ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Наверное, Дуг смог разглядеть это во мне, — продолжила Билли, сжав кулаки. — Пусть даже он любит меня не больше, чем я его. Так что из этого? Сколько людей не встретили настоящую любовь, но как-то выжили и устроили свою жизнь! Стерпится — слюбится.
Билли перевела дыхание и, разжав ладони, положила руки на колени. Ее пальцы заиграли с кольцом, в замысловатых гранях которого отражались неоновые огни.
Смертельная тяжесть навалилась на Ника.
— Я никогда не говорил, что ты не можешь быть желанной, — возразил он. — Просто сомневаюсь, что Шеффера устроит жена-ветеринар.
— Почему нет? — огрызнулась Билли. — Что плохого в ветеринаре? Или в пацанке?
Ник не хотел оскорблять ее. Чертыхнувшись про себя, он начал снова:
— Я не хочу, чтобы у тебя получилось то же, что у меня с Дианой.
— Я ценю твою заботу, но ты не обязан беспокоиться обо мне.
— Знаю. Ты сильная, самостоятельная женщина, Билли. Я горжусь тем, что ты сделала на ранчо. Не сомневаюсь, ты станешь прекрасным ветеринаром. Но не могу не волноваться о тебе.
— Знаю, знаю, — ответила Билли. В ее хриплом голосе смешались боль и раздражение. — Ты — мой старший брат, заменивший Джейка, и все такое. Мы с Дутом уважаем друг друга, — продолжила она еле слышно. — А после этой недели, — ее губы сложились в подобие улыбки, — будем уважать друг друга еще больше. Мы будем хорошей парой. Я стану женой, достойной руководителя компании. А он поможет мне выучиться.
Ник почувствовал, что волосы у него на затылке встают дыбом. Значит, она выходит замуж ради денег. Но он сам способен дать ей это. Просто так. А затем, когда Билли разберется в своих чувствах, когда ей удастся лучше узнать его, может, что-то и возникнет.
— Не думаю, чтобы Дуг мечтал о ветеринаре в качестве идеальной жены.
— Что плохого в моих желаниях?
— Ничего. Все замечательно. Но, по-моему, ты плохо знаешь Дуга. Если это вопрос денег, я могу помочь…
— Мне не нужны твои деньги. Это нечто большее, разве тебе не ясно? Гораздо большее. Мы с Дугом будем партнерами в жизни. И его деньги нам помогут. — Она глубоко вздохнула.
Ошеломленный ее искренностью… и тем, как смог нечаянно ее обидеть, Ник взглянул на ситуацию другими глазами. Возможно, Билли понимает, во что ввязывается. В его браке не было любви, но не было и уважения. Прошлое оставило неприятный осадок, он потерял уверенность в себе. Страстное стремление Билли защитить Шеффера натолкнуло Ника на мысль, что ее брак может основываться на уважении. Как бы ни было ему больно, наверное, придется отойти в сторону и не мешать ее браку.
— Ник? — Нежный шепот Билли прервал ход его мыслей. — Почему ты поцеловал меня сегодня? Это была очередная проверка?
Ник заметил, что ее голос слегка дрожит.
— Это ты меня поцеловала, помнишь?
— Вот, значит, как. Ты мне ответил… из жалости, из благодарности, почему? — Сердце Ника обливалось кровью от пронзительной нотки, прозвучавшей в ее голосе, словно она искала ответ, который Ник не мог ей дать.
Не задумываясь о последствиях, Ник схватил ее за плечи и привлек к себе. Он заметил неуверенность и страдание в ее глазах. Но не страх.
Припав к ее губам, он жадно целовал ее, оставив без ответа дурацкие вопросы и отбросив свои сомнения. Она была его частью. И всегда ею останется.
Но он должен ее отпустить.
Приложив нечеловеческое усилие, Ник разжал объятия и схватился руками за руль, искоса взглянув на Билли. Ее губы были влажными, глаза затуманились. Она моргнула, тяжело дыша.
— Такой ответ тебя устроит? Ты мне нравишься, — протянул Ник, с трудом переводя дыхание. — Ты красивая женщина. Даже не сомневайся в этом. Шеффера убить мало за то, что заставил тебя сомневаться.
— Это не он, — выдохнула Билли. Ник вопросительно взглянул на нее. Билли судорожно сглотнула.
— Это ты, Ник. Много лет назад. Проклятие! Слова Билли его сокрушили. Диана права. Он не умеет обращаться с женщинами. Незачем подвергать Билли новым обидам.
Ник так сжал обтянутый кожей руль, что его пальцы побелели.
— Тогда это меня убить мало, что я не позволил тебе почувствовать себя красивой и желанной.
Он выпустил баранку и провел руками по волосам.
— Разве не видишь? Я л… — Он умолк, в последнюю секунду удержавшись от признания. — Я слишком сильно за тебя переживаю. — Если бы она только знала, что у него на сердце! — Но я не создан для семейной жизни, — выдавил Ник. — Однажды я уже прогулялся к алтарю. Попробовал, что такое брак. — Слова, готовые сорваться с губ, застряли у него в горле.
— Я предпочитаю союзы, в которых нет любви, — отвернувшись, заявила Билли. Ее руки были сложены на груди, лицо выражало решимость. — В любви слишком много боли, слишком много неуверенности.
Ник перевел взгляд на ветровое стекло. Он не мог смотреть на Билли.
— Если хочешь выйти за Шеффера, Билли, я поддержу тебя. Я всегда буду рядом. И если ты сама этого хочешь, отведу тебя к алтарю и выдам замуж.
Ник был уверен, что это убьет его.
Глава 9
Выдать замуж? Ник хочет выдать ее замуж! Сжав кулаки, Билли расхаживала по комнате, которую отвел ей Ник в своем большом, просторном доме. Он даже не подозревал о ее душевном состоянии. С каждым шагом злость Билли продолжала возрастать, приближаясь к точке кипения.
В ярости она рухнула на кровать. Нет, Ник не будет распоряжаться ею. Она не вещь, которую можно обменять или продать. Она — женщина со своими мечтами и желаниями. И все они связаны с Ником.
Как может мужчина, которого она любит… отказаться от нее? Как она могла допустить такое? И как сможет встать посреди церкви и поклясться в любви к другому мужчине? Когда ее сердце всегда принадлежало Николасу Баррету Лэтэму.
С глазами, полными слез. Билли схватила чемодан, открыла медные застежки и откинула крышку с решимостью, порожденной отчаянием. Больше ей незачем оставаться здесь. Она должна уехать. Билли бросила на дно чемодана просторную футболку, в которой обычно спала, зубную щетку, купленные здесь платья. Придавив крышкой груду одежды, взглянула на оставшуюся вещь, которую специально не стала укладывать.
Погладив мягкую, прозрачную ткань, она поднесла ночнушку к лицу и вдохнула запах духов, купленных вместе с ней. Дурацкая покупка. И поездка еще более дурацкая. С чего она взяла, что сможет убедиться в своем равнодушии к Нику? В результате доказала обратное. И теперь ей придется жить с этим до конца своих дней.
В магазине белья она реагировала на жаркие взгляды Ника, как влюбленная девочка. Больше этому не бывать. Он четко обрисовал ей свои намерения. Он не хочет жениться. Тем более на ней. Эта мысль пронзала ей сердце, уничтожая уверенность в себе, кромсая мечты.
Билли наврала Нику с три короба, утверждая, что хочет завоевать уважение Дуга. Если честно, ее волнует только уважение Ника. Ее пальцы комкали тонкую ткань. Швырнув рубашку через всю комнату. Билли решила, что оставит ее здесь вместе с разбитыми мечтами.
Ей не нужна эта рубашка. И Ник не нужен.
Эта ложь хлестнула ее, словно пощечина. Но Билли попыталась не замечать резкую, пронзительную боль. Она и дальше будет лгать себе, будет повторять, что не любит Ника, пока сама в это не поверит.
Билли взяла чемодан и сумочку, на цыпочках спустилась на первый этаж и вызвала такси. Она выйдет замуж за Дуга Шеффера. Лучшего жениха и быть не может. По крайней мере, она-то ему нужна, не важно зачем.
— Давай же, — Ник подтолкнул лохматого пса. — Иди, разбуди Билли.
Бадди гавкнул, затем повернулся и потрусил вверх по лестнице к комнате для гостей. После бессонной ночи и холодного душа Ник чувствовал себя жалким суденышком, потрепанным штормом. Воспоминания о поцелуе накатывали на него, словно приливная волна. Слова, произнесенные прошлой ночью, все еще звучали в ушах.
Он дал Билли возможность выспаться, решив, что ей нужен отдых. Но уже почти девять часов. Неужели она заболела? Билли обычно встает до рассвета. Не в силах больше ждать. Ник начал собираться на работу. Джоди недавно позвонил и сообщил любопытную новость. Дуг Шеффер приехал в офис, чтобы поговорить с Ником. Чего же хочет жених Билли? Ник подумывал о том, чтобы оставить ей записку, но все же решил убедиться, что она здорова и что сказанное прошлой ночью не разрушило их дружбу навсегда.
Несколько минут спустя Бадди вернулся назад. Ник отвернулся от окна и сердито посмотрел на собаку.
— Что ты наделал? Мне нужна Билли, а не ее одежда.
Он взял из пасти Бадди прозрачную рубашку с магазинной этикеткой. Вертя в руках нежнейшую материю. Ник вспоминал смущенное, почти детское выражение глаз Билли, когда она прикладывала к себе тонкую ткань. Это выражение постепенно менялось, переходя в напряженный, отважный, неистовый взгляд, отражающий его собственные желания.
Рубашка была такой же приятной на ощупь, как шелковистые волосы Билли, как ее мягкая кожа. Ник сказал ей прошлой ночью, что не создан для брака, и это правда. Билли заслуживает лучшего. А значит, не Шеффера… и не Ника. После целой ночи, проведенной в размышлениях, он уже знал, что его влечение к ней было реальным, слишком реальным. Нельзя подвергать Билли новым обидам. Но, отталкивая ее, он причиняет боль себе.
Скомкав ночнушку, Ник бросил ее на журнальный столик и поднялся наверх. Надо покончить с этим наваждением. Избавиться от Билли, как от вредной привычки.
— Билли, — окликнул он. — Я ухожу на работу. Если хочешь позавтракать, там… — Его голос оборвался.
Перед Ником предстала тихая, опустевшая спальня. Он распахнул дверцу стенного шкафа. Вешалки были пусты. Чемодан и одежда Билли исчезли. Осталась только чертова ночнушка. Чтобы помучить его.
Ник сразу все понял, как если бы она исписала всю стену прощальным посланием. Она вернулась домой… к Шефферу… чтобы выйти замуж.
Словно пелена спала с его глаз. Он увидел ее, идущую по проходу в церкви к своему жениху. Представив, как она целует Дуга, обнимает его, Ник испытал жгучую ревность. Словно перематывая кинопленку, он видел картины ее будущего: деловые ужины, учеба, открытие собственной ветеринарной клиники и дети — маленькие лохматые ребятишки, унаследовавшие от Билли нахально вздернутые носики и огромные голубые глаза. Дети Шеффера. Сердце Ника облилось кровью.
Нет, Билли должна рожать детей от него, принадлежать ему, пока смерть не разлучит их. Наконец, устав бороться с собственными чувствами, Ник понял правду. Он любит Билли… не как сестру… больше, чем друга. Он хочет, чтобы она стала его женой.
Но этого не будет. Ведь она собирается замуж за другого… за Дуга Шеффера… какими бы ни были ее причины.
Разве Ник сможет любить ее так, как она того заслуживает? Он понимает ее еще меньше, чем свою бывшую жену. Если он проиграл в прошлый раз, то где уверенность в том, что не потерпит поражение и с Билли? А ведь она значит для него больше… гораздо больше.
— Билли? Билли Рэй?
Билли почувствовала, что кто-то трясет ее за плечо, и с трудом продрала глаза. Борясь с желанием накрыть голову подушкой, она заставила себя сесть.
— Что ты делаешь дома так рано? Когда ты вернулась? Ночью? — Голубые глаза Марты Гюнтер были полны материнской тревоги. Она плотнее запахнула бордовый халат, на котором ее растрепанные волосы напоминали серебристые полосы лунного света. — Ты заболела? — Ее прохладная ладонь коснулась щеки дочери.
— Нет, мама, — пробормотала Билли, чувствуя себя как в лихорадке. У нее болело все тело. Гудела голова. Сердце ныло, словно пронзенное стрелой. — Все в порядке.
Она протерла глаза, сгоняя остатки сна, и спустила ноги с дивана. Было еще темно, когда она вернулась домой. Со слипающимися глазами она вошла в дом и прилегла на диван, чтобы хоть чуточку вздремнуть до рассвета, прежде чем взяться за работу. Судя по солнечному свету, пробивающемуся сквозь шторы, она поняла, что проспала.
— Ты плохо выглядишь, — заметила мама, недовольно сдвинув брови.
Пораженная словами матери, Билли удивленно подняла глаза.
— Мамочка, я так рада тебя видеть.
— Ой, лапочка, а как я по тебе соскучилась! — Чмокнув дочку в лоб, Марта метнулась к кухне. — Может, сварить кофе, и мы обсудим, что случилось?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...