ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

На подъездной аллее стояло несколько машин, и когда мы вошли внутрь, то увидели кухарку, спешившую с продуктовыми сумками. Она едва взглянула на нас и исчезла в арке. Мы услышали шуршание колес машины, и Дикий Билл пошел проверить. Вернувшись, он сообщил, что садовник только что уехал.– Странно, – прокомментировала Эни. Она изучала философию в университете, и мы очень уважали ее за ум. – Вампирша водит побитый «форд», но она живет в таком доме? И что здесь делают все эти люди? Знают ли они, что она вампир? А если знают, они что, с ней заодно? Или они пленники? Но на них нет никаких отметин, и они не выглядят так, будто ими закусывали...Прежде чем мы успели ответить на эти непростые вопросы, симпатичная молодая афроамериканка поспешно спустилась по лестнице, а позади нее шел – кто бы вы думали? Доктор! Это был умный, с виду интеллигентный темноволосый молодой человек в светло-зеленых брюках. Он очень удивился, увидев нас.– О, превосходно, – сказала женщина. Она была полновата, но все равно выглядела очень привлекательно. Ее смуглая кожа словно подсвечивалась изнутри красным светом, а высокие скулы придавали почти царственный вид. Ее глаза, когда она шла нам навстречу, вспыхивали темным пламенем. И самое странное, она показалась мне знакомой. – Не говорите ничего, я догадалась. Вы «Воины клинка». У меня есть все основания, чтобы вызвать полицию.– Вы напали на нашу подругу, – добавил доктор. Ситуация становилась опасной. Мы чувствовали себя совершенно беспомощными перед живыми людьми – мы, конечно, не стали бы убивать их. Но раньше мы никогда не встречали вампиров, имеющих друзей среди смертных.И где я видел эту женщину?– Может быть, они вроде ее домашних животных, – пробормотала Эни за моей спиной.– Вы совершили правонарушение, – сурово сказала женщина. – Вы вторглись на территорию частного владения. Моего. Так что убирайтесь отсюда, если только вы не пришли для того, чтобы извиниться перед моей подругой. Но в таком случае вам все равно лучше исчезнуть отсюда подобру-поздорову, потому что мы не хотим слушать ваших извинений.– Дверь была не заперта, – напомнил Джон.– Но это не значит, что нужно вламываться, – возразил доктор с усмешкой. – Это значит, что можно просто войти.Его маленькая шутка заставила большинство из нас немного расслабиться, но молодая женщина осталась непреклонной.– Пошли вон отсюда, сукины дети, – произнесла она с угрозой в голосе. – Считаю до трех. После чего заряжаю дробовики. Потом наполняю водяные ружья хлорной известью. Потом спускаю собак. Потом...– Джессика Уоткинс? – спросил я, крайне удивленный.Она мигнула, удивившись не меньше.– Да. А что?– Я отец Маркус. Вы пожертвовали полмиллиона долларов на мою церковь. – Наконец-то я нашел ее! Я не узнал ее в потертых джинсах и футболке, поскольку обычно видел леди на благотворительных вечерах, где она была одета очень строго. – Какой сюрприз. Рад вас видеть.Застигнутая врасплох, она позволила мне поздороваться с ней за руку.– А-а. Да, я тоже рада вас видеть. Что вы делаете с этими идиотами?– Это мои дети, – поправил я твердо. Она посмотрела на меня с подозрением:– Так, значит, вы один из тех священников, да? Хотя репутация церкви за последние несколько лет прискорбно пошатнулась, я не поддался искушению.– Я забочусь о них, – объяснил я терпеливо, – и они присмотрят за мной в старости. Мы служим Господу.– Но, отец Маркус, Бетси не сделала ничего плохого ни одному из вас. Оставьте ее в покое!– Мы здесь для того, чтобы разгадать загадку, – сказал я. – Мы не вполне уверены, что ваша... ваша подруга... та, за кого мы ее приняли.– Значит, для этого нужно врываться в чужой дом ночью, бряцая оружием? Я удивлена, что вы не явились тайком как настоящие трусы, – сказала она властным голосом, в котором звучало презрение. Она была истинной дочерью своего отца, факт: этот человек мог подчинять людей.– Мы бы никогда так не поступили, – возразил я с обидой. – Даже вампиры заслуживают того, чтобы с ними обращались достойно.– Вы называете достойным нападать впятером на одного, загонять в угол и протыкать колом? Отец Маркус, я никогда не думала, что вы такой негодяй.Как же мне было обидно это слышать! Я был добрым человеком. Я помогал охотиться на бессмертных. Я спасал жизни. Я не был негодяем.Как всегда, когда она чувствовала, что к кому-то относятся непочтительно, Эни выступила вперед.– Не смейте разговаривать со святым отцом в таком тоне, – сказала она предостерегающе. Она была высокого роста – не ниже меня, – с иссиня-черными волосами, едва закрывающими уши, и красивыми, слегка раскосыми миндалевидными глазами. Эни серьезно занималась спортом; она была одной из самых быстрых бегуний, которых я когда-либо видел. Когда мы нашли ее, она подумывала об участии в Олимпийских играх. – Если не хотите проглотить собственные зубы.– Эни, – пробормотал я.– Ты собираешься закалывать нормальных людей, шалава? – возмутилась Джессика. – Вы преследуете мою подругу, вы вламываетесь в мой дом без стука, приносите с собой ножи и ружья, а теперь ты еще мне угрожаешь? Тебе, детка, следовало бы сегодня держать свой зад в постели.Дети нерешительно переминались с ноги на ногу, и я не мог осуждать их. Охота на бессмертных – это одно. Вызывать же гнев самых богатых людей города – нет, штата! – совсем другое. Даже без своих денег Джессика Уоткинс представляла бы опасность для нас. Как я уже сказал, она была дочерью своего отца.– Послушайте, давайте договоримся, – предложил доктор, прерывая неловкое молчание. – Святой отец, почему бы вам не подняться в комнату Бетси...– Бетси? – повторил я.– ...и окропить ее святой водой. Это будет хорошей проверкой, не так ли?– Марк, – начала было Джессика, но он сделал ей знак замолчать.Я откашлялся.– Но имейте в виду: это может сильно обжечь вашу подругу. Может даже убить ее. Или ослепить.– Мы готовы рискнуть, – уверенно сказал доктор.– Мы идем с ним, – заявил Джон.– Хорошо, но свои игрушки оставьте здесь. Только святая вода. Этого достаточно для таких дерьмовых охотников на вампиров, как вы, ребята. Согласны?Слова были грубыми, но он дружелюбно нам улыбался. Если здесь и скрывался какой-то подвох, я его не чувствовал.– Согласны.– Тогда договорились. Поднимайтесь. Мы подождем. – Он выглядел чересчур веселым, но, как я уже говорил, это было не похоже на западню.Дети послушно вынули из кобуры пистолеты и вытащили из-за пазухи ножи. Когда они закончили разоружаться, на красивом, вишневого цвета, столе образовалась довольно приличная куча. Что до меня, то все, что мне требовалось, – это крест и святая вода. Бессмертные всегда преследовали только кого-нибудь из моих детей; меня они старались избегать.– Ну все. – Я сделал глубокий вздох. – Пошли. Но сначала... – Дети покорно опустили головы для молитвы, и я закрыл глаза. – Отец Небесный, прошу Тебя направлять мою руку и сохранить жизнь нашей семье. Во веки веков аминь.– Аминь, – как эхо повторили они. Интересно, что доктор и Джессика тоже сказали «аминь».– Третий этаж, – подсказал доктор. – Пятая дверь налево. Осторожно, седьмая ступенька шатается.Я с удивлением взглянул на него, понимая, что замешательство отражается на моем лице. Все это казалось очень странным. Но у нас был долг и даже возможность исполнить его.Я вынул пробку из бутылки со святой водой и начал подниматься наверх. Глава 14 Я открыла дверь, и, к величайшему моему изумлению, кто-то плеснул мне водой в лицо. На мгновение я лишилась дара речи. Затем начала чихать.О Боже! Святая вода! Она жгла сильнее острого перца. Я чихала, и кашляла, и ловила ртом воздух, пока мои глаза наконец не прояснились.В коридоре стояли несколько человек, но я сосредоточилась на высоком старике в черном, который, пристально глядя на меня, выставил вперед крест.– Большое спасибо! – огрызнулась я. – Что я тебе сделала, болван? Я занимаюсь своими делами, никому не мешаю, а ты забираешься в мой дом и брызгаешь мне в лицо святой водой! Посмотри на мои волосы! И мою рубашку! Черт возьми, я ее только что надела. – Я отряхнула воду с подошв ног – этим придуркам повезло, что сандалеты были прошлогодними, – и, оттолкнув его в сторону, прошла к лестнице. – Этому вас учат в школе для олухов? А что, если я приду в ваш дом и тоже вас чем-нибудь оболью?– Мы...– Ну что ж, пошли. – Я спустилась на два этажа и услышала за собой шарканье ног. Все молчали, что само по себе было хорошо, потому что я слишком устала, чтобы препираться с ними. – И еще. Разве вы не знаете, что полагается стучаться? Интересно, сколько времени вы прятались в моем холле? Довольно-таки подло.Марк и Джессика ждали меня внизу. Марк глупо ухмылялся. А Джессика сияла. По крайней мере с этими двумя все было в порядке.– Какие-нибудь проблемы? – спросил Марк.– Вы не поверите! Я открываю дверь, а какой-то большой болван в черном брызгает на меня святой водой!– Ничего удивительного. Это Марк посоветовал ему так сделать, – пояснила Джессика.– Ты?– Мы хотели проверить, – заговорил болван в черном, выглядя одновременно и смущенным, и испуганным, и виноватым. – Мы хотели проверить... мы думали, что вы вампир.Я была бессердечной натурализовавшейся вампиршей, и его вид меня не тронул. Что из того, что он выглядел как чей-то дедушка? Хорошо, как мой дедушка.– Да, я вампир, дурачье! Может, мне перегрызть вам горло, чтобы вы поверили?– Но... но это невозможно! – выпалил ошарашенно один из подростков. Я взглянула на него и... узнала.Они все сделали большой шаг назад, когда я пошла на них.– Я вас знаю, мальчики! Вы «Выводок бородавочников».– Мы «Воины клинка», – поправил едва слышно вчерашний пижон.– Сначала вы обстреляли мою машину, а теперь заявились сюда? – Я повернулась к Марку и Джессике: – Они не причинили вам вреда, а?– Мы никогда не причиняем зла людям, – с обидой в голосе сказал болван в черном. – Мы убиваем только вампиров.Я наконец поняла, что черный костюм был на самом деле сутаной священника, и подавила желание оторвать ему голову. Попаду ли я в ад зато, что назвала священника болваном? Даже если он таковым являлся? Надо подумать об этом на досуге.– Вот что, ребята... – Я набрала в легкие побольше воздуха, игнорируя вызванную этим волну головокружения, и заставила себя казаться спокойной. – Мы вас искали.– Не сомневаюсь, – проговорила женщина. Она была прехорошенькой и высокой – моего роста, но выглядела дешевкой, как высокая, злая Люси Лью с плохой стрижкой.– Эй, вы думаете, что мы не знаем, что это вы, сволочи, убиваете вампиров? Берегитесь! Вас ждут большие неприятности.– Не думаю... – начал священник, но я была слишком раздражена, чтобы позволить ему закончить фразу.– Чего вы взъелись на меня? Разве я кому-нибудь из вас сделала что-то плохое?– Мм... Нет... ничего.– Она не вампир, – предположил пижон.– Вампир, вампир, – заявил коротышка с черными волосами, склеенными с помощью мусса в гребешок, окрашенный сверху в белый цвет.– Нет!– Да!– Нет!– Да!Сногсшибательная Люси Лью подошла к большому столу в холле, вытащила из огромной груды оружия нож длиной в мою руку и, к удивлению Марка, протянула ему рукояткой вперед.– Не могли бы вы двинуть мне этим в ухо, чтобы я ничего не слышала? – вежливо попросила она.Я не выдержала и рассмеялась. И как всегда, когда я смеялась, больше не могла злиться. Странно, но это так.– Я продолжаю утверждать, что она не вампир, – настаивал час спустя Джон, вчерашний голубоглазый блондин, оказавшийся лидером в их компании. У него на губах был крем, но я не стала говорить ему об этом.– Тебе придется просто поверить мне на слово, – ответила я. Мы сидели в одной из чайных комнат, и Джессика играла роль заботливой хозяйки для моих несостоявшихся убийц. В любом случае это более цивилизованно, чем кусать их или отрывать им руки. – Я действительно вампир. И нам надо решить, как мы будем сосуществовать друг с другом.– Вы не можете обвинять нас в нападении, – сказала Эни. Ее звали Эни Гудман. Гудман – в переводе с английского – добрый человек. – Здесь и далее примеч. Пер.

Разве это не замечательное имя для охотника за вампирами? Сделайте девушке приличную стрижку, и она станет силой, с которой придется считаться. – Просто вы ужасно... хм...– Тщеславная, – подсказал Марк.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...