ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Во многом так оно и есть.Подвал тянулся вдоль всего дома. И хотя в нем было полно людей, найти их оказалось просто. В дальнем конце находилась комната, которую я раньше не видела, и где нас ждали Тина, Моника, чудачка Сара, Эни, Джон и Джессика. О, и мертвое тело.– Я протестую, – сказала Сара вместо приветствия.– Замолчи, – приказал Синклер.– Чем тебе не угодил мой дом? – спросила я, озадаченная. – Я понимаю твою неприязнь ко мне, поскольку ты любила Ностро (что, кстати, вызывает большие сомнения в твоем вкусе), но что ты имеешь против моего жилища?– Я здесь раньше работала, – ответила она холодно. – Он мне и тогда не нравился, и, уж конечно, мне неприятно находиться здесь теперь.– Ну, извини, пожалуйста! Никто не заставляет тебя здесь находиться.– Сиди, – приказал Синклер, пригвождая Сару к месту тяжелым взглядом. Она мгновенно прекратила жаловаться и уставилась в пол.Сперва я не понимала, почему Синклер интересуется ею, но потом до меня дошло: Сара не могла простить мне гибели Ностро, и, кроме того, она недавно появилась в городе. Если у нее были деньги, то они давали основания подозревать ее в организации убийств.Неудивительно, что Синклер старался не спускать с нее глаз.Сара подняла голову и сказала:– Ностро создал меня.– О! – Это все объясняло. Он был отпетым негодяем, но многие вампиры до сих пор оставались ему верны, особенно те, которых он обратил сам. Для меня это было совершенно лишено смысла. Но что я знала о психологии вампиров?– Я не любила его, – проговорила она, – но он заслужил мою преданность. Он подарил мне бессмертие. Сделал богиней среди людей.– И странной личностью среди нас. – Ее маленькое признание просто поместило ее на первое место в списке подозреваемых. Интересно, догадывалась ли она об этом?– Спасибо, что вы все пришли, – сказала Тина, оборвав Сару, которая снова открыла было рот. – Особенно по такому мрачному поводу.– Я же говорила тебе, что нам нужен большой дом, – прошептала мне в ухо Джессика.– Да, но... не для этого же?Я подошла ближе. Мертвая вампирша Дженнифер лежала на деревянном столе в центре комнаты. В двух кусках.Я охнула и отвернулась. Почувствовала, как Синклер положил руку мне на плечо, и странным образом ощутила силу от его прикосновения. Через минуту я уже могла смотреть, не отворачиваясь. Не только я была в шоке. Джессика побледнела настолько, что выглядела скорее серой, чем коричневой, а большие глаза Тины казались озерами печали.– Прежде чем вы спросите, – сказал Джон, державшийся раздражающе равнодушно, – мы не отрезали ей голову.– Если бы я думал, что это вы отрезали, – учтиво ответил Синклер, – то здесь было бы два обезглавленных трупа.– Не заводитесь, мальчики, – немедленно вмешалась я, увидев, что Джон потянулся за ножом. – У вас есть идеи? Хоть какие-нибудь?– Это первое убийство, которое произошло не в среду, – заметила Тина.– Мы всегда собирались по средам, – сообщила Эни. Она ходила вокруг стола, рассматривая бедную безголовую Дженнифер. – Это был единственный день, когда составлялось расписание всей нашей работы.– Ага! – воскликнула я. – Видите, я с самого начала так думала. Помните ту ночь, когда напали на Тину и Монику?– Да, да, ты очень умная, – рассеянно сказал Синклер. Он ходил по пятам за Эни, тоже изучая тело.– Чем занимается Дево? – спросила я Джона.– Он наш эксперт по компьютерам. Он...– Ее застрелили, – изрек Синклер.– И отрезали голову? Это уже верх безумия, – пробормотала Джессика. Меня передернуло.– Имея дело с вампирами, лучше действовать наверняка, – сказала Эни почти извиняющимся тоном.– Это напомнило мне о том, что пуля, выпущенная одним из вас в ее величество, – вставила Тина, – была полая на конце и наполненная святой водой.– Неудивительно, что она причинила мне такую боль, – прокомментировала я.– Но вы ведь выжили! – практически выдохнула Моника. – Я не могу этому поверить! – Она смотрела на меня с восхищением, что было приятным разнообразием. Большинство бессмертных относились ко мне как к вредному насекомому.– Да, наша Элизабет полна сюрпризов, – сказал Синклер, все испортив своим сарказмом. – Кто из вас придумал этот очаровательный маленький подарок?После минутного колебания Эни медленно подняла руку и покраснела, заметив упрек в Тининых глазах.– Хмм.– Прекрати, не ругай ее, – обратился к Тине Марк. – Ты должна признать, что по-своему все было сработано великолепно.– Да, – согласилась Тина. – Я посмотрю, остались ли другие пули в ее теле. И если они такие же, значит, Дженнифер убил кукловод – не знаю, как иначе его назвать.– Мы послали нашему боссу письмо по электронной почте вчера вечером, – сказал Джон. – Но он, по-видимому, продолжает нападать на вампиров. Или нашел кого-то еще, кто это делает. – Он развел руками. – Я не знаю, выбирает ли он специфических вампиров, или он серийный убийца бессмертных, или что-то еще.– Если это вообще он, – вставила Моника.– Это правильное замечание, хмм...Джон с трудом мог отвести от нее взгляд, что было неудивительно. Моника выглядела потрясающе и одеждой могла затмить кого угодно: черное вечернее платье, черные чулки и черные туфли-лодочки. Ее волосы на этом фоне отливали серебром.Откровенно говоря, я редко встречала некрасивых вампиров. Всего одного. И он казался скорее немытым, чем непривлекательным.Наверное, это объясняется тем, что только вампиры могли создавать себе подобных, и им было не все равно, как выглядят их жертвы. Может быть, они находили, что пить кровь очень сексуально... большинство людей предпочитали ложиться в постель с красивыми партнерами, а большинство вампиров хотели иметь привлекательных доноров.Моника смотрелась великолепно, вне всякого сомнения. Тина тоже была хороша собой. Я видела, что даже Дженнифер была красива, хотя ее длинные каштановые волосы спутались и слиплись от крови и...– Минутку. Молчите, молчите! – Я сжала руками голову и скорчилась от боли.– Что с тобой? – спросил Марк.– Я знаю этот взгляд, – сказала Джессика. – У нее есть идея. Или ей нужно обезболивающее.– Я что, единственная заметила, что все жертвы – женщины? – вскричала я. – Попробуйте опровергнуть это!Тина казалась шокированной.– Ну да, похоже, что это так. Это еще одна общая черта, кроме того, что все убийства происходили в среду, и...– Разве вы, ребята, не находите это немного странным? – спросила я Тину и Синклера. Затем повернулась к Джону и Эни. – И вы тоже?Эни кашлянула.– Это... э-э... не имело для нас значения, – сказала она. – Мы считали вас всех плохими – и женщин, и мужчин.– Нам было все равно, какого пола вампир, – произнес Джон совершенно невозмутимо.– Это может пролить свет на мотив убийства, – рассуждал вслух Синклер.– Ты так думаешь? – спросила я язвительно.– Все убитые женщины выглядели по-разному, ведь так? – заметила Джессика. – Так что не похоже на то, что киллер преследовал определенный тип. Я хочу сказать, что он нападал на Бетси, и Тину, и Монику... а вы совершенно разные. У вас даже фигуры разные.Она имеет в виду, что я ужасная дылда, возвышающаяся над миниатюрными Тиной и Моникой... спасибо.– Уже поздно, – сказала Моника после долгого молчания, во время которого я созерцала в зеркале свой высокий рост, а другие размышляли бог знает о чем. – Может быть, мы продолжим завтра?Я не собиралась спорить. К сожалению, предложение Моники означало, что мне придется провести еще три вечера с этими занудами, стараясь найти убийцу. Я едва сдержалась, чтобы не напомнить им, что я бывшая секретарша, а не детектив.– У кого-нибудь есть нож? – спросила Тина. – Посмотрю, не смогу ли я вытащить пулю.– О, это зрелище не для меня! – воскликнула я, отворачиваясь. Это была последняя капля. С меня хватит! – Тина, тебе надо найти хобби.– В данный момент мое хобби – поиск того, кто это делает, – ответила она мрачно. – Потом я зашью рану.– Ловлю тебя на слове, – пробормотала я. Синклер протянул ей карманный нож, который она открыла с громким щелчком. Лезвие было почти в четыре дюйма длиной – Синклер явно верил в девиз бойскаутов. Тина склонилась над телом Дженнифер и начала врезаться в ее грудную клетку. Я бросилась вверх по лестнице. Глава 18 Джон шел за мной до самой спальни.– Знаешь, – сказал он, придержав дверь, когда я попыталась захлопнуть ее перед его носом, – это я уговорил «воинов» прекратить преследование ваших вампиров.– Супер. Твоя медаль за гражданскую доблесть отправлена по почте. Почему бы тебе не пойти домой и не подождать ее там?– Просто после того как я познакомился с вами, я понял, что мы были не правы.– Молодец. Спокойной ночи.– А... мм... послушайте, ведь вам незачем кусать всех подряд, да? – спросил он с надеждой. Я с неохотой сказала ему, что это так. Что это за поведение для убийцы вампиров? – Кто-нибудь говорил вам, что у вас самые красивые зеленые глаза?– Они не зеленые, а цвета перегноя. Джон, я должна подготовиться ко сну, – прервала я его излияния, стараясь скрыть раздражение. – Если я не буду в постели, когда взойдет солнце, то упаду там, где стою.– В самом деле? Значит, вы просто уснете и упадете? Как обычные беззащитные существа?– Это не совсем так. – Я положила руку на его лицо и мягко подтолкнула. – Спокойной ночи.– До завтра, – начал он, а затем внезапно исчез из поля зрения. На его месте возник Синклер и захлопнул за собой дверь.– Когда это, черт возьми, моя спальня сделалась проходным двором? – возмутилась я.Синклер прислонился к двери и скрестил руки на груди.– Я настаиваю на том, чтобы ты немедленно прекратила поощрять этого сосунка.– Я не виновата, что он интересуется вампирами.Синклер фыркнул:– Он интересуется не вампирами, а тобой.– Ну и что я могу с этим поделать? У меня и так полно проблем.– Проблем, связанных с самыми красивыми зелеными глазами, – сказал он сухо.– Ты подслушивал! Уходи, я должна подготовиться ко сну.– Ты ведь не собираешься надевать эту нелепую ситцевую пижаму?– Почему бы и нет? Она удобная. Уходи.– Напомни мне, чтобы я купил тебе приличную ночную рубашку.– Мне нужно натренировать собак обнюхивать все, что ты мне покупаешь. – Я дернула за дверную ручку, но он не пошевелился. Я хлопнула его по плечу. – Уберешься ты наконец? Разве тебе не нужно вернуться в «Маркетт» до восхода солнца?– Не знаю, – ответил он небрежно. – Здесь полно места. Я подумал, что могу остаться.Я так и знала. Знала, что жить в особняке плохая идея. У меня не было уважительной причины отделаться от ночного гостя.– Как хочешь, но в любом случае ты не будешь спать в моей комнате.– Нет?– Нет!– Тогда я вернусь в «Маркетт», но только за поцелуй.– Хорошо. Господи, как же ты мне надоел! – Я схватила его за волосы и, притянув его лицо к своему, поцеловала в переносицу и отпустила. Он попытался обнять меня, но я выскользнула из его рук. – Теперь уходи. Договор есть договор.– Хм. – Но он ушел. Слава Богу, подумала я.В следующую ночь я проснулась и несколько мгновений лежала, испытывая непонятную тревогу. Затем вспомнила: убийства и моя роль детектива, Джон и Синклер. И это далеко не все.Мари сидела в кресле возле моей кровати, глядя на меня с укоризной.– В чем дело? – спросила я.– Раньше вы бывали дома гораздо чаще, – сказала она грустно.– Извини, солнышко. У меня всякие дела... но не важно. – Я не собиралась обсуждать с ребенком обезглавленные трупы. Вместо этого я села, спустив ноги с постели. – Ты не находишь, что в этой пижаме что-то не так?– Нет. Мне она нравится.– Мне тоже. – Глупый Синклер. – Мне нужно кое-что сделать сегодня вечером, но, возможно, завтра мы могли бы... о! – Я споткнулась, вылезая из кровати (она была размером с вагон поезда) и упала на Мари.Фактически я упала сквозь Мари. Это было все равно как нырнуть в озеро в феврале. Я с грохотом рухнула на ковер и могла видеть ее маленькие ножки, торчащие из-под моей подмышки.Хорошо еще, что мне не надо было дышать. Потому что в этот момент у меня перехватило дыхание.– Не сердитесь, – пробормотала Мари. – Я не хотела вам говорить.– О Боже! Ты... ты... – Я провела рукой по ее голове. Тысяча чертей! В моей спальне живет привидение!Я с трудом поднялась и бросилась вон из спальни, не обращая внимания на мольбы Мари вернуться. К счастью, дверь была открыта, не то я бы прошла сквозь нее.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...