ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Конечно, не моя мамочка. Но все же.– Очень хорошо, что ты здесь, – сказала я наконец. Мама взглянула на меня снизу вверх. С седьмого класса я была выше ее.– Что-то случилось?– У нее выдалась тяжелая неделя, – ответила за меня Джессика, хватая официанта за локоть и беря у него бокал вина. – Всякие дела бессмертных, вы понимаете.– А как Эрик Синклер?– Он меня раздражает, – вздохнула я, останавливая другого официанта, который разносил «Кровавую Мери». Я залпом выпила и скорчила гримасу. Хотела бы я удушить того болвана, который придумал испортить томатный сок, смешав его с водкой. – Он самодоволен. Несносен. Никого не слушает. Является без приглашения.– Король вампиров, – пробормотала моя мать. Она была маленького роста, полная, с седыми кудряшками. Уже в тридцать с небольшим она выглядела как бабушка в телевизионном рекламном ролике. – И он любит тебя, дорогая.– Тьфу, – сплюнула я, допив коктейль и хватая еще один с другого подноса. Интересно, сколько официантов наняла Ант для «скромного пикника»?– Э-э... тебе лучше не пить так много, дорогая. Ты ведь за рулем?– Мам, ты знаешь, сколько нужно выпить вампиру, чтобы опьянеть?– Нет.– И я тоже не знаю. – Хорошая возможность узнать! Я выпила этот напиток тоже и допила вино Джессики. – Кто-нибудь видел моего папу?– Он в углу с мэром. Дорогая, у тебя действительно трудный период? Хочешь, я приеду и погощу у тебя несколько дней?Меня передернуло. Только этого мне не хватало: мать, вмешивающаяся в мои дела, пока Синклер и Джон изводят меня своими приставаниями, кукловод старается заколоть, а призрак убитого ребенка бегает по комнате, напевая «У Мэри была маленькая козочка». Есть с чего сойти с ума.– Может быть, в следующем месяце, доктор Тайлор, – быстро произнесла Джессика, видя, что я вот-вот упаду в обморок. – Просто сейчас это сложно.– Все в порядке, мам, – сказала я как можно любезнее. Мать в отличие от некоторых других моих родственников полностью одобряла мой статус бессмертной и изо всех сил старалась помочь мне. Она была искренне рада тому, что я стала вампиром; по крайней мере теперь она могла не бояться, что на меня нападут или изнасилуют. Не ее вина, что моя жизнь оказалась так невероятно – какое слово употребила Джессика? – сложна.– Думаю, что меня пригласили по другой причине, – продолжала мама тихо. – Твоя мачеха просто чуть не лопается от какого-то секрета. Я подозреваю, что сегодня прозвучит важное сообщение.– Уф.– Что она могла сообщить? Что уговорила отца купить самолет для поездок по магазинам? Что хочет устроить благотворительный бал? – Думаю, что мы не сможем уйти прямо сейчас?– Нам вообще незачем было приходить, – заметила Джессика.Я пожала плечами. В апреле, когда я только что стала вампиром, отец ясно дал понять, что считает меня мертвой, и если мне не хватило хороших манер на то, чтобы не воскресать, то я должна хотя бы держаться подальше от родных. А я так же ясно дала понять ему, что я его дочь и он должен любить меня, мертвую или бессмертную. С тех пор у нас сложились весьма непростые отношения. Я приходила домой на пасхальный ужин пару месяцев назад, а теперь была здесь на вечеринке. Нравится это ему или нет.– Ты... э-э... сегодня ела?– Все в порядке, мам, не беспокойся.– У меня идея. Сейчас вернусь.Она решительно направилась в сторону кухни. Сквозь шум я услышала, как там заработал блендер.Вскоре она вернулась, держа в руках нечто, напоминающее шоколадный молочный коктейль.– Это ростбиф, – сообщила она, и я чуть не выронила стакан. – Я подумала, что раз ты не можешь есть твердую пищу... то можешь пить...– Хм... – протянула Джессика, глядя на мой стакан.– Простите, дамы, не хотите ли вы занять ваши места? – Официанты проводили нас в столовую. Интересно, что Ант посадила нас во главе стола, рядом с собой и моим отцом. Странно! Обычно она хотела, чтобы я находилась как можно дальше от нее. Черт возьми, я до двадцати шести лет просидела за детским столиком.– Привет, папа, – сказала я, когда отец опустился на стул возле меня. Он слабо улыбнулся мне и случайно опрокинул бокал с вином.– Даррен, ты хорошо выглядишь, – вежливо заметила мама.Отец разглаживал рукой джемпер, пока официант ставил ему новый бокал и высушивал пятно от вина.– Спасибо, Элиза. Ты тоже хорошо выглядишь. Поздравляю с повышением.– Благодарю. Не правда ли, Бетси очаровательна?– О да. Очаровательна.– Спасибо, папа, – сухо поблагодарила я.– Антония, – сказала мама, – чудесная вечеринка.– Спасибо, миссис Тайлор.Хи! Мать из упрямства и назло Ант сохранила папину фамилию даже после развода.– Доктор Тайлор, – мягко поправила мама.– Джессика, – обратилась Ант, – как ты поживаешь?– Отлично, миссис Тайлор.– Я слышала, что ты продала свой дом... мои друзья чуть не купили его. Где ты живешь теперь?– В особняке на Саммит-авеню, – сообщила она злорадно, поскольку знала, что моя мачеха сойдет с ума от зависти. Ант много лет мечтала об особняке на Саммит, но с их доходами он был ей не по карману. Мать спрятала улыбку, когда Джессика продолжала: – Конечно, он чересчур велик для нас, но ничего.– О, Бетси живет с тобой?– Конечно. И еще живет Марк, наш знакомый гей. – Антония бешено ненавидела геев. – И конечно, нам нужно было побольше места для гостей, поскольку к нам часто приходят вампиры. – И так же бешено ненавидела вампиров.Моя мама фыркнула в свой бокал. Но, как и на всех светских вечеринках, никто не обратил внимания на слова Джессики, так что вряд ли можно сказать, что она выдала мое убежище. Кроме того, это прозвучало слишком невероятно.Я подняла стакан с ростбифом и понюхала. Пахло не так уж плохо. Даже хорошо. И стакан был приятно теплым.– Ты сообщила им нашу новость, Тони? – поинтересовался папа, продолжая переваривать слова Джессики.– Какую новость? – вежливо спросила мама. Впервые за этот вечер мачеха взглянула прямо на меня. Сила этих голубых глаз (контактных линз), этих светлых волос (крашеных) и этих полных губ (после гелевой инъекции) заставила меня поспешно осушить мой стакан. Жаль, что в нем не было джина.– Даррен и я хотим сообщить важную новость. Мы начинаем создавать семью.– Начинаете?.. – спросила мама озадаченно. Глаза Джессики расширились.– Вы хотите сказать, что вы...– Беременна, – закончила Ант со злорадным торжеством в голосе. – Роды ожидаются в январе.Я наклонилась, и меня стошнило говяжьим коктейлем прямо на мамины колени. Глава 21 – Как она могла? – простонала я. – Как она могла?– Она тебя ревнует, – резко сказала Джессика. – Она ревновала тебя с того дня, как переехала в ваш дом. Возможно, она думала, что отделалась от тебя еще в апреле. Но ты не захотела оставаться мертвой. Теперь Ант рассуждает так: «Я заведу собственного ребенка и тогда получу долю внимания и свою, и Бетси».Да, это было похоже на Ант.– Признаюсь, я сильно удивилась, – сказала мама. – Не ожидала, что Антония пойдет по этому пути. – Внезапно она рассмеялась. – Бедный твой отец!– Он это заслужил. – Я погрузилась в пассажирское сиденье, молясь о смерти, и отказалась пристегиваться ремнем. Сейчас я с радостью пролетела бы сквозь ветровое стекло. – Он подобрал ее. Женился на ней.– И с тех пор расплачивается за это, Элизабет, – изрекла мама своим безапелляционным тоном. – Пора тебе примириться с этим. Если уж я больше не злюсь, то почему ты злишься?– Заткнись.– Что вы сказали, юная леди?– Я сказала, что мы приехали.Мама охнула, когда мы вошли в холл. Я не могла ее винить. Я сама почти ожидала, что меня вышвырнут из особняка, каждый раз, когда осмеливалась пройти по главному холлу.– О, Джессика, как роскошно! Подозреваю, что это стоит огромных денег.– Да, – скромно согласилась я.– Боже мой! Какой дворец!Джессика, насколько я могла судить, упивалась мамиными восторгами. Ее родители умерли, когда она была ребенком, и Элиза в ее глазах больше всех соответствовала образу матери, так что Джесс обожала ее.– Поднимись в мою спальню, у меня есть брюки, которые я могу тебе дать. – Мамина юбка, конечно, была испорчена. Говяжий коктейль, желчь и кашемир... комбинация не из приятных.– Это не обяза...– Ты собираешься ехать домой в нижней юбке? Пошли.– Вампиры, – прошептала мама Джессике, – такие раздражительные.– Я все слышу, – бросила я.– В самом деле?– Это ужасно, – пробормотала Джессика. – Я не могу пукнуть на третьем этаже без того, чтобы Бете не услышала на первом.Когда мы вошли в переднюю, появился Марк с кувшином ледяного чая.– Здравствуйте, доктор Тайлор. Привет, ребята, вы как раз вовремя. Здесь ваши гости.– Какие гости?– Мм, давайте-ка посмотрим. – Марк начал считать по пальцам свободной руки. – Двое «Воинов клинка», король вампиров; вампир, который создал его; местный священник и еще одна вампирша. Некто Сара.– Великолепно, – проворчала я. – Очевидно, я единственная, кто звонит, прежде чем заявиться в чужой дом без приглашения.– Очевидно, так, – подтвердил Синклер, возникая, как всегда, из ниоткуда. Моя мамочка подпрыгнула на целый фут от удивления. Я тоже. – Доктор Тайлор. Рад вас видеть.Мама чуть не упала в обморок, когда Синклер взял ее руку и склонился над ней в поцелуе.– О, ваше величество. Я тоже рада вас видеть.– Называйте меня Эрик, доктор Тайлор. В конце концов, вы ведь не одна из моих подданных. К сожалению, – вздохнул он.–А вы зовите меня Элиза, – жеманно улыбнулась она.– А меня сейчас опять стошнит, – объявила я. – Может быть, вы двое хоть на пять секунд прекратите строить друг другу глазки?– Не сердитесь на нее, – сказала мама, с восхищением глядя на Синклера. – Обычно она намного любезнее. У нее была трудная ночь.– Конечно, поскольку она ваша дочь, я ожидаю от нее великих дел.– Ах, Эрик, как мило с вашей стороны. Бетси никогда не говорила мне, что...– Серьезно, ребята, меня сейчас опять вырвет. Так что замолчите.– Меня тоже вырвет, – сообщила Сара. Я обернулась; она стояла в проходе ко второй гостиной. – Если на сегодня программа закончена, я бы хотела уйти.– Нет, – строго приказал Синклер.–Да, – возразила я. – Почему бы вам всем не уйти отсюда? Я не в настроении принимать гостей.– Так войди в настроение. Нам нужно обсудить серьезное дело. – Его ледяной тон потеплел, когда он снова взглянул на мою мать. – Серьезное вампирское дело, дорогая леди, иначе я бы, конечно, настаивал на том, чтобы вы к нам присоединились. Такой глубокий ум, как у вас, мог бы нам очень пригодиться.– Я хочу уйти! – закричала Сара. По-настоящему закричала! А я-то думала, что только я могла повышать голос на Синклера. – Я хочу немедленно уйти!– В чем проблема? – спросил Марк. – Я слышал, что тебе не нравится этот дом. Почему? – Из кувшина, который он держал в руке, на пол лился ледяной чай. Он озирался вокруг в поисках какого-нибудь предмета мебели моложе двухсот лет, чтобы поставить кувшин, но тщетно. Так что он стал мрачно прихлебывать из него.Купить подставки, отметила я про себя.– Если вам нужно знать, – с ненавистью произнесла Сара, буквально выплевывая каждое слово, – у меня когда-то была дочь. И она... ну, в общем, она умерла. Здесь. В этом доме. И я не хочу об этом говорить и не хочу здесь находиться.Она сделала шаг вперед и оказалась в объятиях Синклера. Я почувствовала, как моя челюсть со скрипом отъезжает вниз.– Что? – закричала я.– Ребенок? Светловолосая девочка? – резко спросил Синклер.Я подошла и встала рядом с ним.– Ее зовут Мари? Она носит банты и следит за тем, чтобы волосы не падали ей на глаза? И носит туфли с цветными застежками и ножные браслеты? И комбинезон?Сара расплакалась. Это было еще более шокирующим, чем то, что она кричала на Синклера.– Вы о ней знаете? Откуда вы знаете? Кто вам сказал? Не говорите о ней, я не хочу, чтобы вы о ней говорили.– Сара, она похоронена в моем переднем дворе!– Она что? – резко спросила Джессика.– Пойдемте в мою комнату. – Я развернулась. – Мама, я должна сейчас заняться этим делом, о'кей? Это очень важно. Поговорим позже.Она обняла меня.– Конечно. Работай.– Мам, – проворчала я, высвобождаясь, – мне неловко перед другими вампирами.Я побежала вверх по лестнице.Я ворвалась в свою спальню, сопровождаемая толпой.– Мари! – закричала я. – Мари, выйди к нам! Она начала медленно проступать из воздуха, словно проявляющаяся фотография.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...