ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

К тому же, верьте или нет, я терпеть не могу ссор.Я повернулась к покупательнице, но она давно ушла. В отделе, кроме меня, никого не было.Будь ты проклят, Синклер. Глава 6 – Сообщаю официально, – объявил Марк. – У нас термиты.– Господи, позволь мне снять туфли, а? – Я положила ключи на стол в холле и сбросила шпильки. – Доброе утро.– Извини. Я получил сообщение сегодня днем, когда ты спала, но мне пришлось ехать в больницу раньше, чем я успел поговорить с тобой.Я пошла за ним на кухню. Возможно, он вернулся домой за полчаса до меня. Я заметила, что его волосы отросли. Они уже не казались грубо остриженными. И слава Богу, он немного поправился.Когда я впервые встретила доктора Марка Спанглера, он сидел на выступе крыши, собираясь спрыгнуть вниз и расплескать мозги по всей Седьмой авеню. Я уговорила его спуститься и пойти со мной. Он решил, что жить с вампиром все же немного лучше, чем позволить какому-нибудь копу сгрести в ведро то, что от него останется.Он уже накрыл стол к чаю. У меня раньше никогда не было соседа по комнате, и мне это нравилось. Оказалось, что очень удобно жить с кем-то, кто мог днем, пока я спала неправедным сном бессмертных, отвечать на телефонные звонки. И Марку это тоже было полезно. Я отказалась брать с него арендную плату, так что он оплачивал только коммунальные услуги и выполнял мои поручения, когда освобождался от смены. Я всегда считала, что врачи зарабатывают больше денег, чем секретарши. Но ошибалась.– Термиты, да? – Он попытался показать мне грубую желтую бумагу, но я отмахнулась и села за стол. – Я не думала, что в домах еще водятся термиты. Я считала, что это было чем-то вроде моды 50-х годов.– На самом деле они вызывают больше разрушений, чем все природные катастрофы, вместе взятые.– Ты опять вычитал это в Интернете?– Мне надоело качать одну порнуху. – Он усмехнулся, отчего его зеленые глаза сверкнули. Это свойство наряду с козлиной бородкой делало его похожим на дружелюбного демона. Возможно, поэтому он мне понравился с первого взгляда. Я знала только двоих людей с зелеными глазами, по-настоящему зелеными, а не орехового цвета, как у меня. Одной их них была моя мама.– От насекомых можно избавиться, – продолжал Марк, – но дом все равно будет поврежден. А на ремонт потребуется много денег.– Надо что-то придумать. Ты не пробовал строить глазки термиту-самцу?– Как Скарлетт О'Хара? Да, и поверь мне, это доставило мне удовольствие... парень-термит был что надо. Но, увы, он совершенно не поддавался моим чарам. Даже не пошевельнулся.– Это точно термиты? Я думала, что эти маленькие насекомые, летающие вокруг, муравьи.– Нет. Insecta Termitidae. Другими словами, нам придется плохо.Я медленно пила чай и стучала костяшками пальцев по столу. Возможно, наступило время перемен, и Господь наслал на меня Insecta в качестве какого-то послания.– Может быть, Джессика...– Тише! – зашипела я.– Может быть, Джессика что? – спросила моя подруга, входя на кухню.– Ничего, – отмахнулась от нее я. – У нас будет собрание?– Да. – Она зевнула и, схватив хлеб, бросила два ломтика в тостер. Она оделась в свою обычную дневную униформу – голубые джинсы, футболка и сандалии. Ее жесткие черные волосы были так сильно затянуты в узел, что брови приподнимались, придавая лицу удивленное выражение. – Должна сказать, что это очень неудобно. Терпеть не могу ставить будильник на два часа ночи.– Пожалуйся мне тут. Не думаешь ли ты, что мне нужно время от времени чувствовать на своем лице солнечные лучи?– Вот стерва, – ответила она добродушно.– У нас есть отчет, и он подтверждает то, что сказал тот парень, – вмешался Марк.– Минутку. Какой «тот парень»?– Джесс заплатила за консультацию по дезинсекции, – пояснил Марк.Я схватилась за голову.– Марк, мы не должны зависеть от Джессики и допускать, чтобы она выручала нас каждый раз, когда у нас возникают денежные проблемы.– Не должны?– Марк!Он пожал плечами:– Да, но... она не возражает. У нее больше денег, чем она может потратить за тридцать жизней. Так почему бы ей не помочь нам, если ей хочется?– Эй, ребята, не забывайте, что я здесь, в комнате.– Нам ведь не удастся продать дом, пока мы не уничтожим термитов. Я думаю, мы могли бы снять квартиру...– Или люкс в отеле «Маркетт», – пробормотала я. Запах вкусно пахнувшего хлеба сводил меня с ума. Пункт 267 кодекса бессмертных гласил: пища продолжает сохранять для вампира приятный запах, но один твердый кусочек – и начнется рвота. Теперь я строго придерживалась жидкой диеты.– Что было на работе? – спросила Джесс, вытаскивая хлеб из тостера и бросая его на стол.– Догадайся, кто сегодня вечером приходил в «Мейси», чтобы приказать мне бросить все и переехать с ним в «Маркетт»?– Эрик Синклер? – Они оба произнесли это одинаковым мечтательным тоном. Моя лучшая подруга и мой товарищ по комнате – оба были страстно влюблены в него. Затем Джессика захихикала.– Эрик приходил в «Мейси»? Он не воспламенился в тот момент, когда проходил мимо кассы?– Увы, нет. Он попытался загипнотизировать моего босса, чтобы заставить его уволить меня.– Ты убила его? – спросил Марк.– К сожалению, нет. Мне пришлось работать сверхурочно, а затем... в общем, не важно...– Пить кровь из потенциального убийцы?– Потенциального насильника, но это не важно, как я сказала. Как бы там ни было, затем я пришла домой, чтобы выслушать доклад о термитах.– Возможно, это и к лучшему, – изрекла Джессика с набитым ртом. Я отвела взгляд, пока она продолжала: – Не похоже, чтобы ты была влюблена в этот дом. Может быть, пора поискать новое жилище.Я ничего не сказала, но задумалась над ее словами. Я жила в этом доме много лет... с тех пор как меня исключили из колледжа. Мой папа утешил меня чеком на двадцать тысяч долларов, и я истратила порядочную сумму на оплату моего трехкомнатного коттеджа. Он давно сделался для меня мал, но я была слишком ленива, чтобы заниматься его продажей.– У меня есть кое-какие мысли на этот счет, – продолжала она, отхлебывая мой чай. – Ты ведь единолично владеешь этим домом, так?– Ты знаешь, что так, – ответила я раздраженно. – Ты единственная, кто заплатил по закладной, когда я умерла.– Правильно, я как-то забыла об этом.– Оно и видно.– Я считаю, что нам надо пригласить моего дезинсектора опрыскать этих термитов. Тогда мы сможем выставить дом за низкую цену. За такую цену на этой окраине...– О, опять ты начинаешь ругать Яблочную долину.– Извини, я просто думаю, что города без индивидуальности неполноценны, – сказала она со снобизмом двадцатидевятилетней миллиардерши. – А в Яблочной долине нет даже собственного делового центра. Он существует только благодаря Миннеаполису. Ску-учно.– Нахалка. – Мне нравилась Яблочная долина. Если я хотела пойти в бакалею или в парикмахерскую, позавтракать блинами или купить последний роман Робба, я могла сделать все это в пределах полумили... и по большей части в одной и той же торговой галерее. – Мегаполисная нахалка.Она подняла пальцы в шутливом жесте. Я с содроганием заметила, что ее ногти были выкрашены в бледно-зеленый цвет.– Тем не менее я думаю, что мы могли бы легко получить за него сто пятьдесят тысяч. Даже с термитами. И мы пустим их в оборот и используем на что-нибудь более соответствующее нашим потребностям.– Нашим потребностям?– Я продаю свою квартиру. Мы с Марком говорили об этом и решили, что я должна переехать вместе с вами.– Я что, пропустила еще одну конференцию-меморандум?– Нет, всего лишь собрание. Мы провели его днем.– Я бы хотела, чтобы вы перестали все решать без меня, – проворчала я. Я собралась было протестовать, но не стала: Джесс так часто находилась в моем доме, что фактически и так уже переехала. Я также знала почему. Моя смерть по-настоящему потрясла ее, и она не желала больше выпускать меня из поля зрения.И какая мне разница? Чем больше народа, тем веселее. С тех пор как я обнаружила, что монстры действительно существуют, мне не очень-то хотелось приходить в пустой дом.– Значит, договорились? Мы проведем дезинсекцию, внесем дом в реестр на продажу и найдем что-нибудь побольше. Ни о чем не беспокойся, Бете. Марк и я будем искать дом в дневное время.Я допила чай.– Бете?– Что, тебе надо мое одобрение? Я ведь только номинальная хозяйка дома.– Это так.– Но ты очень умная, – поддразнил Марк. – Даже если твоя визитка с надписью «Мейси» висит на шнурке вверх ногами.Спустя несколько ночей я проснулась в мире голубого неба. Вначале я пришла в замешательство – не заснула ли я на улице? Затем поняла, что Марк написал записку на почтовой открытке и приклеил ее к моему лбу, пока я спала. Ублюдок.Супервамп: мы приняли предложение насчет дома, и Джессика нашла нам новое помещение. Встретимся на 607 Саммит-авеню в 10 часов вечера, чтобы осмотреть новое жилище.О Господи, что она сделала? Я сжала записку в кулаке. Саммит-авеню? Мне не понравилось название.Я оглядела комнату. В углу стояло шесть пустых коробок. Явный намек на то, что они собирались упаковывать вещи.Я приняла душ, переоделась и почистила зубы. Я не имела понятия о том, чистят ли зубы другие вампиры, и мне было безразлично. Подумайте о том, как по утрам пахнет от кого-то, кто ужинал кровью! Я также прополоскала рот специальным раствором, хотя острый запах мяты вызывал у меня тошноту.Я уже собиралась выйти из дома (предварительно упав, споткнувшись о коробки в гостиной), когда услышала неуверенный стук в дверь и, открыв ее, увидела Тину, стоявшую на ступеньке.– Большое тебе спасибо за то, что натравила на меня Синклера, – произнесла я вместо приветствия. – Он приходил ко мне на работу.– Неужели? – спросила она невинно. Она была одета как потенциальная жертва насильника: красная плиссированная мини-юбка, белый свитер, черные колготки и черные туфли без каблуков с серебряными пряжками. Ее светло-русые волосы были убраны с лица и повязаны красной лентой. Выглядела она лет на шестнадцать. – Теперь, когда я думаю об этом... – Она задумчиво выпятила свои красные губки. – Он упомянул, что, возможно, пойдет в Галерею, чтобы увидеться с вами.– Хорошо врешь, но я тебе не верю. Он не пошел бы, если бы сначала не узнал от тебя, где я.– Честное слово, уже несколько десятков лет ни одному из нас не приходилось...– Кстати, ты отлично выглядишь, – перебила я. Несмотря на все свои недостатки, одевалась она с большим вкусом.Она улыбнулась, потом пожала плечами.– Мне надо будет потом пойти прогуляться.– Можешь не продолжать. – Тина имела троих преданных доноров крови, но иногда ей хотелось разнообразить меню. – Не хочу ничего об этом слышать.– Молчу. Кстати, вот мой доклад. – Она протянула мне толстый конверт.– С виду здесь много страниц, – сказала я подозрительно, взвешивая на руке негнущийся пакет.– Я постаралась включить все, что смогла. Здесь есть и фотографии.– Ну, я прочту его, когда...– Тина?– Ах! – От неожиданности я выронила конверт, и он с глухим стуком упал на пол. В дверях появилась вторая голова – тоже светловолосая красотка, – но я ничего не слышала, хотя застать меня врасплох было очень трудно. Только старые и очень сильные вампиры могли это сделать.– Прошу прощения, ваше величество, – сказала красотка. – Я не хотела напугать вас.– Не зови меня так. И ты меня не напугала – ты просто вышибла из меня дух. Сколько тебе лет?Такой вопрос при нормальных обстоятельствах звучал бы не очень вежливо, но вампиры любили хвастать своей древностью.Эта вампирша не была исключением. Она гордо выпрямилась и преобразилась. Она оказалась высокой – почти моего роста и на голову выше Тины, – с волосами до плеч, такими светлыми, что они отливали серебром, а ее огромные голубые глаза напоминали небо в Пасхальное воскресенье. Конечно, она выглядела очень бледной, но ей это шло. Цвет ее волос требовал бледной кожи. На ней были шорты цвета хаки, темно-розовая рубашка, застегнутая под горло, и кожаные сандалеты. Она слегка улыбнулась.– Мне семьдесят восемь, ваше величество.– Ну и ну. Ты выглядишь не старше двадцати двух. И не называй меня так. Кто ты?– Это Моника Силвер, – быстро сказала Тина. – Она приехала в наш город, чтобы засвидетельствовать почтение Ностро, и обнаружила новое руководство. – Тина бросила взгляд через плечо. – Моника не войдет сюда.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...