ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она не уедет из Хьюстона. Не уедет, пока не выяснит, что происходит между ней и Ником. В глубине души она молилась, чтобы ничего не было, потому что не знала, сможет ли вынести очередной его отказ. Но все же осмеливалась на что-то надеяться. И успокоиться она теперь не сможет, пока не узнает наверняка. Нужно проверить это ощущение, пробудившее ее чувственность.
Как еще ей доказать Нику, что под ее грубой рабочей одеждой скрывается настоящая женщина?
— Куда ты идешь? — спросил Ник, еле волоча ноги. Билли тащила его за руку по галерее.
— Сюда. Разве не ты говорил Дугу, что я должна купить себе что-нибудь особенное к медовому месяцу? Ведь ты не ковбойские сапоги имел в виду?
— Наверное, нет, — нахмурился Ник. Она втолкнула его в магазин женского белья.
Стоящий внутри запах жимолости и роз вызвал у Ника острое желание чихнуть. И как они только здесь работают? — подумал Ник.
Он засунул руки в карманы. Лучше тут ни к чему не притрагиваться. Особенно к Билли.
— Чем могу помочь? — обратилась к ним продавщица, внимательно взглянув на Ника из-под густо накрашенных ресниц. — Вы ищете что-то конкретное?
— Нет, — сказал Ник, вновь повернувшись к Билли. — Просто смотрим.
— У вас есть что-нибудь для первой брачной ночи? — спросила Билли.
— О, конечно! — Темные глаза продавщицы восторженно вспыхнули. — Примите мои поздравления. — Под ее оценивающим взглядом Ник почувствовал себя и вовсе неуютно.
— Спасибо, — ответила Билли.
— Вы можете посмотреть ночное белье вдоль этой стены. — Женщина показала налево. Билли взяла Ника под руку.
— Помогите мне выбрать что-нибудь сексуальное. Что понравилось бы жениху.
Вторая ошибка, подумал Ник, стоя между двумя стендами с тончайшим, возбуждающим бельем и глядя на Билли. Нахмурив брови, она бродила по магазину, трогая кончиками пальцев шелковые ночные рубашки, перебирая атласные трусики. Ник представил, как ее ладони касаются его обнаженной кожи, и стиснул зубы от злости.
Не думай об этом! Просто не думай.
Ник попытался отвлечься, разглядывая продавщицу, пожирающую его глазами. Но кончилось все тем, что он начал сравнивать ее с Билли. Хотя сравнивать было нечего. Билли красива от природы. Она не нуждается в украшательстве, вроде неестественных пятен румян на щеках, черных стрелок над голубыми глазами или ярко-красной помады. Ее загорелые щеки, блестящие глаза и розовые губки и без того наводят Ника на мысль о страстных поцелуях и стонах наслаждения.
Билли сняла с металлической вешалки нечто кружевное и подошла к нему. Ее губы изогнулись в улыбке.
— Как ты думаешь, зачем это нужно?
Ник уставился на красный пояс для чулок.
Билли накрутила его на указательный палец, а затем щелкнула Ника по руке резинкой. Ник представил себе, как бы смотрелся этот кружевной пояс на ее узких бедрах вместе с блестящими чулками на длинных, стройных ногах. Во рту у него пересохло.
— Да и кто захочет это надеть? Он выглядит жутко неудобным. — Билли повернулась и что-то схватила с прилавка, заваленного шелковым бельем. — А на это взгляни! — Она протянула белые трусики из одних узких полосок. — Да кто в здравом уме напялит такое? Зачем? Почему это вообще кого-то интересует?
У Ника сдавило горло.
— Билли, — простонал он, — это не для удобства.
— Ах, да. Верно. Это для парней. — Она сунула трусики ему в руку. — Нет, спасибо. Я предпочитаю хлопок, а не всю эту ерунду. Если Дуг имеет что-то против, пусть он… — Она смерила Ника взглядом. — А тебе такие вещи нравятся? — Соблазняющие нотки, которых Ник никогда раньше не слышал в ее голосе, вновь разожгли пожар в его крови.
Опасная тема, подумал Ник, сжав трусики в кулаке.
— Э… иногда. Смотря какая женщина.
— Гмм. — Она обдумывала его ответ, словно перебирая возможные варианты. Ник мог только молиться, чтобы Билли не спросила его прямо, относится ли она к таким женщинам. Потому что, черт побери, ему пришлось бы ответить «да».
— Когда? — Она повесила пояс на плечо, и его кончик свисал ей на грудь. Ник не мог отвести взгляда, он почувствовал, что на его лбу выступила испарина. — Ты сказал, что такие вещи нравятся тебе иногда. Так когда же?
Ник заставил себя посмотреть ей в лицо, отведя взгляд от дурацкого пояса, от ее пышной груди, к которой так и хотелось прижаться. Билли, склонив голову набок, глядела на него. Он переступил с ноги на ногу. Видит ли она, как ему тяжко? Как желание сдавливает его тело, словно петля?
Он пожал плечами и отвернулся.
— Не знаю.
— А спорим, знаешь? — Билли схватила его за руку, пальцы были нежными, твердыми, настойчивыми. — Давай же. Ник. — Она подмигнула. — Ответь мне. Мы ведь друзья, верно?
Всего лишь друзья. Вот кем они всегда были. Внезапно Нику захотелось большего, гораздо большего. Он напомнил себе, что она любит Дуга. Или нет? Чувствуя, что все мысли в голове смешались, он выдавил:
— Да, мы друзья.
— Так помоги мне.
Ник кивнул, судорожно сглотнув.
— Что бы ты выбрал для медового месяца… то есть для моего медового месяца?
Ничего, подумал Ник. Совершенно ничего. Перед его глазами возникло ее сильное, гибкое обнаженное тело. Как будто этот медовый месяц она проведет с ним. Улыбка успела вспыхнуть на его губах, прежде чем он понял, что Билли всего лишь пытается соответствовать вкусам своего жениха.
Что бы ей надеть для Дуга? Старомодную длинную фланелевую сорочку под горло. Это было бы лучше всего. И пояс целомудрия, если их еще носят. Может, сказать ей, что ее жених предпочитает менее вызывающие вещи? Вряд ли. Билли не так наивна. Но все же, где эти бабушкины ночнушки?
Отбросив неподобающие мечтания, Ник начал перебирать белье, торопливо сдвигая пластиковые вешалки, чтобы быстрее покончить с неприятным занятием. Он рассматривал девственно-белые ночнушки, возбуждающие красные, вызывающие и бесстыдные черные. У одних были кружевные чашечки, у других — глубокий вырез на спине, а у некоторых — разрез чуть ли не до талии. В каждой из них он представлял себе Билли, и его кровь бурлила.
Ни одну из таких рубашек Билли не может надеть для Шеффера.
— Тебе нравится вот это?
Билли держала перед собой рубашку из белой прозрачной ткани, прижимая ее к талии. Она закружилась перед Ником, взмахнув подолом. Ник углядел под ним стройные бедра, обтянутые узкими голубыми джинсами, и его воображение расшалилось. Билли пританцовывала перед ним, и он любовался этой женщиной, сохранившей частичку детского очарования. Он представил себе, как она обнимает его, окутанная этой сияющей дымкой, с пылающим на щеках румянцем, ртом, приоткрывшимся для поцелуя, и волосами, в беспорядке падающими на плечи.
— Ну как? Ник хотел ответить, что ему не нравится. Но как он мог солгать? Она выглядела потрясающе. Жгучая ревность охватила его. Он убьет Шеффера, если мистер Модник только посмеет взглянуть на Билли в этой ночнушке.
— А ты не замерзнешь? — спросил Ник, пытаясь ее переубедить.
Билли моргнула.
— Нет, конечно.
Ход его мыслей резко сменил направление. Ник вообразил, как Билли припадает к Шефферу, подставляя губы для страстного поцелуя. Будет ли она целовать Шеффера так же, как целовала его? Он в замешательстве попытался отбросить подобные мысли. На сердце лежал тяжелый камень.
Билли заслуживает лучшего, чем болтливый, легкомысленный Дуг, обращающийся с ней как с породистым пуделем. Она заслуживает, чтобы в ней видели женщину, женщину из плоти и крови, со своими потребностями и желаниями, такими же сильными, как у любого мужчины. Трудно даже представить себе, что она наденет это сексуальное белье для Шеффера… или кого-нибудь еще… кроме него самого.
Эта мысль была самой опасной из всех. Ник обязан победить в войне с собственными желаниями. Он не тот мужчина, с которым Билли может почувствовать себя женщиной. Разве бывшая жена не доказала ему это раз и навсегда?
Но, может, удастся хотя бы продемонстрировать Билли, какого обращения заслуживает женщина. Даже если Ник и не относится к так называемым дамским угодником, все равно он лучше, чем Шеффер.
Глава 6
Так она не договаривалась! Разве ей нельзя хотя бы один раз почувствовать себя красивой? Билли хотела доказать Нику, что она так же женственна, как и любая другая девушка, но вовсе не собиралась показывать ему все. А под такой рубашкой действительно видно все!
Под напряженным взглядом Ника девушка внезапно ощутила себя уязвимой, словно ее джинсы и футболка растворились в воздухе и она стоит перед ним в чем мать родила. Нику незачем было отвечать на ее вопрос. Даже не имея опыта общения с мужчинами. Билли знала ответ. Как будто в ней пробудилась женская интуиция. Нику нравится эта прозрачная вещица, которую Билли держит перед собой. И очень нравится!
Тончайший хлопок струился по ее телу, придавая округлостям фигуры более мягкие, женственные очертания. Ткань льнула к голым рукам, словно лаская.
— Пожалуй, я возьму ее, — сказала Билли. У нее сдавило горло от странного томления, которого она до конца не понимала и не хотела понимать. Она отвела взгляд от мрачных, жарко пылающих янтарных глаз Ника.
— Разве ты не примеришь? — спросил он низким, хрипловатым голосом. Билли вспыхнула.
— Что? — Ее взгляд метнулся по людному магазину. — Хочешь сказать, здесь? Перед тобой? Ник фыркнул.
— Наверняка у них есть примерочные. Я могу высказать свое мнение. — Ник криво усмехнулся. — Бесплатно.
Это была неуместная шутка. Возможно, она не правильно поняла выражение его лица. Может, это был вовсе не интерес или желание. Ей захотелось убедиться, что Ник не дразнит ее, как в детстве.
— Нет, спасибо. То есть не обязательно. Уверена, что будет как раз.
— А это твой размер? — спросил Ник. Билли широко раскрыла глаза.
— Ты что! Невежливо спрашивать женщину… любую женщину, даже если это твоя мать, жена или вредная младшая сестренка, о ее размерах. Кроме того, если эта рубашка окажется чуть велика или мала, Дуг ничего не скажет. Я ведь не собираюсь носить ее на людях. Это только для него, — ответила она в надежде хоть чем-то уязвить Ника. — Если ты понимаешь, о чем я. Сомневаюсь, что она останется на мне надолго.
Судя по глазам Ника, потемневшим как ночь, Билли попала в точку. Ощутив, что ее уверенность в себе постепенно восстанавливается, она развернулась на каблуках и направилась к кассе.
Внезапная мысль едва не заставила ее споткнуться. Ник смотрит ей вслед! Ее тело напряглось, ноги одеревенели. Билли чуть не застонала, сообразив, что у нее походка как у ковбоя. И зачем она только надела эти сапоги? Обернувшись, Билли перехватила обращенный на нее взгляд Ника, который словно бы ласкал ее. Это наполнило Билли уверенностью в собственной женской власти, власти, которую она внезапно обрела над Ником.
Споткнувшись, Билли едва не упала, но в самый последний момент удержала равновесие. Она чертыхнулась и больше оглядываться не стала.
Может, Ник и не дразнил ее раньше. Трудно сказать. С Дутом все по-другому. Его комплименты какие-то двусмысленные. Его снисходительный тон и покровительственное отношение не льстят самолюбию, а напротив, внушают неуверенность. Билли извиняла его поведение тем, что он лучше ее разбирается в модной одежде. Но некоторые из его высказываний были для нее хуже яда. «Прекрасно выглядишь, крошка, — говорил Дуг со своей обычной плотоядной улыбкой, поправляя выпавшую из ее прически прядь волос или смахивая с платья соринку. — Стерлинги одобрят мой выбор невесты». Почему всегда создавалось впечатление, что он хвалит скорее себя, чем ее?
Ник же только смотрел на нее. Но в его глазах было столько энергии, что ее хватило бы на освещение всего Хьюстона во время урагана. Рядом с ним, с его потемневшими неотразимыми глазами и ленивой улыбочкой, она чувствовала себя словно в свете прожектора. Под взглядом Ника ее лицо покрывалось густым румянцем, а по телу словно ток пробегал. Она понятия не имела, как ответить на это, и просто отводила глаза.
Дожидаясь, пока кассирша завернет рубашку, Билли заметила на прилавке флакон духов. Проверив запах на запястье, она передала пузырек кассирше, чтобы добавить в счет. Когда еще у нее появится возможность швыряться деньгами, тратить их на глупые наряды и дурацкие мечты?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...