ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А что случилось? Билли села ровнее, ее лицо горело. Ей тут же вспомнился поцелуй Ника, сладкий вкус его губ, прикосновение его руки к ее груди. Даже сейчас, спустя несколько часов, тело откликнулось на это воспоминание, наполнившись жарким, мучительным желанием. Она как будто заново переживала настойчивое объятие Ника, разгорающуюся страсть.
— Что ты имеешь в виду? — робко спросила Билли, беспокоясь, не догадалась ли мать о ее чувствах к Нику.
— Разве ты не поссорилась со своим возлюбленным? — Марта засунула фильтр в кофеварку.
Билли моргнула. Неужели кто-то знает о ее чувствах к Нику?
— Н-наверное. — Она провела рукой по спутанным волосам. — То есть нет, не совсем. — Она покачала головой. Разве можно называть это ссорой с возлюбленным, когда у них нет никакой любви? И никогда не будет. Эта мысль была невыносима.
— А выглядело это именно так, — пробормотала мама, отмеряя нужное количество молотого кофе. — Дуг швырнул телефонную трубку и выскочил отсюда вчера, ругаясь, как…
— Дуг? — переспросила Билли, до нее наконец дошло. Она вздохнула с облегчением, но тут же на нее навалилось чувство вины.
— Что происходит? — раздался низкий мужской голос со стороны материнской спальни. Билли подскочила от неожиданности. — Что за шум, а драки нету? — повторил мужчина. — Где ты, сладенькая моя пышечка?
— М-мама? — запинаясь, воскликнула Билли, похолодев от изумления. — Мистер Джейкобсон? Гарольд Джейкобсон и моя… моя м-м-мама!
Взгляд Билли метался между двумя пожилыми людьми, одетыми в халаты и шлепанцы. От ее внимания не ускользнуло, что Гарольд Джейкобсон, ее сосед, когда-то учивший ее земледелию, надел старый папин халат. Нет, это уже слишком!
— Что за… — Она вскочила и уперлась руками в бока. — Что происходит? Почему ты в папином халате? Мама, почему этот мужчина разгуливает по твоей спальне в папином халате?
— Ой, милая… — Марта вышла из-за кухонного стола и двинулась к дочери, сконфуженно хлопая голубыми глазами. — Прости, что так неудобно получилось. — Она махнула Гарольду рукой. — Гарри, иди оденься, пока я поговорю со своей дочерью… — Надо отдать ей должное, вид у нее был смущенный.
Шмыгнув носом и откашлявшись, Гарольд Джейкобсон пробормотал:
— Доброе утро, Билли Рэй. — Он повернулся и побрел по коридору к спальне матери.
Изогнув бровь, Билли взглянула на мать. Она чувствовала себя неуверенно, как стреноженная лошадь.
— Ты что-то забыла мне рассказать?
— Нет, киска, просто я… Нечего было рассказывать… до прошлой ночи. — При этом признании Марта густо покраснела, а глаза вспыхнули бриллиантами в солнечном свете. — Видишь ли, после того, как Дуг ушел вчера, я так переволновалась… — Она заломила руки, словно выкручивая свое любимое посудное полотенце. — И позвала Гарольда. Ты знаешь, что твой папа дружил с Гарольдом. И он всегда помогал нам после смерти твоего папы, когда был нужен совет. Он сразу пришел. Я так беспокоилась о тебе, и о ранчо, и о свадьбе… обо всем, и… в общем…
— И прогулка в конюшню закончилась в твоей спальне? — спросила Билли. От удивления она уже не соображала, что говорит.
Марта скрестила руки на груди.
— Мне не нравится твой тон, юная леди. Я взрослая женщина, и у меня есть определенные желания. Я вдова уже пять долгих лет. И не обязана отчитываться перед тобой или кем бы то ни было.
Вспомнив, что сама произносила почти такие же слова меньше суток назад. Билли улыбнулась.
— Прости, мам. Просто… ты меня удивила, вот и все. Дай мне минутку, чтобы прийти в себя.
— Ой, Билли, ты же знаешь, я любила твоего отца и ужасно по нему тосковала. И сейчас тоскую. Никто не сможет мне его заменить. Но это не значит, что я не могу полюбить кого-нибудь еще. А потом умер твой брат. Нет ничего тяжелее, чем смерть ребенка. Хоть Джейк уже стал взрослым мужчиной, все равно это был страшный удар. К смерти родителей еще можно как-то себя подготовить. И супруга, пожалуй, если живешь достаточно долго. Но ребенок… — Она вытерла слезы. — Когда умерла жена Гарри, мы с ним понимали друг друга, потому что оба пережили потери.
Взгляд Билли метнулся к тому месту, где секунду назад стоял Гарольд Джейкобсон.
— Так как же, — она покачала пальцем, — это получилось?
— Что ж, в конюшне мы этим не занимались. — На губах Марты появилась смущенная улыбка. — Ну, ты понимаешь меня, конечно. Все-таки ты уже невеста. И знаешь, что делает с человеком любовь.
Любовь? Билли чуть не задохнулась, услышав такое от матери.
— Мы начали обсуждать родительские заботы. — Марта похлопала Билли по руке. — Не важно, что дети вырастают, у нас все равно болит душа за вас. Говорили о смерти наших супругов, о том, как тяжело работать на ранчо, о трудностях и проблемах, и… — Она пожала плечами, как будто после такого разговора они с Гарольдом не могли не оказаться в халатах. — Мы с Гарри любим друг друга, — заявила Марта. — Мы давно уже играли в кошки-мышки, переглядывались в церкви, в магазинах, везде, где нам удавалось встретиться. И каждый раз, конечно, когда он заглядывал к нам на ранчо, чтоб убедиться, не нужно ли тебе чего, он оставался на чашечку кофе. Должна признаться, во второй раз это происходит по-другому. То есть мы ведь оба были женаты и овдовели. И оба знаем, чего хотим. И когда поняли, что наше чувство взаимно, то… — Она прикрыла рукой вырез своего халата, словно испугавшись собственной откровенности.
— Не думай плохо о своей матери, Билли Рэй. — Приглаживая на ходу волосы, в комнату вошел Гарольд, одетый в привычные джинсы и клетчатую рубашку. На ногах у него были только носки. Он опустил взгляд, заметил под журнальным столиком свои потерявшиеся сапоги и задвинул их подальше, с глаз долой. — Она прекрасная женщина. И у меня честные намерения. Мы собираемся пожениться.
— Но не сразу, — перебила его Марта. — Не хотим пропустить твою свадьбу.
Гарольд посмотрел на Марту серьезными карими глазами, подошел к ней и обнял за талию.
— Прости, дорогая. Я знаю, что ты хотела обсудить это с Билли Рэй наедине. Но не могу допустить, чтобы ты одна это расхлебывала.
Какие нежные и милые слова… Это была именно та поддержка, в которой нуждалась мама. У Билли на глазах выступили слезы облегчения и радости. Ей так много пришлось пережить в одиночку: смерть отца, гибель Джейка, работа на ранчо, беспокойство о матери. Приятно знать, что кто-то теперь позаботится о маме. Билли была рада за них. Она давно уже не видела маму такой счастливой.
Но, видя их любовь, она почувствовала себя еще более одинокой. Глубокая печаль охватила ее душу. Билли тосковала по сильным рукам, способным ее поддержать, по мужчине, в которого она могла бы влюбиться по-настоящему… и взаимно. Вздохнув, Билли расправила плечи. Она выживет… хотя придется выжить без этого. Потому что Нику она не нужна.
— Если это сделает тебя счастливой, мама, — сказала она, и ее сердце сжалось от наплыва чувств, — то я ужасно за тебя рада. Правда.
Билли подкрепила свое заявление, громко чмокнув маму в щечку и дружески обняв пожилого фермера.
— Не знаю, как вы, но мужчина в этом доме точно может помереть с голоду, — кашлянув в кулак, сказал Гарольд.
— Ой, нет, не помрешь, — рассмеялась Марта. — Мы тебя накормим. — Она подмигнула Билли. — Если ты накроешь на стол, Гарри.
Он посмотрел на Марту, затем перевел взгляд на Билли, словно ожидая от нее помощи.
— Я не хочу раскокать все ваши тарелки. Билли улыбнулась, на сердце у нее полегчало.
— Больше, чем Джейк, все равно не разобьешь. Привыкай к нашему укладу. У нас тут равноправие. Даже в отношении готовки.
— Готовки? — Мужчина судорожно сглотнул.
— Мы не заставим тебя делать что-то сложное поначалу. Может, пару котлет поджарить. Ну а пока, если тебе так удобнее, можешь пользоваться одноразовой посудой. Она в буфете за холодильником.
Гарольд нахмурился, а женщины дружно расхохотались.
После позднего завтрака, состоявшего из яичницы с ветчиной и поджаренного хлеба, Билли встала из-за стола и швырнула пустую тарелку в мусорное ведро.
— Спасибо, мам. Было вкусно. А теперь пойду посмотрю, что тут без меня наворотили.
— Уверен, что все в порядке, — сказал Гарольд. — Но жаль, что мой сын не сумел поладить с твоим женихом. Он трудный человек. Конечно, я говорил сыну, чтоб он не лодырничал. Но бывают моменты, когда мужчина не может больше поступаться своей гордостью.
И женщина тоже, подумала Билли. Дуг не только трудный человек, и жених он тоже непростой. Между ее бровями залегла морщинка.
— Как твой сын? Дуг сказал, что его боднул бык.
— Ничего страшного. Всего лишь здоровенный синяк. Они с твоим женихом встали не с той ноги и не сошлись во мнениях, как надо управлять ранчо. Ну и мой парнишка вспылил немного. Надеюсь, ты на него не в обиде.
— Вовсе нет. — Билли знала, кто виноват во всех этих неприятностях. — Пусть придет, и я ему заплачу за ущерб. Если захочет, я его найму. Только на этот раз он будет работать на меня.
— Думаю, против этого он вряд ли будет возражать. — Гарольд вытер губы салфеткой и положил ее на стол. — Спасибо, дорогая. — Он поцеловал Марту в щеку. — Просто объеденье.
Билли закусила губу. Ей было трудно смириться с тем, что место отца рядом с матерью занял другой мужчина. Но при виде ослепительной улыбки на Мартином лице она слегка расслабилась. Внезапно эта картина напомнила ей прошлое: как будто Джейк с Ником вот-вот ворвутся через дверь черного хода.
— Помочь тебе в конюшне, Билли Рэй? — спросил Гарольд, задвигая стул.
— Не торопись, Гарри. — Марта перекинула через плечо полотенце. — Мне еще сковородки мыть. Надо, чтобы кто-то вытирал.
Улыбаясь, Билли распахнула заднюю дверь и оглянулась.
— Отдыхай пока. Я скоро вернусь.
По пути к конюшне Билли почувствовала, что комок подступил к ее горлу. От множества событий, происшедших за последние сутки, голова шла кругом. Счастье ее матери, нежное и бережное отношение к ней Гарольда Джейкобсона согрели сердце Билли, смягчив боль утраты.
Отбросив все мысли. Билли погрузилась в работу. Накормила быков, затем проверила телок на южном пастбище и объехала все остальные пастбища. Проезжая по своей земле, по земле, принадлежащей ее семье. Билли обдумывала грядущие перемены. Наверное, Гарольд Джейкобсон сможет взять на себя ее обязанности. Может быть, она сумеет обойтись без мужа и его денег. Наверное, ей и самой удастся поступить в колледж.
Удостоверившись, что ничего страшного не случилось за ее недолгое отсутствие, Билли вернулась в конюшню, чтобы накормить Беду и Дьявола и вычистить их стойла. Ведро звякнуло, когда Билли сняла его с крючка на стене. Двигаясь, как автомат, она обдумывала свое будущее — с Дутом… или без него.
Прежде чем она успела насыпать ведро овса, снаружи раздался шум мотора. Спустя минуту послышались чьи-то шаги. Ее сердце чуть не выскочило из груди. Это Ник? Приехал за ней? Жаркая, лихорадочная надежда вспыхнула в душе.
— Так ты вернулась, а? — Язвительный мужской голос разочаровал ее.
— Да, Дуг, — раздраженно ответила Билли. Настроение тут же испортилось. — Я вернулась.
Ее разозлило, что Дуг воспринял ее возвращение как само собой разумеющееся.
— Хорошо.
— Но мне понадобится помощь. — Билли повернулась к нему спиной, скрывая лукавую улыбку. — Можешь почистить денник Дьявола.
— Я приехал сюда не для этого. У меня встреча через сорок минут.
— Боишься испачкаться, — буркнула Билли.
— Что ты сказала?
— Ничего. — Она взяла ведро с овсом и, войдя в денник Беды, приласкала кобылу, глядя, как та тянется к корму. — Для чего тогда ты приехал?
— Убедиться, что ты вернулась.
— Я рада, что оправдала твои надежды. — Наклонившись к мешкам с кормом, Билли насыпала овса для Дьявола. Обойдя жениха, она направилась к последнему в ряду деннику, где находился мерин.
Дуг остановил ее, схватив за руку.
— Так что было в Хьюстоне? Вспыхнувшее чувство вины напомнило о поцелуе Ника.
— О чем это ты?
— О твоей поездке. Ты ходила по магазинам? Что купила?
Билли не была настроена обсуждать дурацкие покупки. Она проскользнула мимо Дуга, нарочно задев его ведром.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...