ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Они хотели броситься за ней в погоню, но их храбрый порыв был остужен холодным вечерним ветром. Они предпочли снова залезть в воду, вместо того чтобы гоняться за Билли в голом виде.
— Я думала, что Джейк меня убьет.
— И я бы ему помог. — Ник перестал смеяться. — А ты знаешь, что случилось после того, как ты убежала домой?
— Нет. — Ее глаза широко раскрылись. — А что?
— Когда солнце скрылось, мы начали замерзать. Это прибавило нам храбрости. Лучше уж добежать до дома голыми, чем отморозить задницы. Так что мы вылезли из пруда. И наткнулись на Марсию Демпстер, Джин Чепмен и Райану Берк.
— Ой, нет! — Билли откинулась на сиденье, умирая от смеха.
Ник покачал головой, его уши стали малиновыми.
— Не знаю, кто из нас сильнее испугался, девчонки или мы с Джейком. Но мы тут же нырнули в воду, а они удрали, — он притворно нахмурился, но его глаза улыбались. — Так что, Билли, спасибо тебе за один из самых ужасных моментов в моей жизни.
— Всегда пожалуйста. Я рада, что смогла обеспечить тебя таким приятным воспоминанием.
Ник улыбнулся с несчастным видом.
— А какие еще ужасные моменты были в жизни Ника Лэтэма? — спросила Билли.
Его улыбка растаяла. Глаза стали холодными, как лед. Билли затронула больное место.
— Какие? — повторил он резким голосом. — Своей бывшей жене я обязан несколькими такими моментами. Только это уже не смешно.
— Правда? — с сожалением произнесла Билли. Внезапно у нее заныло сердце от боли, прозвучавшей в его голосе, от грусти, темнеющей в глазах. Она хотела прикоснуться к нему, но боялась переступить невидимую черту между ними. Или она уже сказала слишком много?
Официантка на роликах принесла им ужин и напитки. Ник заплатил по счету и протянул Билли ее чизбургер. Оба пакета с картошкой они поставили между собой — чтоб легче было брать. Ночная тьма сомкнулась вокруг них, ограждая от окружающего мира. Они накинулись на толстые, сочные чизбургеры, обильно поливая их кетчупом.
— Мы слишком разные, — помолчав, сказал Ник. — Диана и я. Иногда я удивлялся, что нас свело вместе.
Затаив дыхание, Билли ждала, когда Ник продолжит, раскрывая перед ней свое сердце.
Он повел плечом.
— Она была красивой. По крайней мере, мне так казалось. А характер… что ж, я понял это не сразу.
Откусив бутерброд, он погрузился в свои мысли, а затем, прожевав, продолжил:
— Ладно, я допускаю, что был ослеплен, а не влюблен, когда женился. В то время я вряд ли понимал разницу. Но что она во мне нашла? С самого первого дня нашего брака она только и делала, что упрекала меня. Я уж начал сомневаться, было ли во мне хоть что-то хорошее, что могло подтолкнуть ее к замужеству.
— Ох, Ник. — У Билли сдавило горло от боли и обиды. — Ты красивый, милый, внимательный… забавный, решительный. В тебя любая девушка влюбится.
— Не-а, это не так. Думаю, она увидела, на что я способен. И хотела перевоспитать меня, изменить.
Билли поморщилась. Разве не то же самое делает с ней Дуг?
— Черт, наверное, Диана права. У меня множество недостатков. Слишком много. Но горькая правда в том, что она любила меня таким, каким хотела видеть. Любила мои возможности.
— Твои «возможности»? — переспросила Билли, бросая в рот последний ломтик картошки и запивая хорошим глотком пива.
— Ага. В колледже я готовился управлять отцовской компанией. — Ник скомкал промасленную бумагу, в которую был завернут бутерброд, и швырнул ее в пакет, словно мяч в корзину. — У меня была шикарная машина. Крутая тачка, как говорили приятели. Это нравилось девушкам. Я работал на стройке и неплохо зарабатывал. Я дарил ей подарки, водил в приличные рестораны, когда остальные ребята могли раскошелиться только на дешевые закусочные и кино по выходным. Диана разглядела во мне способность сколотить состояние. И захотела урвать свой кусок.
Ник взглянул на кошелек, лежащий на приборной панели.
— Что ж, теперь она свое получила, — он повернулся к Билли. В свете неоновых ламп черты его лица стали более резкими. Он казался старше, чем парень, которого она знала. — Горькая правда заключалась в том, что она ненавидела мою работу. Ненавидела грязь на моих ботинках и под ногтями. Ей нравилось, что у меня свой бизнес. Но суть этого бизнеса она ненавидела. А меня стеснялась.
— Ой, Ник. Какой ужас! Как она могла…
— Это не только ее вина. Я ее разочаровал.
— Как? Что ты сделал?
— Я не мог ей угодить. Не понимал, чего хотят женщины. Сколько раз она мне это говорила! Я не знал, как сделать ее счастливой. Возможно, оттого, что рос без матери. Диана не была похожа ни на одну из девушек, которых я знал.
Боль отравленной стрелой пронзила сердце Билли. Она была лучшей подругой Ника. Но у нее никогда не возникало каких-то особенных желаний, как у женщины вроде Дианы. Ей казалось, что она разбередила старую рану. Она была пацанкой. И всегда останется ею. И Ник будет воспринимать ее только так.
— Однажды днем, — продолжил Ник, — я пришел домой пораньше, надеясь порадовать свою благоверную поездкой в Мексику на выходные. У нас было трудное время. Я все дольше задерживался на работе и думал, что это поможет нам сблизиться. Я ошибался. Как и всегда. Диана пригласила на чай своих чванливых приятельниц. Жен докторов и адвокатов, — он отхлебнул пива. — Она встретила меня у задней двери и попросила не входить, пока они не уйдут. Боже, она была в панике. Испугалась, что ей придется знакомить меня с ними. Но это был мой дом! А со мной обошлись, как с прислугой.
— И что ты сделал? — спросила Билли, не в силах представить себе Ника, блуждающего вокруг собственного дома в ожидании, когда гостьи разойдутся.
— Я послал ее к черту и вошел. Дамы прервали беседу, когда я появился в гостиной. Я не ждал, что Диана представит меня. Сказал, что я — садовник. А на следующий день подал на развод.
— Ох, Ник. — Глаза Билли наполнились слезами. Ее переполняли боль и сострадание. Эти чувства бурлили в душе, смешиваясь с обидой и недоверием. Неужели кто-то мог стесняться Ника? Как можно было относиться к собственному мужу с таким пренебрежением?
— Видишь, Билли, брак, в котором нет уважения, добром не кончится.
Билли понимала, что он хочет этим сказать. Ей вспомнилось, как Дуг сердито смотрел на нее, когда она брала не ту вилку за ужином, прерывал на полуслове, когда она затрагивала неудобную тему в разговоре с клиентами. Дуг боялся, что она поставит его в неловкое положение. А если он будет обращаться с ней так, как Диана обращалась с Ником?
Вдруг она вспомнила, как Ник затащил ее в строительный вагончик, подальше от рабочих, пререкался с Джоди, потому что тот заигрывал с ней. Ника беспокоит, что она нравится мужчинам!
Билли снова взглянула на его гордый профиль. С ним она чувствовала себя защищенной. Набравшись храбрости, она дотронулась ладонью до его теплой щеки, ощутив прикосновение грубой щетины. Потом, взяв за подбородок, повернула к себе его лицо.
Ее жаждущие губы раскрылись ему навстречу. Она любила этого мужчину, любила его силу и его ранимость. Оказывается, он испытал рядом с женой то, что сама Билли чувствовала рядом с ним — неуверенность в себе, сомнения, протест. Ей хотелось, чтобы он знал: она понимает его боль, смущение и злость. Но словами это не выразишь. Поэтому она вложила сердце и душу в обжигающий поцелуй.
На этот раз она целовалась с большим опытом и почувствовала искренний отклик Ника. Мир пошатнулся вокруг нее. Она вся дрожала в его объятиях, ее тело желало большего.
Ник целовал ее в губы, покрывал поцелуями нежную шею. У Билли неистово забилось сердце при теплом прикосновении его губ к коже. Ее тяжелое дыхание перешло в стон. Она шептала его имя.
— Билли, — пробормотал Ник. — Моя милая Билли. — Он нашел ее грудь и начал ласкать. Горячая волна разлилась по ее телу.
— Ой, Ник, пожалуйста…
Ник взял ее двумя пальцами за подбородок и заставил взглянуть в мерцающие глаза, похожие на раскаленную медь.
— Не выходи за Шеффера, Билли. Прошу тебя, ради Бога, не выходи за него.
Билли хотела ответить: «Ладно, как скажешь», — но удержалась от слов, не оставляющих ей пути назад. Где-то в глубине души она нашла силы для сопротивления. Ей нужна была причина… важная причина, а не ревность старшего брата, чтобы отказаться от Дуга Шеффера. Она хотела, чтобы Ник желал ее, нуждался в ней так же сильно, как и она желала его и нуждалась в нем.
— Почему? — спросила она. — Почему, Ник?
Ник взглянул в ее глаза, полные боли. Он знал, какого ответа она ждет. Его сердце каждым своим ударом отвечало на ее вопрос.
Билли, его Билли хотела, наверное, намного большего, чем он мог ей дать. Его доверие к женщинам было уничтожено. Разорвано в клочья. Он жил с женщиной, которой нужны были от него только деньги. Способна ли Билли на бескорыстную любовь? Если она так отчаянно стремится к браку с Шеффером, то может и за Ника выйти без любви. Он не согласен на это. Его сердце сжалось от сомнений и боли.
Он любит Билли слишком сильно…
Эта мысль ударила его, как обухом. Оцепенев, он снова спросил себя: неужели это правда? Неужели он любит Билли?
Конечно, любит. Ник подавил нарастающую в душе панику. Любит не как младшую сестру, а как подругу.
Она — его подруга. И все. Так ли это?
Они вместе росли, слишком много воспоминаний и жестоких, невосполнимых потерь объединяли их. И потери еще сильнее их сблизили, помогли лучше понять друг друга, сделали глубже их любовь. Может ли любовь быть глубже, чем дружба?
В течение долгих лет она и Джейк были его семьей. Но после гибели Джейка разве они не утратили связь? Разве их с Билли дружба не исчезла за годы разлуки? И разве он не потерял вместе с этим часть себя?
Сильная и независимая, Билли Рэй Гюнтер не нуждается в нем так, как он нуждается в ней. Разве она не говорила ему это, когда он предложил ей свою помощь после смерти Джейка? Ее отказ ранил, как удар копья. Она отвергла его предложение, отвергла его самого. Так, может, вся любовь, которую чувствовал Ник, была всего лишь тоской по прошлому? Он цепляется за прошлое, за свои недавние потери, а Билли смотрит в будущее.
— Почему ты не хочешь, чтобы я вышла за Дуга? — прервала его раздумья Билли, ее тон был более грубым, чем раньше, как будто она пыталась оградить себя от разочарования.
Преодолев смущение и жгучую боль, Ник дал самый очевидный ответ:
— Потому что ты не любишь Шеффера.
— А я и не говорила, что люблю, — она взглянула на него своими бесстрашными глазами. — Но у брака могут быть и другие, более важные причины. Любовь — не лучшая из них.
— Она помогает.
— И приносит боль.
Сейчас Билли казалась Нику, как никогда, красивой и смелой. Ее гордая осанка и вызывающе вскинутый подбородок говорили о том, что она способна постоять за себя. Билли умела спорить и была бы отличной партнершей. Но не для Дуга Шеффера. Интересно, подошла бы она Нику?
— Не знаю, что ты там задумала… Сдается мне, ты выходишь замуж ради денег, чтобы снять с себя заботу о ранчо и получить образование. Но, Билли…
— Не надо, Ник. Ты не представляешь, сколько мне пришлось бороться. Не знаешь о том, в каком состоянии осталось ранчо после Джейка, о долгах… — Она умолкла на мгновение, потом взяла себя в руки. — Я не собираюсь говорить с тобой об этом. Ты не поймешь.
Билли отвернулась и уставилась в боковое окно, но Ник схватил ее за локоть и заставил обернуться.
— Меня не волнуют твои причины. Вопрос в том, что получит Шеффер? Зачем он женится на тебе?
Едва заметный проблеск в глубине ее глаз свидетельствовал о том, что Ник ранил ее своим неосторожным вопросом. Это еще раз доказывает, что он не умеет любить. Только причиняет боль. И это невыносимо.
Билли насмешливо изогнула бровь.
— Я знаю, для тебя немыслимо, что я могу кому-то нравиться, что в меня можно влюбиться. Но я женщина из плоти и крови, пусть даже в джинсах и сапогах. — Она взглянула на свое черное обтягивающее платье. — Может, это не всегда очевидно, но я все же женщина. — Она прижала ладонь к груди. — Со своими потребностями и желаниями.
Огонь в ее глазах разжег пламя в душе у Ника — пожар неудержимой страсти.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...