Да, он совершенно бесполезен, – поддакнул Марк. Он поднял мою рубашку. – Можешь выбросить ее, цыпленок, она погублена. Что ты испытывала, когда в тебя стреляли?– На редкость дурацкий вопрос для человека, который учился в медицинской школе! Было больно!– Я хочу сказать, может быть, вампиры чувствуют иначе? Я видел много ранений в больнице, но ни одного, которое зажило бы через час.– Откуда мне знать? Раньше в меня никогда не стреляли. То есть я видела, как в меня летели пули...– Как в «Матрице»?– Нет. Они были похожи на бейсбольные мячи, пущенные со всей силой. Я могла уворачиваться от них, но приходилось буквально вертеться на месте.– Слава Богу, ты в порядке, – удовлетворенно сказала Джессика, и я вспыхнула от удовольствия, но она все испортила, добавив: – Идиотка! О чем только ты думала?– Эй, не ори на меня! Я думала о том, как бы дойти до машины и приехать домой. В чем же состоит мое преступление?– Я повешу этого Синклера, – пробормотала Джессика. От злости ее скулы заострились, придавая ей сходство с египетской королевой. – Втянул тебя в это... сделал тебя приманкой...– Он тут ни при чем. На меня напали позднее. «Воины клинка»... – я с трудом удержалась от смешка, – поджидали меня на автостоянке...Марк поднял брови от удивления и обменялся с Джессикой взглядом.– Я понимаю, как это звучит, – сказала я.– Плохо, – ответила Джессика.– Очень плохо, – добавил Марк.– Меня позабавило название этой шайки, но вы правы: это не смешно. Засада. Ха. Послушайте, я собираюсь принять душ: хочу освежиться. Поговорим через несколько минут, о'кей?К моему раздражению, все время, пока я мылась, они поджидали меня за дверью. По крайней мере там не было Мари – было бы ужасно объяснять ребенку, что произошло сегодня вечером.Я вышла из ванной в чистых хлопчатобумажных шортах и свежей футболке и начала спускаться. Во время долгого путешествия по лестнице в главную гостиную Джессика и Марк засыпали меня вопросами.– Как тебе удалось убежать? Рассказывай все, – приказала Джессика, а Марк добавил:– Начни с самого начала: «Я, взрослая бестолковая блондинка, беззаботно вышла из дома шесть часов назад» и закончи словами «а затем вернулась вся в крови и безумно усталая».– Разве это не может подождать? – проворчала я. – Мне все равно придется еще раз пересказывать это Синклеру. Боже, что за ночь! Я буду рада, когда наступит утро.Как раз в этот момент парадная дверь распахнулась с таким грохотом, что мы все буквально подпрыгнули на месте, и – внимание! – появился принц тьмы.– Ты в порядке? – требовательным тоном спросил Синклер, пересекая комнату быстрыми шагами и заглядывая мне в лицо.– Входите, пожалуйста, – насмешливо приветствовала его я. – И не забудьте вытереть ноги. Я в полном порядке, так что незачем было опрометью нестись сюда. Где твои ботинки? – Синклер был в костюме, цилиндре и босиком.Он принялся нетерпеливо водить ладонью по моему лицу, шее, плечам, рукам. Я слегка оттолкнула его, когда он попытался приподнять мою рубашку, чтобы осмотреть живот.Но не успела я начать свой рассказ, как внезапно почувствовала слабость. Ужасную слабость. Я покачала головой, стараясь стряхнуть сонливость, и поняла, что за окном сделалось намного светлее.– Ууу-ооо, – только и смогла я произнести, когда гостиная вместе с Синклером поплыла у меня перед глазами, и ковер бросился мне в лицо.– Как мне было плохо, – сказала я спустя пятнадцать часов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...