ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она будет жить с нами в «Маркетте».Я кивнула, но мне совсем не понравилась эта идея. То, что с Синклером там живет Тина, не имело большого значения. Они практически брат и сестра, и Тина в любом случае не интересовалась им в сексуальном плане. Но мне вовсе не хотелось, чтобы эта фифа делила с Эриком ванну.– Рада познакомиться с тобой. Надеюсь, что ты не очень любила старого Ностро, – сказала я с некоторой тревогой. Что, если она любила?Но ее теплая улыбка успокоила меня.– Конечно, нет. На самом деле я благодарна вам. Мы все благодарны. Бетси? – Ее брови – такие бледные и тонкие, что были почти невидимы, – вопросительно поднялись.– Бетси, – подтвердила я твердо. – Никаких «ваше величество». Слава Богу, ты схватываешь быстрее Тины.Они обе моргнули при слове «Бог», а Моника даже зашаталась. Ничего, пусть привыкает.– Я бы пригласила вас, девочки, войти, но я тороплюсь...– Уходишь куда-нибудь? – вскинула голову Тина. – Может быть, тебе надо поесть.– Как-нибудь потом.– Вы еще не ели? И не собираетесь? – Глаза Моники расширились от удивления.– Я стараюсь как можно дольше откладывать мои трапезы.– О, вы, конечно, не стараетесь скрывать, что...– Хочешь пойти со мной? – спросила я резко, чтобы предвосхитить ее лекцию. Тина и Синклер считали очень глупым, что я боролась со своей вампирской сущностью. – Я еду посмотреть новый дом, который выбрала для нас Джессика.– Вы переезжаете? – спросила Моника, когда я заперла дверь и направилась к машине.– Мы вынуждены. В моем доме термиты. И я была бы благодарна, если бы эта информация не достигла похожих на раковины ушей Синклера, – сказала я Тине. – Это не его дело, черт возьми.– Конечно, ваше величество.– Прекрати.– Слушаюсь, ваше величество.– Я ненавижу тебя, – вздохнула я, открывая дверь для Моники.– Неправда, ваше величество, – ответила Тина, с трудом подавляя смешок. Глава 7 – Потрясающе! – воскликнула Моника.– Bay, – восхищенно протянула Тина.Я с такой силой ударилась головой о руль, что загудела сирена автомобиля.Мне следовало бы знать. Следовало бы знать! Саммит-авеню являлась одной из самых старых в районе Сент-Пол. Она была прямо-таки напичкана особняками. 607 Саммит-авеню особенно радовал глаз. Все здание белое, если не считать черных ставен. Трехэтажное. Огромное парадное крыльцо, прямо как в «Унесенных ветром». А стоявший отдельно гараж не меньше, чем мой старый дом.– Черт возьми! – Я вылезла из машины, и Моника с Тиной потянулись за мной.– Сколько же у Джессики денег? – благоговейно спросила Тина. До двери по подъездной аллее мы добирались, наверное, целую вечность.– Слишком много. – Я шла таким твердым шагом, что чувствовала, как мои каблуки оставляют следы в бетоне. Постаралась идти более легкой походкой. Проклятой дороге было, наверное, лет пятьсот.– По-моему, дом превосходный. Он гораздо больше соответствует вашему рангу, чем...– Стоп. – Я принялась барабанить в парадную дверь, потом открыла ее и осторожно вползла внутрь, сразу же оробев.Все оказалось еще хуже, чем я думала. В глаза бросалась широкая лестница, в восемь футов шириной, натертая до блеска и уходящая куда-то вверх, теряясь из вида. Первый холл был размером с мою гостиную. Пахло деревом и воском, чистящими средствами и старым, старым ковром.– Джессика! – завопила я. – «Ик-а, ик-а, ик-а» – отозвалось эхо сверху и в холле.– Вы собираетесь здесь жить? – спросила Моника, вытаращив глаза.– Черт возьми, нет. Джессика! – «Ик-а! ик-а! ик-а!» Она и Марк появились на верхней ступеньке лестницы и вприпрыжку помчались к нам.– Наконец-то! Ты опоздала. Как тебе нравится? Не правда ли, грандиозно?– Подожди, ты еще не видела обеденный стол, – добавил Марк. – Он на семнадцать персон.– Джессика, дом слишком большой. Не забудь, нас только трое. Сколько здесь спален?– Одиннадцать, – призналась она. – Но теперь нам не придется беспокоиться о том, где разместить гостей.– И у каждого из нас будет отдельная ванная комната, – добавил Марк.– И возможно, собственная кухня! – сказала Тина, восхищенно любуясь замком, который Джессика купила на деньги, найденные в бардачке автомобиля.Чувствуя мое состояние (что было не очень сложно), Джессика твердо сказала:– О, прекрати. Подумай сама. Он большой, но это всего лишь дом.– Через дорогу особняк губернатора! – крикнула я.– Ты его осмотри сначала, – вмешался Марк. – Тебе понравится.– Ребята... – Я услышала свой пронзительный голос и заставила его спуститься на несколько тонов ниже. Они, как видно, немало потрудились, и этот дворец стоил ей кучу денег. Расходы исчислялись, наверное, шестизначными цифрами. Мне было чертовски не по себе, но я не хотела показаться неблагодарной. – Это не вопрос: нравится не нравится. Я хочу сказать, что дом потрясающий, роскошный, великолепный.– Слава Богу, – обрадовался Марк.– Да, он очень красив. К его виду у меня претензий нет. Но вопрос в том, практичен ли он и можем ли мы его себе позволить. Ну, скажите, сколько он стоит?– Ну... сейчас мы арендуем его, пока не найдется желающий его купить.– Джессика!– Три тысячи в неделю, – призналась она. Я чуть не упала в обморок.– Деньги от продажи моей квартиры не покроют даже годовой ренты!– Я вижу, что ты умеешь считать в уме, – съязвил Марк. – А то я сомневался.– Это же безумие, неужели не понятно?– К кому из нас ты обращаешься?– Послушай, этот дом больше подходит тебе по твоему положению, – сказала Джессика, стараясь, чтобы это заявление прозвучало убедительно.– Какому такому положению? – Я бросила на нее сердитый предостерегающий взгляд. Она не упомянула статуса королевы: знала, что мне это не нравилось, и старалась избегать этих слов.– Ты знаешь какому, – твердо сказала Джесс. Предательница! – Когда король заглянет к тебе...– Не называй его так, – прошипела я сквозь зубы.– Bay, – ввернул Марк, всматриваясь в мое лицо. – Твои глаза опять красные. И... – Он заглянул мне за спину. Я слышала, что Моника и Тина отступили на ступеньку назад, но слишком устала, чтобы обращать на это внимание.– Синклер, хорошо, – продолжала Джессика. – С Синклером, и Тиной, и... другими людьми, – она кивнула на Монику, – в общем, тебе действительно нужно приличное жилье. Что-то такое, что покажет всем...– ...что моя подруга меня содержит. Послушай, этот дворец не для меня.– Он стоит особняком... это последний дом в квартале, и позади него только Миссисипи. Он большой и уединенный, а сад надежно защищен от посторонних глаз. Тебе ведь требуется иногда оставаться одной, Бете, даже если ты не признаешься зачем. И он достаточно просторен для тебя и для приема твоих гостей.– Разве мы не можем купить квартиру в деловой части Миннеаполиса или что-нибудь в этом роде? – взмолилась я.– Королевы вампиров не живут в квартирах обычных многоэтажек. – Это сказала Моника, но Тина и Джессика согласно закивали.– Послушай, ведь нам тоже надо где-то жить, – вступил в спор Марк. – Правильно? Я хочу сказать, что твой дом развалится сам по себе, если термиты будут продолжать его точить. Так что попробуй провести здесь несколько недель. Это все, о чем мы тебя просим.Да, всего-навсего. Как будто мне легко упаковывать и перевозить вещи два раза за сезон. Джессика любила командовать, к этому я привыкла и могла с ней бороться, но Марк был голосом рассудка, против которого у меня не было защиты.– Вы должны признать, – добавила Тина, – что это потрясающий дом.– И что из этого? Если я королева, почему же я не могу проявить свою власть?Джессика усмехнулась.– Это не твоя забота. Мы будем держать тебя в курсе.– Джессика будет вроде Брюса Уэйна, а ты Бэтменом, – добавил Марк. – Твоя задача – бороться с преступниками, а ее – платить по счетам.– Брюс Уэйн и Бэтмен были одним и тем же человеком, дурачок.Джессика и Тина одновременно рассмеялись, что меня обидело. По крайней мере Моника из уважения ко мне промолчала.– Привет, Тина, я не имел возможности поздороваться раньше, – сказал Марк. Он протянул свою большую лапу и потряс крошечную тонкую ручку Тины. Это казалось почти смешным. Потому что, хотя Марк в хорошей форме и выше Тины головы на полторы, она могла сломать все кости на его руке одним пожатием. И он знал это. И Джессика тоже знала. Но они не придавали этому значения. Они приспособились к этим вампирским штучкам гораздо быстрее, чем я.– Устрой мне обзорную экскурсию, – попросила я, сдаваясь. Марк был прав. Нам нужно где-то жить. И Джессика может купить весь этот квартал, едва тронув свой счет в банке. Если мне и приходилось на что-то жаловаться в этом мире, то уж точно не на ее финансовое положение. – Давайте посмотрим, что вы там арендовали для меня.Тина и Моника ушли, когда прибыла риелторша, оказавшаяся приятной пожилой дамой с седыми волосами и в ужасном твидовом костюме (это в июле-то!). Она быстро завоевала наше уважение, потому что, хотя и рассчитывала на большие комиссионные, не распускала с нами нюни. И много знала об этом доме. Марк прошептал мне, что она, возможно, уже родилась, когда его построили в 1823 году.Я хихикала в ладошку, когда Мэй Таунсенд («Зовите меня просто Мэй-Мэй, дорогая») распространялась об искусной деревянной резьбе и о непревзойденном мастерстве строителей, подчеркнув, что тот факт, что термиты до сих пор не уничтожили это великолепие, позволил примитивным приматам вроде нас ходить по освященным полам из дорогих пород дерева. Я подумала, не съесть ли мне ее, но, откровенно говоря, меня отталкивал запах твида.– Как я сказала вам по телефону, – продолжала Мэй-Мэй, пока мы спускались с третьего этажа на второй, – большая часть мебели продается вместе с домом. Владельцы живут в Праге и очень заинтересованы в его продаже.– Мы только арендуем его, – твердо сказала я, прежде чем Джессика успела ответить.– Очень хорошо, дорогая. Это спальня хозяина дома, – добавила риелторша, открывая дверь в комнату с высоченным потолком, кроватью размером в мою кухню и огромными окнами. – Она была полностью перестроена, а в примыкающей к спальне ванной есть джакузи, раковина с ножной педалью и...– Я беру ее себе! – громко заявил Марк.– Черта с два, – хмыкнула Джессика. – Я думаю, что ее должен получить тот, кто будет принимать здесь любовников.– Ну, тогда вы с Бете и ты исключаетесь, – насмешливо улыбнулся Марк. – Когда ты в последний раз трахалась?– Не твое собачье дело, красавчик.– ...обои расписаны вручную, что было в то время уникально, и обратите внимание на золотой листик в углах... – бубнила Мэй-Мэй.– Поскольку меня обманом вынудили снять этот дом, – перебила я, – я возьму хозяйскую спальню себе. А у вас есть на выбор дюжина других комнат.– Десять, – поправила Мэй-Мэй.– Все равно.– Это несправедливо! – вскричал Марк.– Будет по-моему, или мы вернемся в наш термитник. – Я наконец-то начала командовать и получать то, что хотела. – Эй, Марки-Марк, почему бы тебе и Мэй-Мэй не проверить раковину с ножной педалью?– Зачем? Если я не привыкну к ней, то я... ой!Я легонько подтолкнула его в направлении ванной комнаты, отчего он растянулся на полу, а Мэй-Мэй почтительно последовала за мной.– Эй, Джесс, – спросила я спокойно, – а кто будет убирать в этой громадине? Марк и я, как ты знаешь, работаем по ночам, а ты не очень-то хорошая хозяйка.– Я найму пару горничных, – заверила меня Джессика. – И еще мы возьмем кого-нибудь для ухода за лужайками и садом.– Я сам буду ухаживать за лужайкой! – крикнул Марк из ванной.– Ты сможешь косить каждую неделю по два акра? – усомнилась Джессика. – И перестань подслушивать! У меня здесь приватный разговор.– Может быть, и смогу! Я имею в виду косить.– Давай постараемся свести число помощников к минимуму, – попросила я с тревогой.– Не волнуйся, Бете. Никто не узнает, пока ты сама им не скажешь.– Не узнает что? – поинтересовался Марк, входя в комнату.– Что она такая же дура, какой выглядит, – живо отозвалась Джессика, ловко избежав моего пинка.– Вы готовы осмотреть первый этаж? – бодро спросила Мэй-Мэй. Я была не готова, но покорно поплелась за ними. Глава 8 Джессика сделала то, что обещала. Я еще не успела распаковать веши, когда начала встречать людей, которые входили и выходили из дома, или Центрального вампириума, как любил называть его Марк. У нас было по крайней мере три служанки и два садовника;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...