ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– В чем дело? – Это был Марк, стоявший справа от меня. – Ты в порядке?– Нет.– Что случилось? – спросила Джессика, поспешно спускаясь с лестницы. Удивительно, что, даже не видя их, я в точности знала, где они находятся. – Произошло еще одно убийство?– Нет, – ответила Тина. – Сегодня вечером мы встречались с другими вампирами, которые недавно приехали в город. Эта встреча... прошла не очень хорошо.– Именно так, – вмешался Синклер, садясь возле меня. – И это очень интересно.Я села на софе и уставилась на него. Ничего себе, «интересно»!Приехавшие вампиры – их оказалось около полудюжины – сделали все, чтобы проигнорировать меня, и в комнате было так холодно от их враждебности, что я начала дрожать.О, они вели себя весьма почтительно по отношению к Синклеру и повторяли «мой король» и «ваше величество», но со мной никто не разговаривал.– Почему они так ненавидят меня? – спросила я, когда мы вернулись домой.– Просто завидуют, – сказала Тина, прежде чем Синклер успел ответить. Она сидела в кресле напротив кушетки и смотрела на меня с сочувствием. – Ни один вампир в истории не делал то, что делаете вы.– Что именно?– Вы носите крест вокруг шеи как ожерелье! Я просто не могу на это смотреть.– О, от этого я чувствую себя лучше.– Вы знаете, что я имею в виду. В их оправдание хочу сказать, что они еще не свыклись с мыслью о вашей власти. Все произошло слишком быстро. Многие из них подчинялись Ностро сотни лет или больше. А вы стали королевой только три месяца назад.– И Синклер тоже, – напомнила я. – Но никто не относится к нему с такой враждебностью.– Ты ведь знала, что они болваны, – вздохнула Джессика. – С чего это вдруг стало огорчать тебя?– Не знаю. У меня была отвратительная неделя. И я забыла о том, что должна сегодня вечером работать, а я уже дважды прогуляла. Мой босс недоволен. А другие вампиры очень холодны со мной. В этом отеле как в Антарктиде. Зачем вы меня позвали?– У нас был мотив, – сообщил Синклер.– Что? Мотив?– Мне хотелось посмотреть, как приезжие вампиры будут на тебя реагировать. И ты явно вызвала большое неудовольствие в общине бессмертных.– Компания нытиков.– Подозреваю, что они назначили цену за твою голову. Не исключаю, что эти убийства являются частью заговора с целью убрать тебя с дороги.– Что? – в унисон воскликнули я, Марк и Джессика.Тина терла глаза.– О, черт, – пробурчала она. – Да, похоже, что это так.– Поэтому все жертвы были женщинами?– Но зачем тогда они убивали других вампиров? – спросила Джессика.– Чтобы попрактиковаться, – объяснила Тина. – Они подбираются к вам, ваше величество.– Какой ужас! – пробормотала я. – Вы ошибаетесь, ребята. Это невозможно!– Это не лишено смысла, – тихо сказала Джессика.– Нет. Это все просто чушь. – Убивать людей ради тренировки? Подбираться ко мне? Внезапно меня захлестнуло чувство вины. Бедная Дженнифер! Она даже не была настоящей жертвой: она была практикой. – Ностро находился у власти почти тысячу лет, и никто не пытался его свергнуть. Я же стала королевой только весной, и на меня уже открыт сезон охоты?– В некотором смысле да.– Но...– Вы представляете большую угрозу для многих вампиров, – рассуждала вслух Тина. – Вы идете своим путем. Ни от кого не зависите. Мы должны питаться каждый день, ваше величество. Каждый день. А вы, насколько я могу судить, способны целую неделю обходиться без еды. – На самом деле мой рекорд был десять дней, но это никого не касалось. – Вы невосприимчивы к дневному свету...– Если я такая невосприимчивая, то почему изматываюсь как новичок в боксе каждый раз, когда встает солнце? – пробормотала я.– Все иногда нуждаются в отдыхе, – заметил Синклер.– Кресты и святая вода, – продолжала бубнить Тина. – Демоны, которых не вы создали, подчиняются каждому вашему капризу. У вас богатый покровитель. Король... – Она сделала паузу и закончила словами: – Король любит вас.Да, любит, как волк сырую говядину.– И что из того? Какая им разница? Я ведь не лезу в их дела.– Пока нет, – согласился Синклер.– О! Это мерзко. Совершенно мерзко. Все вампиры ненавидят меня и хотят убить!– Вовсе нет, – невозмутимо возразил Синклер. – Однако это приводит к жизненно важному выводу: тебе нужна охрана. В дневные часы тебя будут охранять люди, а вечером – мы. Кукловод не скоро прекратит свои преследования.Час от часу не легче. Если бы я была живой, то у меня бы к этому моменту разболелась голова. Я рухнула обратно на кушетку и вздохнула.– Я просто не могу в это поверить. – Но мне ничего не оставалось. Тина была права; в очень, очень плохом смысле это действительно все объясняло.– Не выпускай из своего поля зрения Сару, – обратилась к Синклеру Тина после долгого молчания.– Согласен: на нее падает сильное подозрение.– Она очень странная особа, но что мы можем сделать? – Я прикрыла рукой глаза. – О, ребята, мне действительно нужно немедленно уйти отсюда. – Я спрыгнула с кушетки и бросилась бежать. – Клянусь Богом, это самая жуткая неделя, с тех пор как я умерла.– Хочешь пойти в «Седьмое небо»?Я была тронута предложением и немало удивлена. Джессика ненавидела ходить по магазинам и терпеть не могла эту торговую галерею. И неудивительно: когда можешь купить любую вещь, глазеть на витрины уже неинтересно.– Не хочу. В любом случае сейчас три часа ночи. Галерея закрыта. Даже бары закрыты.– Мы можем пойти побегать, – весело предложил Марк. – В пяти минутах ходьбы отсюда есть чудесная беговая дорожка.– Побе-егать? – Комната поплыла у меня перед глазами. Я села, чтобы не упасть прямо на колени Синклеру. – В старых туфлях?– Что с тобой? – накинулась на Марка Джессика. – Ты что, хочешь еще больше ее расстроить?– Извините. Я забыл, как трепетно она относится к своей обуви.– Все в порядке, – слабым голосом произнесла я, пока Синклер обмахивал меня диванной подушкой. – Через минуту все пройдет.– Кукловоду незачем отрезать тебе голову, – пошутил Марк. – Ему надо просто засунуть тебя в поношенные туфли. Ты сама умрешь от отчаяния.Синклер рассмеялся, и я, отобрав у него подушку, шлепнула ею по его лицу. Глава 20 Когда я наконец поднялась в свою комнату, Мари уже ждала меня. Я ей обрадовалась – после того как мы ушли, я придумала немало вопросов, которые собиралась ей задать. И я была готова на все, даже на то, чтобы устроить допрос призраку детсадовского ребенка, лишь бы отвлечься от главной проблемы.– Все еще преследуешь меня в моей комнате?– Нет. Мне просто нравится здесь находиться.– Э... послушай, я хотела спросить, как... э-э... это произошло.Она нахмурилась, и между бровями у нее появилась морщинка.– Знаете, до сих пор меня никто об этом не спрашивал. Правда, никто до вас со мной по-настоящему не разговаривал. – Да, у королевы мертвяков все-таки были кое-какие дополнительные преимущества. Я заставила себя улыбнуться, когда она продолжила: – Моя мама здесь работала. Мы спали в комнате Джессики. Ну, когда мама кончала работу. И однажды пришел один плохой человек. Я услышала, когда он пришел. Я проснулась и, выбежав, увидела, как он бьет маму.Поэтому я налетела на него с кулаками, а он изо всей силы отшвырнул меня. И после этого никто больше не мог меня видеть.Должно быть, она ударилась головой и умерла, подумала я. А затем этот мерзавец закопал ее тело в переднем дворе. Очень плохо, что никто не узнал об этом и не сообщил в полицию.Но почему это так меня волновало? За этой историей крылось нечто такое, чего я просто не могла понять. Черт возьми! Почему я родилась красивой, а не гениальной? Обычно я об этом не задумывалась, но ночами, такими, как эта...– О, – произнесла я наконец. А что еще я могла сказать? – Спасибо, я просто хотела знать.– Я хочу, чтобы пришла моя мама. Она мне очень нужна.Она ждала ее шестьдесят лет! Бедный ребенок. Смешно, что это удерживало ее в доме, где она была убита. В книгах дух убиенного не мог найти покоя до тех пор, пока убийцу не привлекали к суду или как-то наказывали, но эта девочка просто бродила по дому в ожидании своей мамы.– Хочешь увидеть мое новое платье? – спросила я наконец, чтобы сменить тему. – Я купила его на распродаже. Со скидкой шестьдесят процентов!– Здорово.Пока я устраивала для Мари импровизированный показ мод, мне в голову пришла замечательная идея. Я буду ее мамой! Я не могла иметь собственных детей – бессмертные не способны к деторождению. Но я могла ухаживать за Мари, и если она привыкнет ко мне, то, возможно, не будет так скучать по маме.Это была самая радостная мысль за долгое время. Слова «вы никогда не будете иметь детей» по-своему убивали меня. Не всегда, не каждый день, но время от времени эта горькая мысль посещала меня и всегда заставала врасплох.Не то чтобы я хотела ребенка. От какого-нибудь мужчины вообще или тем более от Синклера. В любом случае я не смогла бы забеременеть от его мертвых сперматозоидов. Но все же было бы хорошо по крайней мере иметь выбор.И вот теперь у меня есть выбор. Я бы... я бы... я бы усыновляла привидения!Отлично. Как и любой другой, этот план нуждался в разработке. Ну что ж, у меня было достаточно времени.В следующую ночь я и Джессика остановили машину возле дома моего отца. Дом этот был слишком большим для двоих людей, засунутых на фешенебельную окраину Эдины, и слишком дорогим для рынка недвижимости. Что делало его идеальным для моей мачехи Антонии Тайлор, или, как я ее называла, Ант.– Держу пари, что у них нет термитов, – пробормотала я, глядя на особняк.– Что?– Ничего.Мы вышли из машины и направились к парадному входу. Прежде чем Джесс успела постучать, я обняла ее за плечи и прошептала:– Заранее прошу прощения за все, что скажет моя мачеха, и за все, чего не скажет мой отец.– Все в порядке.– Спасибо, что поехала со мной.– Нет проблем, я с нетерпением жду этого, – солгала она. Мы обе знали, что нам предстоит ужасный вечер.Это был традиционный прием по случаю дня рождения Ант. Хотя день ее рождения приходился на 4 июля, из-за большой занятости моего отца – президента компании по производству губок – вечеринку устроили 18-го числа. Ант использовала ее как возможность поблистать, так что на нее приглашались самые разные люди: богатые, бедные, коллеги мужа, члены семьи, друзья, политики. Джессика получила приглашение сама, поскольку была очень богата, что заставляло мою мачеху закрывать глаза на цвет ее кожи.– Нет, правда, извини, – снова сказала я, постучав.– О, расслабься. Подумай о том, что она опять предложит мне жареного цыпленка и арбуз.Я вздохнула и вымучила улыбку, когда моя мачеха открыла дверь.Увидев меня, она побледнела. Это было нормально: я бы удивилась, если бы она обрадовалась мне. Или хотя бы не изменила выражения лица. Я никогда не могла простить ее за то, что она разрушила брак моих родителей, а она никогда не могла простить меня за то, что я восстала из мертвых. Это делало наши отношения непростыми, чтобы не сказать большего.– С днем рождения, – поздоровалась я учтиво. Ант кивнула.– Спасибо, что пришла. – Она оставила дверь открытой и вернулась к гостям.Я последовала за ней в дом, где, к моему изумлению...– Мам?– Привет, милочка! – Моя мать поставила бокал на стол и обняла меня. Это было все равно что обниматься с подушкой, пахнущей корицей и апельсинами. – Я надеялась, что ты придешь. – Она ласково потрепала меня по щеке, затем подошла к Джессике и проделала то же самое и с ней.Джесс тоже обняла ее, явно довольная.– Доктор Тайлор! Что вы здесь делаете? Справедливый вопрос. Ант презирала мою мать, и та платила ей тем же. Они изо всех сил избегали находиться вместе в одном городе, не то что в одной комнате одного и того же дома. Я не могла представить себе причудливую цепь обстоятельств, которые привели бы к ее присутствию здесь.– Разве ты не помнишь? Я получила повышение в прошлом месяце.– Ну конечно, ты теперь заведующая кафедрой. – Моя мать, Элиза Тайлор, была профессором университета в Миннесоте. Ее специальностью была Гражданская война, особенно битва при Антиетаме.Мать самодовольно улыбнулась:– Это повысило мою цену. Я удостоилась отдельного приглашения на вечеринку.Я потерла рукой виски. Тщеславие Ант не знало границ. Теперь она приглашала профессоров истории! Это не имело смысла. Профессора редко становились богатыми. И они были ужасными занудами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...