ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Дуг потягивал бренди с клиентами, когда она пила пиво после тяжелого рабочего дня.
Но Ник! Он был таким же, как она. Когда-то. Не сейчас.
Должно быть, это к лучшему, что Билли приехала сюда. По крайней мере увидела воочию, что их с Ником разделяют не только время и расстояние. Однако она не ожидала испытать такое острое, болезненное разочарование. Ей-то хотелось убедиться, что детские мечты о Нике больше не властны над ее сердцем.
Билли обвела взглядом его «домик», чувствуя себя малышкой Дороти, очутившейся в стране Оз. Двухэтажное кирпичное здание не уступало особняку Шефферов. Потрясенная бросающимся в глаза богатством своего друга детства, Билли остановилась у входа в гараж, рассчитанный на три машины, рядом с блестящим черным «ягуаром».
— Это твоя вторая машина?
— Ага. — Ник захлопнул дверь пикапа. — Но она не очень надежная.
Билли покачала головой. В «Скалистом Джи» если какая-нибудь техника не использовалась, то заменялась чем-то более практичным и надежным. Роскошные вещи были редкостью. Она ожидала, что второй машиной Ника окажется солидный седан с четырьмя дверцами или раздолбанный пикап. Чего ей ждать от Ника сейчас, когда они оба повзрослели? Он стал незнакомцем. Где тот мальчик, с которым она росла? Где Ник, которого она так хорошо знала, одетый в залатанные джинсы и вечно подсмеивающийся над Дутом Шеффером и его дорогими игрушками?
— Так зачем она тебе? Он пожал плечами.
— Напоминание… О бывшей жене?
— О чем?
Ник нахмурился, и Билли поняла, что затронула больную тему.
— О прошлом.
С тяжелым сердцем Билли почувствовала, что между ней и Ником растет стена, такая же высокая и толстая, как стены его дома. Она надеялась, что он больше не переживает из-за развода. Но может, это не так. Может, он все еще любит Диану. Эта мысль ранила Билли до глубины души.
— Заходи, — пригласил Ник, вынув ее сумку из кузова и подойдя к задней двери. Отомкнув замок и отключив сигнализацию, он провел девушку в дом, где она пораженно застыла.
Билли еле удержалась, чтобы не разинуть рот от изумления. Кухня была оборудована так, как рекомендовал журнал «Жизнь на юге», который читала ее мать. Деревянные полы и мебель блестели в солнечном свете, струящемся сквозь огромные окна. В комнате чувствовался запах хвои. За крытой верандой виднелся бассейн со сверкающей голубой водой, окруженный цветущим кустарником и ярко-красными цветами. Не дом, а картинка.
Ник прошел через кухню, не беспокоясь о том, что запачкает полы. Билли почувствовала, что просто обязана разуться и ходить по дому на цыпочках. Интересно — кто делает здесь уборку? Кто вычищает кухонные столы, моет пол и натирает оконные стекла до алмазного блеска?
— Ты идешь? — спросил Ник, остановившись и взглянув на нее через плечо.
Билли стояла на тоненьком узком коврике и рассматривала свои замызганные сапоги.
— Может, мне их снять?
— Здесь тебе не Япония, — ответил Ник. — Проходи. Расслабься. Чувствуй себя как дома.
— Но… а как же… а если я наслежу? — Сколько раз дома ее отчитывали за это.
— Не волнуйся. Позже, если хочешь, мы посыплем пол опилками, чтобы замести следы. — Ник подмигнул, и что-то екнуло у Билли в груди. Она почувствовала облегчение. Это Ник, ее друг, ее старший брат. Наверное, не так уж сильно он изменился. Наверное, и она тоже. — Твоя комната наверху, — сказал Ник.
— А твоя? — машинально спросила Билли, внезапно сообразив, что они будут спать под одной крышей. Хотя здесь это все равно что на разных материках.
— На первом этаже. — Его ухмылка стала еще шире. — Не бойся, со мной ты в безопасности.
Мгновенное напоминание о том, что Ник не интересуется ею… и никогда не интересовался, выбило Билли из колеи. Она опасалась не столько Ника, сколько собственных чувств к нему! Нужно выбросить его из головы и из сердца. И как можно скорее!
Раздраженная этими мыслями, Билли прошла вслед за ним через огромную гостиную, потолки которой были настолько высоки, что вполне подошли бы для стада жирафов. Зеленые и винно-красные цвета портьер слегка смазали впечатление, но Билли успела заметить обитые кожей диваны, дорогие картины на стенах, фарфор и хрусталь на полках антикварных шкафов. В ее голове звучал мамин голос: «Не трогай. Билли! А то разобьешь ненароком».
Ник велел ей расслабиться. Но разве это возможно, когда она боится что-нибудь разбить при малейшем неверном движении? Как можно расслабиться, все время думая о Нике и о чужом мире, в котором он теперь обитает?
Когда Билли подошла к широкой, крутой лестнице, Ник уже был наверху. Девушка опустила дрожащую ладонь на блестящие деревянные перила и начала медленно подниматься, оглядываясь на арочные окна в передней части дома, длинный обеденный стол, оставшийся внизу, и сияющие светильники на стенах. Шагнув на верхнюю ступеньку, она поняла, что потеряла своего провожатого. — Ник?
— Сюда, — откликнулся он откуда-то слева. Промчавшись по длинному коридору. Билли нашла его в роскошной голубой спальне. Он уже положил ее сумку на кресло возле широченной кровати с пологом. В воздухе пахло сиренью, отчего убранство комнаты казалось еще более женственным. Билли взглянула на свои поношенные сапоги и потертые джинсы. Ее щеки запылали от смущения. Она ощущала себя чужой в доме Ника. И в его жизни.
Чувствуя себя недостойной этого великолепия, она пролепетала:
— Красивое у тебя жилье, то есть… — Разве это подходящее слово? Как раз чего-то жилого здесь будто не хватает. — То есть… дом.
Ник пожал плечами.
— Проект моей бывшей жены.
Это многое объясняло. Не удивительно, что дом не похож на Ника, мужчину, которого она знала. Внезапно в Билли проснулось любопытство. Она не понимала, как женщина могла обставить дом по собственному вкусу, а потом навсегда уйти из него.
— Он достался тебе после развода?
— Да, у нее появились новые проекты.
— Ясно. — На самом деле ничего ясного в этом не было. Почему Ник не продал дом? Неужели он с такой же силой цепляется за свое прошлое, как Билли — за будущее? — А что получила Диана? Собаку? Яхту? — спросила Билли, но тут же пожалела о собственных словах. — Прости, Ник. — Она опустила голову и вытерла ладони о джинсы, чувствуя себя тупой деревенщиной. — Это не мое дело.
Ник рассмеялся. Звук его смеха успокоил Билли.
— Не надо извиняться. — Он задумчиво провел рукой по подбородку, словно стирая с лица улыбку. — Яхты у нас не было. Если бы была, Диана наверняка забрала бы ее. Она получила то, что хотела, — еще больше денег. И более подходящего мужа.
Билли моргнула, удивленная его словами и прозвучавшей в них обидой.
— Она уже успела выйти замуж? Он кивнул.
— Да, кажется, за врача. — Ник решительно взглянул Билли в глаза. — Но пса она не взяла. Он мой. Вечером я заберу его от Джоди.
— Джоди? — переспросила Билли. Внезапная вспышка ревности обдала ее холодом, как зимний ветер.
— Мой прораб. Иногда мне кажется, что он знает наше дело даже лучше меня. В общем, он заботится о Бадди, когда меня нет в городе.
— Бадди — твой пес?
— Тебе он понравится.
Все еще робея. Билли обошла комнату, рассматривая белый бордюр на бледно-голубых стенах, затем выглянула в окно на лужайку, размеченную для игры в гольф.
— А ты не боишься заблудиться здесь? Ник рассмеялся.
— Уже нет. Позже я дам тебе карту. Билли выдавила ответную улыбку, не уверенная, было ли это шуткой. Карта ей точно понадобится, или придется разбрасывать за собой хлебные крошки, чтобы найти обратный путь.
Наверное, сердце подскажет ей дорогу домой. Потому что остаться в мире Ника она не сможет. Она строит собственное будущее, и Нику там не место.
— Если ты не против, — предложил Ник, — можешь располагаться, а я пока съезжу на пару объектов и позвоню в контору.
— Помощь нужна? — спросила Билли, не представляя, что она будет делать здесь одна.
— Сам справлюсь, — ответил Ник. — Я ненадолго, часа на два. Ключи от «ягуара» оставлю на кухонном столе.
Билли кивнула и уселась в мягкое кресло. По какой-то непонятной причине ноги у нее подкашивались, как у новорожденного теленка. Щеки пылали. Голова шла кругом. Переутомилась? Слишком много на себя взвалила в последнее время? Или просто не может поверить, что сидит в доме у Ника Лэтэма… и все еще хочет войти в его жизнь, в его душу, зная, что это невозможно?
Ощутив, как сжимается сердце от этой мысли, Билли заставила себя встать и отправилась осмотреть дом. Каждая комната напоминала ей о различиях в их с Ником жизни. Заблудилась она всего один раз, но почти сразу отыскала дорогу, ведущую на кухню через сплетение коридоров и лестниц. После прогулки вокруг бассейна по девственно-чистым лужайкам Билли намазала себе два бутерброда с ореховым маслом и мармеладом. Не успела она проглотить последний кусочек, как дверь гаража распахнулась. Золотистый ретривер, радостно виляя хвостом, с развевающейся шерстью и высунутым языком, ворвался в дом, возвещая о прибытии хозяина.
— Привет, Бадди, — сказала Билли, погладив и почесав за ушами ласковую собаку. Пес в ответ лизнул ее в щеку. Билли услышала хриплый смешок и, подняв глаза, увидела Ника, входящего в дверь.
— Вижу, вы уже познакомились.
— Даже подружились, — ответила Билли, поглаживая густую, роскошную шерсть Бадди.
— Ты всегда умела ладить с животными. Она слегка покраснела.
— С Бадди кто угодно подружится.
— Но не вредная белка, живущая на дереве у бассейна. Или сиамская кошка из дома напротив. — Ник прошел через комнату, взял Бадди за ошейник и оттащил его от Билли. — Или Диана.
— Бадди не уживался с твоей женой… бывшей женой?
Ник пожал плечами.
— Ничего удивительного. Я тоже. — Его губы сложились в невеселую улыбку. — Надеюсь, это к лучшему. Правда, Бадди?
Пес чихнул и ответил громким лаем, от которого у Билли зазвенело в ушах. Она со смехом погладила его пушистую голову. Карие глаза собаки преданно взглянули на нее.
— Откуда взялось такое глупое имя?
— Сокращенное от «Будвайзера». Поэтому Диана его не любила.
— Из-за имени? Ник кивнул.
— Она хотела назвать его Шекспиром или Ланселотом. — Он усмехнулся. — Но это был мой пес, и я выбрал имя Будвайзер. А она это прозвище не переносила… и кое-что еще.
— Что же? — спросила Билли, не сдержавшись. И когда она научится не лезть к Нику с вопросами?
— Например, собачью шерсть, — ответил Ник. — И что Бадди любит спать в моей кровати. И что ему нравится лакать воду из унитаза.
Билли рассмеялась.
— Так ей не нравилось просыпаться от прикосновения холодного и мокрого носа? — Она представила, как холеную, утонченную Диану выталкивает из кровати огромная псина. — Тебе потребовалась бы всего пара недель, чтобы отучить его от вредных привычек.
— Зато я не хотел отучаться.
— Ой, на! — Билли отдала псу последний кусок бутерброда. Проглотив его, Бадди снова искательно взглянул на нее, его хвост мотался, подметая пол. — Больше у меня нет.
— Раз ты его накормила, он не отстанет от тебя, — сказал Ник, взяв пса за ошейник. — От еды его только одно может отвлечь.
— И что же? — спросила Билли. Хотела бы она знать, что отвлечет ее от мыслей о Нике.
— Игра, — ответил он, направляясь к задней двери.
Минуту спустя они уже носились по двору, дразнили собаку, резвясь словно дети. Они гонялись за псом, прыгали через кусты вокруг бассейна. Бадди с лаем увертывался от них. А они смеялись до колик. Как будто вернулись старые времена, времена веселья, шуток, игр, когда они были друзьями.
Но времена, как и люди, меняются. Наконец Бадди улегся в прохладной тени дуба, высунув розовый язык. Ник встал радом, тяжело дыша, упершись руками в колени. Билли опустилась в шезлонг у бассейна, запрокинула лицо, гладя в чистое голубое небо, и глубоко вздохнула.
После нескольких минут уютной тишины она сказала:
— Спасибо, что пригласил меня сюда, Ник. Он посмотрел на нее серьезным, внимательным взглядом.
— Всегда пожалуйста.
Билли откинулась на спинку шезлонга и вытянула ноги. Заложив руки за голову, она произнесла:
— Я чувствую себя тунеядкой.
— Почему?
— Я должна бы сейчас таскать тюки с сеном, чинить изгородь или делать что-нибудь полезное.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...