ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Его руки упали на колени, и казалось, что он стряхнул свое похожее на транс состояние.– Извини, Бетси, что отнял время, – сказал он саркастически. – Что, где-нибудь распродажа обуви?– Представьте себе, да. Надеюсь, что вы поймаете преступника...– Да, я вижу, вы как на иголках. Простите, что остановил. Увидел вашу машину и не смог устоять. Но мы еще вернемся к этому.– О'кей. Рада была вас видеть.– Я тоже. Но будь осторожнее. – Он улыбнулся и вылез из машины, не замечая, что к каблуку его ботинка прилипла солома. – Желаю удачных покупок.– Счастливо! – крикнула я и, прежде чем завести машину, подождала, пока он меня объедет. К счастью, все обошлось. Я дрожала как осиновый лист. Бедный Ник был так близок к правде, но ни о чем не догадался. Мне хотелось бы довериться ему, но и так слишком много людей знали о моем маленьком вампирском секрете.Кроме того, однажды я уже доверилась ему. И это закончилось ужасной катастрофой. Я не собиралась второй раз совершать ту же ошибку.Спустя час я оказалась в самом прекрасном, самом чудесном месте на свете: Торговая галерея Америки. Или, если вы покупатель, рай на земле.Я решила пройтись по первому уровню универмага «Мейси», чтобы немного развеяться, а затем утопить свои горести в двух-трех коктейлях на четвертом этаже.Галерея (ни в коем случае не галерея) – это торговые ряды, но намного больше обычных. Все припарковывались на стоянке и оттуда направлялись в магазин. Чтобы попасть внутрь, надо было идти долго, очень долго. Это помогало вспомнить тот штат, в котором вы припарковались. Вы знаете, что на большинстве парковок секциям дают имена животных? «О, милый, не забудь, что мы поставили машину в секции мартышек». Но галерея настолько огромна, что там нельзя использовать названия животных. Животные слишком малы для нее. Поэтому используются названия штатов. И не маленьких вроде Род-Айленда, а больших штатов с белым населением вроде Калифорнии или Техаса.Я припарковалась в Техасе и пересекла боковую улочку, ведущую к «Мейси». Как всегда, меня поразила красота здания. Красный кирпич и высокие окна напомнили мне – не смейтесь – собор. Оказавшись внутри, я вдохнула сладкий запах духов, кожи, хлопка и жидкости для мытья полов. До того как меня убили, я была секретаршей. Теперь я оказалась безработной, если не считать скучной должности королевы вампиров, которую я, конечно, не принимала в расчет, потому что за нее ни шиша не платили. Кроме того, большую часть времени я сомневалась в том, что была королевой. Конечно, другие вампиры, с которыми пересекались мои пути в то время, так не думали. И Синклер... К черту Синклера. Я не хотела даже вспоминать об этом психе.Я впорхнула в обувной отдел как белая голубка, вернувшаяся домой. Туфли, туфли – повсюду! Ах, чудесные туфли. Я считаю, что об уровне цивилизации страны можно судить по обуви, которую носят ее жители.Как и многие большие универмаги, «Мейси» жил по собственному, искаженному времени. Так, хотя на календаре значилось только начало июля, здесь уже началась распродажа летней коллекции. Но мне она была по фигу. У меня дома уже валялись 22 пары босоножек.Я оглядела ряд сапожек «Кеннет Коул», выбрала наконец трепещущую красную пару и пощупала кожу. Они будут выглядеть ужасно с моим черным пыльником, но у меня всегда была пара красных сапог. Хм... имело ли это сейчас значение?Я также посмотрела обувь фирмы «Берн». Она, очевидно, делалась вручную – судя по тому, сколько она стоила, но я никогда не носила их вещи. Возможно, когда я получу работу, то побалую себя и куплю.Как было принято в «Мейси», продавщицы не обращали на меня внимания, поскольку я не махала им пятьюдесятью долларами. Я похлопала ближайшую из них по плечу.– Извините, можно посмотреть новую модель «Этьен Эйнерс»?Она взглянула на меня поверх черных раскосых очков. На мой вкус, красилась она чересчур грубо. Макияж делал ее бледную кожу еще бледнее, а карие глаза казались мутноватыми.– Извините, мисс, у нас их нет.– О нет, у вас они есть. Я понимаю, что у вас не было времени найти их и выставить на продажу, но мне все же хотелось бы их посмотреть.Я увидела еще одну продавщицу и лысого мужчину в роскошном костюме от «Армани», которые наблюдали за нами с некоторого расстояния. Он держал пюпитр для демонстрации обуви с биркой «Мейси». Стоящая рядом с ним женщина поглядывала на своего коллегу, который явно поднялся в то утро с левой ноги.– У нас в самом деле нет ни одной...– Кому вы это рассказываете? – прервала я ее нетерпеливо. – «Эйнерс» не было в продаже шесть дней. Возможно, вы получили их дня четыре назад. Я просто хочу узнать, выпустили ли они бледно-лиловые туфли-лодочки, как собирались.– Послушайте, вы...– Бриджит!Она умолкла на полуслове и испуганно взглянула на незаметно подошедшего к ней мужчину. Я-то слышала, как они приближались, но она не слышала, потому что с виноватым видом встрепенулась.– Да, мистер Мэйсон?– Пройдите, пожалуйста, в мой офис: мне нужно с вами поговорить. А вы, Рени... – он обернулся ко второй продавщице, – отведите нашу покупательницу в дальнюю часть секции и покажите ей «Эйнерс».– Ха! То есть я хочу сказать спасибо.– Сюда, мисс, – улыбнулась Рени. Она была ниже меня на добрых четыре дюйма и обладала каштановыми волосами с рыжеватыми мелированными прядями и карими глазами, смотревшими на мир сквозь очки в классической оправе. Лицо ее, яркое от природы, усеивало множество веснушек. На ней был красно-черный костюм с плиссированной юбкой, черные колготки и черные туфли без каблуков «Наин Вест». В общем, миловидная, в стиле «умненькой девочки, превратившейся в прелестную женщину».Она провела меня через дверь в конце обувной секции и тут дала волю потоку насмешек.– Священная корова! Хорошо, что вы как следует выдали этой Бриджит. Что она из себя воображает?! Ей полагалось выставить эти туфли еще позавчера.– Никогда не пытайтесь встать между мной и новой коллекцией обуви, – сказала я. – Некоторые люди поплатились за это. Наверное, мне следует закончить это предупреждение смешком, потому что оно звучит несколько угрожающе.Рени хмыкнула и провела меня за полки с обувью по сниженным ценам. Туфли «Эйнерс» были раскиданы по всему полу вперемешку с барахлом марки «Наин Вест» прошлого сезона.– О люди! – воскликнула я, увидев такую картину.– Безобразие, – пробормотала Рени.– Помогите мне навести порядок.– Уф... о'кей. Я хочу сказать, вам незачем беспокоиться. Это же всего лишь туфли.Я закачалась и не стала отвечать, боясь упасть. Вместо этого я принялась за работу, и Рени пришлось помогать мне.Через десять минут мы расставили все «Эйнерс», как солдат, в ряд возле двери. Они немного запылились, но были не сильно повреждены. «Наин Вест» я отбросила в дальний угол. Увы, никаких бледно-лиловых лодочек. Но я все равно не могла бы их сегодня купить.– Так-то лучше, – сказала я, отряхивая руки. Я услышала, как дверь позади нас открылась, но Рени ничего не замечала и не обернулась. Господи, как же я жила раньше, не обладая слухом вампира? – Вам не понадобится много времени, чтобы поставить их на полки.– Вы много знаете о туфлях, – сказала Рени, с удивлением глядя на меня. – Я даже не заметила, что «Эйнерс» смешались с другими, хотя я работаю здесь уже четыре месяца.Я была просто потрясена ее невежеством, но тактично промолчала. К счастью, меня спас этот франт.– Простите, леди. Вы нашли то, что искали?– К сожалению, нет. Возможно, их выпустят к следующему сезону.– Вот как. – На его визитке было указано: «Джон Мэйсон. Менеджер универмага». Он был похож на бухгалтера моего отца... Лысеющий, в очках, в хорошем костюме, отличных ботинках. От него пахло туалетной водой «Кальвин Клейн» и печеной картошкой. – У нас сейчас не хватает продавцов в обувном отделе, – сообщил он. Рени вытянула свои красные губки, беззвучно присвистнув. – Вы, случайно, не ищете работу?Я вылупилась на него. Джон Мэйсон, менеджер универмага, был или гением, или телепатом.– Ищу! Какое совпадение, что вы меня спросили об этом.– Это не совсем совпадение. – Он указал на мой кошелек, откуда высовывались бумаги, полученные мною в центре повторного трудоустройства. – Вы бы хотели здесь работать? Не за комиссионные, – добавил он. – Я могу платить вам девять долларов в час.– Ско... конечно! Когда я могу начать?– Вы будете нужны здесь каждый вечер со среды до воскресенья, – предупредил он.– Прекрасно! Я как раз могу работать только вечерами.– В таком случае договорились.Прежде чем я успела поцеловать его в губы, мистер Мэйсон провел меня в отдел кадров и проверил мои бумаги. Сначала я немного волновалась – в конце концов, я умерла три месяца назад. Действителен ли еще номер моей карточки социального страхования?Он был действителен. Благодарю тебя, бюрократическая волокита!Покончив с бумагами, мистер Мэйсон протянул мне бирку с моим именем и пожелал спокойной ночи.«Бетси Тайлор, – было написано на бирке. – Универмаг «Мейси»».Bay. О, просто... вау. Полное вау.Выйдя из универмага, я подпрыгнула от радости и чуть не перелетела через стоявший автомобиль. С ума сойти! Я работаю в «Мейси»! Это все равно, как если бы лиса работала в курятнике. Ничего лучшего нельзя было и придумать. Глава 3 Я торопилась домой в Яблочную долину, чтобы рассказать Джессике о своей новой работе. Но, взбежав на крыльцо, я почувствовала такое зловоние, что не сразу смогла заставить себя войти внутрь.Минуту я переминалась с ноги на ногу на верхней ступеньке, размышляя, но наконец сказала себе: всего несколько месяцев тому назад ты победила самого злого вампира на свете, так что можешь сделать и это.Я открыла входную дверь, и мой нос привел меня в ванную комнату, где Джессика в три погибели склонилась над унитазом.– У тебя все еще грипп? – спросила я сочувственно.– Не желаю глупых вопросов от вампиров, – простонала она. Ее снова вырвало. Судя по всему – куриным супом и тортом, который она ела на завтрак. – Примени свою суперсилу и отвинти мне, пожалуйста, голову.– Сколько ты здесь находишься?Она так спешила, что не успела включить свет в ванной, и ее стошнило мимо унитаза. Ну и ладно. Стену все равно нужно красить.Когда приступ прошел, я подняла ее как большую куклу и понесла в гостевую постель. Раньше я бы ни за что не смогла этого сделать. Джессика была на несколько дюймов ниже меня – короткая и круглая, как знак «стоп», – но нескладная и неповоротливая.Наверняка дело было в торте. Я принесла ей стакан содовой воды и влажное полотенце. Она протерлась, как могла, а затем я опять подняла ее и побежала с ней к унитазу, потому что ее снова начало рвать.– Может быть, нужно поехать в больницу? – предположила я.– Марк сделает мне укол, когда придет домой, – ответила она. Ее голос звучал глухо, поскольку голова находилась внутри унитаза. Хорошо еще, что на прошлой неделе она постриглась.Марк жил в соседней комнате. Он работал ординатором в детской больнице в Миннеаполисе и переехал в мою квартиру в ту самую неделю, когда я проснулась мертвой. У Джессики был шикарный семикомнатный дом в Эдине, но она проводила большую часть времени у меня.– Есть ли какая-нибудь причина того, что тебя тошнит здесь, а не в твоей квартире? – спросила я.– Ты не знаешь, как тебе повезло, что ты мертвая и все такое, – ответила Джессика, проигнорировав мой вопрос.– В данный момент я с тобой согласна. Слушай, представляешь, я получила работу.– Это хорошо. – Она взглянула на меня. Ее карие глаза запали. Она выглядела хуже, чем в день похорон ее родителей. – Почему ты стоишь здесь? Почему не убьешь меня?– Извини. – Я сделала вдох через рот. К счастью, дышать мне требовалось не чаще, чем два раза в час. – Ты знаешь, все это напомнило мне о твоем дне рождения, когда тебе исполнился двадцать один год. Помнишь?Она на минуту задумалась.– Очень смутно.– Так вот, ты смешала вино с вермутом, а потом пила «Джек Дэниелс» с текилой. Я старалась остановить тебя. Но ты приказала мне заткнуться и дать тебе коктейль с легким ликером. Затем...– Хватит!– Извини. – Да, это не самые приятные воспоминания. Но это был последний раз, когда ее так рвало. – Если бы ты была мужчиной, я бы просто загипнотизировала тебя, чтобы ты отключилась. Наверное, я могла бы стукнуть тебя по голове чем-нибудь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...