ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

..– Просто помоги мне лечь обратно в постель, мертвячка.Я помогла. Мне ужасно хотелось вернуться в «Мейси». Вместо этого я уложила Джессику в постель – она заснула, пока я подтягивала одеяло к ее подбородку, – и оставила ее, чтобы начать уборку.В ящике кухонного стола я нашла несколько бельевых прищепок. Только не спрашивайте, откуда они там взялись, когда у меня нет даже веревок для сушки белья. Ящики со всяким хламом сами по себе чудо. Чего только в них не найдешь – например, что там делают купоны на бесплатный корм для птиц? У меня ведь нет птицы.С прищепкой на носу и резиновыми перчатками на руках я могла вычистить ванну, не опасаясь, что меня стошнит кровью, выпитой три часа назад. Моим донором оказался добродушный угонщик машин, который в тот момент, когда я увидела его, возился с мотором «понтиака». Получив то, что мне было нужно, я вызвала ему такси. Я не собиралась поощрять воровство, достаточно того, что я сама была той еще миногой на ножках.Я мыла шваброй туалет, когда услышала шаги на крыльце, и поспешила в гостиную открыть дверь, прежде чем Джессика могла проснуться.На пороге стояла Тина. Она с любопытством покосилась на мой наряд и зажала рукой рот, подавляя смешок.– Исчезни, – сказала я. Я все еще с ней не разговаривала. Из-за нее и Синклера я стала королевой вампиров. Они скрывали от меня этот факт до тех пор, пока я не переспала с Синклером. Ей не могло быть прощения!– Могу я войти, ваше величество? – спросила она, насмешливо кривя губы.– Нет. И не называй меня так. – Я все-таки не спешила закрывать перед ней дверь. Тина понравилась мне в тот момент, когда я ее увидела. Конечно, когда кто-то спасает вам жизнь при первом знакомстве, поневоле начинаешь испытывать к нему теплые чувства.А за исключением ее непоколебимой верности Синклеру, которая заставляла ее совершать вызывающие раздражение поступки (см. выше), она была довольно сносной. Старой – ей было лет сто с лишним, – но сносной. Она не говорила и не вела себя как старуха, хотя иногда бывала упрямой. И походила на девушку с обложки «Гламура»: с длинными светлыми волосами, высокими скулами и глазами цвета анютиных глазок, такими темными и огромными, что казалось, будто они занимают половину ее лица.– Чем это вы занимаетесь? И откуда такая вонища?– Уборкой, – ответила я гнусаво, снимая прищепку с носа. – У Джессики грипп.– Мне жаль ее. Грипп. У меня его не было лет... – Она прикрыла глаза, припоминая.– Послушай, в ванной такой запах, словно в ней кто-то умер. Я не преувеличиваю. Так что мне нужно туда вернуться.– Давайте я помою, – предложила она.– Еще чего, – сказала я, пораженная. Уф! Такой работы я не пожелала бы даже злейшему врагу. Даже Синклеру.– Такая работа ниже вашего достоинства.– Я сама буду судить о том, что ниже моего достоинства, мисси, – возразила я. – И вообще чистка блевотины по моей части.– Я настаиваю, ваше величество.– Отвяжись. Кроме того, ты не можешь войти без моего разрешения. Ха! И еще раз ха.Она подняла брови, темные и тонкие, как усики бабочки. И переступила порог.– Ну, как знаешь.– Эрик и я входили и выходили из этой квартиры несколько раз прошлой весной. Помните?– Я сделала все возможное, чтобы забыть о прошлой весне. – Я протянула ей бельевую прищепку.– И незачем об этом вспоминать, – сказала она мягко. – Королева вампиров может делать все, что ей нравится.– Не учи меня. Чего ты хочешь? Зачем пришла?– Чтобы снова просить у вас прощения, – ответила она спокойно.– Сначала отскреби грязь. А уж потом проси. Она направилась в ванную с таким энтузиазмом, что на несколько секунд мне стало не по себе. Ей так отчаянно хотелось вернуть мое расположение.Тина почти не производила шума, но, когда мы вошли в спальню, Джессика все же села на кровати.– Кто это? – спросила она осоловело. – Тина? Это ты?– Бедная Джессика! – Тина поспешила к кровати. Ее тонкие ноздри один раз расширились, но затем лицо приняло спокойное и вежливое выражение. – Если память мне не изменяет, грипп – опасная болезнь. – Она приложила ладонь ко лбу Джессики. – Ты, должно быть, чувствуешь себя отвратительно.– Да, но лбу так приятно, – простонала Джессика. – Твоя холодная рука – то, что надо! Как это Бетси тебя впустила? Я думала, что она все еще злится на тебя и короля Эрика.– Не называй его так, – пробормотала я.– Она меня пожалела. Спи, дорогая, – проворковала Тина. – Когда проснешься, будешь чувствовать себя намного лучше.И, как бы следуя ее совету, глаза Джессики закатились, и она отключилась, мирно похрапывая.– Черт возьми! – Против своей воли я находилась под впечатлением от действий Тины. Тина была бисексуальна; наверное, поэтому она имела власть и над мужчинами, и над женщинами. – Молодец! Я не знала, что ты умеешь излечивать грипп.– Спасибо. Где швабра?– Рядом с туалетом. Но серьезно, у тебя, наверное, есть дела поважнее, чем чистка сортиров, – заметила я, сопровождая ее в ванную. – Ради Бога, сейчас почти уик-энд.При слове «Бог» Тина вздрогнула. Бессмертные очень чувствительны к традиционным религиям.– На самом деле у меня есть новости.– Синклер превратился в груду пепла? – спросила я с надеждой в голосе.– Нет, но странно, что вы это говорите. Последнее время мы получаем тревожные вести. Кто-то начал охотиться на вампиров.– И что из этого? – Я пожала плечами. – Разве это моя проблема?– Вы королева.– И поэтому должна защитить всех вампиров города?– Даже всего мира.Хорошо, что я стояла возле унитаза, потому что внезапно закачалась и мне нужно было на что-то сесть. Глава 4 – Значит, кто-то поблизости убивает вампиров?– Да. И вероятно, это не один человек, а несколько. Мы подозреваем целую банду.– «Мы» – это ты и Синклер?– Да.Я допила чай и встала, чтобы налить себе еще. Ванная сверкала так, словно ее вымыли рекламным чистящим средством: Тина может тереть как сумасшедшая. Интересно, трут ли сумасшедшие, подумала я и отметила про себя, надо будет выяснить.– Послушай, Тина, не обижайся, но я не уверена, что это так уж страшно.– Я и не обижаюсь, – проговорила она сухо.– Я просто считаю, что это не мое дело – защищать городских вампиров. Черт возьми, я защищаю город от них. Что это за манера издеваться над людьми? А?Она уставилась на свою чашку и не ответила.– Я хочу сказать, что как раз на днях я ехала по своим делам, когда мне пришлось отогнать кровососа от его донора. Он не только грубо обращался со своей жертвой, но вдобавок опрокинул такси и до смерти напугал водителя. Просто так, от нечего делать.Тина промолчала. Я знала, что ее доноры крови все поголовно желали этого сами, но все-таки ей было неприятно, что ее сравнивали с плохими парнями.После некоторой паузы я добавила:– Держу пари, что этот тип будет иметь неприятности с полицией. Что же мне теперь – отвечать за него? Зачем мне это?Тина долго молчала, затем наконец сказала:– Вы молодая.– Ты так говоришь, словно обвиняешь меня в чем-то. Но она была права. Четыре месяца назад я жила, как все люди, и ничего собой не представляла. Теперь же я стала королевой бессмертных. Но я все еще помнила, каково это – дышать, и есть, и ходить по городу в дневное время. Разве меня тогда волновало, что кто-то убивает вампиров? Нет и нет.Честно говоря, большинство вампиров были сволочами. Я не могла сосчитать, скольких людей я спасла от участи быть съеденными заживо, и все оттого, что проклятые упыри требовали жертв. Словно, восстав из мертвых, они решили поквитаться с людьми за свою смерть.– Я полагаю, что вы чувствуете... раздвоение, – предположила Тина.– Скорее раздражение.– Но факт остается фактом: кто-то убивает ваших людей. – Я ничего не сказала. К сожалению, Тина не стремилась меня понять. Вместо этого она продолжала: – Мы должны положить этому конец.Я сидела напротив нее с чашкой чая.– Послушай, дай мне подумать об этом, ладно? Я только что получила новую работу, моя подруга больна, мой отец боится меня, моей машине требуется замена масла, у нас, кажется, завелись термиты, Джессика за моей спиной ищет дом, и сейчас я очень занята.– У вас есть работа?– Угу. – Я постаралась выглядеть скромной. Не каждый мог похвастаться тем, что занимается любимым делом. – Продавцом обуви в «Мейси».Еще одна долгая пауза.– Вы будете работать в галерее?Вопреки моему ожиданию Тина не была ни возмущена, ни поражена этим сообщением. Странно.– Не в галерее, а в Галерее, и да, я сейчас занята по горло. K тому же завтра у меня первая смена. Так что, может быть, мы обсудим это позднее?Она постучала по столу костяшками пальцев и взглянула на меня.– Я полагаю, что смогу собрать всю информацию, которую мы имеем, и передать ее вам, чтобы вы с ней ознакомились.– О, просто суммируй все. И напиши мне записку.– Записку?– Ну да, доклад. Чтобы я не забыла. – Я уставилась на свое запястье. Опять забыла надеть часы, идиотка. – Ой, посмотри сколько времени! Все было чудесно, но я должна бежать.– С вами говорить, все равно что головой об стену биться. Я еще вернусь.– Прекрасно. Бессмертный Терминатор – это как раз то, что мне нужно. Дай Синклеру как следует по яйцам от моего имени.Она хмыкнула.– Незачем грубить.Но нет, она сильно ошибалась. Что касалось Синклера, то очень даже зачем. Глава 5 Четыре дня спустя– Мистер Мэйсон, у вас есть минутка? Если вы заняты, я могу...Мы стояли в секции служащих универмага, и я находилась рядом с отгороженным офисом босса. Офис был обит блекло-серой тканью, и в нем не наблюдалось ни картин, ни детских рисунков, ни приглашения на прием или списка игроков в бейсбол, неизменно приколотых к стене каморки любого руководителя. Если не считать компьютера, его рабочее место было пустым. Это помещение выглядело аскетичным, как монашеская келья. Оно одновременно впечатляло и вызываю озноб.– Я занят, Бетси, но рад, что вы зашли сюда... Мне надо с вами поговорить. – Он снял очки – интересно, среди всех управляющих принято носить очки? – и жестом предложил мне сесть, а затем потер кармашки на своем свитере, аккуратно заправленном в брюки. – Но сначала скажите, чем я могу вам помочь.– А... ну, мой чек за работу показался мне несколько легковесным. Конечно, это большая честь – получить чек от «Мейси», но все-таки... Я ожидала немного больше. Я подумала, что, может быть, вы учли не все мои рабочие часы или что-нибудь в этом роде.Он протянул руку, и я дала ему корешок чека. Он просмотрел его и вернул мне.– Вы знаете, что существует страховка, федеральный налог, госналог...– Знаю.– И стоимость товаров, купленных со скидкой служащими «Мейси».– Знаю. Что?! – Черт возьми! Я купила несколько вещей, чтобы отпраздновать новую работу, но понятия не имела, что потратила четыре пятых моего жалованья еще до того, как получила его. Черт бы вас побрал, темно-синие туфли на шпильках от «Лиз Клейборн»!– О, – произнесла я с умным видом, – я забыла об этом. Простите, что побеспокоила вас.– Минуточку, Бетси. Как вам нравится находиться в штате «Мейси»?– Очень нравится! Это как сбывшаяся мечта!– Я рад. И если не считать одного-двух моментов, мне приятно, что вы здесь работаете.– Каких моментов? – спросила я, напрягшись. Он улыбнулся.– Во-первых, позвольте вам сказать, что ваши представления о красивой обуви не совпадают с представлениями других служащих универмага, за исключением меня самого.Я скромно откинула пряди волос с лица. «За исключением меня самого, глупец. Но будь любезной».– Спасибо.– Однако...– Слушаю вас.– Я заметил, что вы стараетесь отговорить... определенный тип клиентов... от покупок.Я ничего не ответила и боролась с желанием сжаться в комочек в своем кресле. Дело в том, что, если какая-нибудь покупательница заходила в сильно разбитых туфлях, мне ужасно не хотелось продавать ей одного из моих прекрасных детей. Кто знает, что могло случиться? Когда туфли уходят из магазина, они оказываются за пределами сферы моей защиты.– Ну, знаете ли, – наконец сказала я, – я не хочу быть одной из тех продавщиц, которые навязывают товар покупателям.– Это прекрасно, но вы также не должны быть одной из тех продавщиц, которые отшивают клиентов. Пожалуйста, имейте это в виду.– О'кей, – пробормотала я покорно. С минуту я обдумывала, не загипнотизировать ли его, чтобы он предоставил мне самой решать, кому и что продавать, но затем отвергла этот план.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

загрузка...