ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ах, значит, этим объясняется отсутствие интереса у Шеффера, — усмехнулся Ник.
Билли сухо улыбнулась и надела на лошадь уздечку. При каждом ее движении расстегнутая клетчатая рубаха распахивалась, показывая коротенькую белую маечку. Ткань натягивалась на пышной груди и слегка приподнималась, открывая гладкий, плоский живот, не такой загорелый, как лицо и руки. Ник почувствовал, что у него перехватило дыхание, и виновато опустил глаза. Но Билли даже не заметила. Все ее внимание было поглощено лошадью. Она умела находить общий язык с любым зверьем. Ее отец часто поручал ей выхаживать больных телят, и под ее присмотром они превращались в крупных, сильных животных.
— По-моему, — Ник почесал подбородок, — в то время ковбои тебя очень интересовали. Разве ты не волновалась обо мне? Разве не выбежала на арену, чтобы убедиться, что я в порядке?
Ник вспомнил, как Билли бросилась к нему, лежащему в грязи. Глаза у нее были перепуганными. Смутившись, Ник вскочил на ноги, несмотря на боль в колене, и заковылял к ней, стараясь не хромать.
Теперь ему хотелось, чтобы Билли вновь проявила немного сочувствия. Но зачем? Он не нуждается ни в Билли, ни в ком другом. Рядом с ней он чувствует себя не в своей тарелке. Возможно, просто тоскует по прошлому, желая вернуться в беззаботное детство.
Ее щеки мило порозовели. Она потянулась за клетчатым сине-зеленым чепраком.
— Я была глупой девчонкой. — Она повела плечом, словно отбрасывая от себя воспоминание. — А ты ворчал, как старый медведь, и требовал, чтобы я оставила тебя в покое.
Ник сглотнул. Когда-то Билли беспокоилась о нем. Неужели ее чувства поблекли с годами, как голубизна ее джинсов? Видимо, так, решил он, охваченный новым приступом разочарования.
— Можно подумать, мне было нужно твое внимание после того, как я свалился с лошади на глазах у всего города. Я хотел справиться сам.
— Что ж, поверь, если ты упадешь сегодня, я и не взгляну в твою сторону.
— Не правда. Ты будешь смеяться.
— Возможно, — Билли лукаво подмигнула, накрывая лошадь чепраком.
— И не поцелуешь меня, чтобы уменьшить боль? — Слова вырвались прежде, чем он успел подумать. Это было ошибкой. Ник тут же пожалел о сказанном, но все же затаил дыхание, напряженно глядя на Билли и ожидая ответа.
Ее глаза потемнели, как будто солнце скрылось за тучами.
— Я помолвлена.
Ник похолодел. Он должен был помнить об этом. Должен держать себя в руках и не давать волю чувствам.
— Как зовут кобылу?
Билли прищурилась, затем взглянула на лошадь, прижавшись щекой к ее шее.
— Беда.
Ник удивленно поднял брови.
— От нее много неприятностей?
Билли усмехнулась, сверкнув белыми зубами.
— Если из земли торчит корень, она найдет его и споткнется. Если где-то есть кротовая нора, она обязательно в нее наступит. Хорошо еще, пока обходилось без серьезных травм. Но она постоянно сбивает себе ноги. Ума не приложу, что с ней делать.
Ник смотрел, как Билли с нежностью поглаживает кобылу. Вспомнилось, как она ухаживала за отцовскими животными, не спала ночами, помогая телятам появиться на свет, делала прививки, плакала, когда поняла, что больного котенка уже не спасти. У нее мягкое сердце. И он не позволит Дугу Шефферу растоптать его.
Билли забросила седло на спину Беды. Ник подал ей подпругу, и пальцы их соприкоснулись. Ник перестал улыбаться. Он с огромным трудом подавил желание обнять ее.
— Сможешь сесть в седло? — спросила она с улыбкой.
— Постараюсь, — ответил Ник, задумавшись о том, вспоминает ли Билли то же, что и он. Мысли о прошлом помогали ему лучше представить будущее.
Билли рассмеялась глубоким, горловым смехом.
— Господи, неужели ты помнишь?
— Разве я мог забыть, как ты охотилась на нас с Джейком, словно индеец на тропе войны?
Покачав головой, девушка взяла поводья и вывела Беду из конюшни.
— Идем. Я оседлаю для тебя лошадь.
— Интересно, какую? — спросил Ник, выйдя на солнце. На свету белокурые волосы Билли вспыхнули золотом, а голубые глаза заблестели еще ярче.
— Дьявола. Ты ведь его помнишь? Как можно забыть злого вороного мерина, принадлежавшего Джейку? Он любил кусаться и лягаться не меньше, чем Билли Кид. Ник кивнул, пожалев, что не захватил старые шпоры.
— Самая подлая зверюга по эту сторону Красной реки.
Билли поджала губы, словно не зная, улыбнуться или не стоит. Ник решил, что она воздержится от смеха до тех пор, пока он не свалится и не отобьет себе зад. Привязав Беду к столбу, девушка взяла веревку и подошла к изгороди.
— Идем, сначала поймаем его. В последнее время он что-то не в духе.
А разве Дьявол когда-нибудь бывает в духе? Ник засунул руки в карманы. Похоже, впереди у него трудный день.
Билли свистнула. Пронзительный звук переполошил весь двор. Птицы забили крыльями в голубятне. Несколько бурых коров и телят в соседнем загоне подняли головы. Дьявол стоял посреди зеленой лужайки и пощипывал сладкий клевер. Ник удивленно моргнул. Угольно-черный мерин стал совсем седым, местами даже белым.
Билли перелезла через изгородь и спрыгнула в загон.
— И еще он плохо слышит.
— Ты уверена, что на нем можно ездить? — спросил Ник. — Он выглядит… развалиной.
— Не обманывайся. Он сильнее, чем кажется, — ответила Билли, многозначительно взглянув на Ника. Сама она тоже сильнее, чем кажется, и так было всегда. — Кроме того, Дьявол любит трудности.
Замечательно, подумал Ник. Разве ей мало проблем на сегодняшний день? Он открыл ворота, чтобы Билли могла вывести мерина из загона. Лошадь шла покорно, как старый пес.
— И чтобы обогнать меня, ты даешь мне эту дохлятину?
— Вовсе нет. — Билли одарила Ника хитрой улыбкой.
Несколько минут спустя они уже скакали через дубовую рощу по направлению к зеленеющим пастбищам. Под копытами лошадей хрустели желуди. Ник не сводил глаз с Билли, вырвавшейся вперед, пока он пытался приноровиться к более медленному ходу Дьявола. Девушка уверенно сидела в седле, приподнимаясь в стременах в такт движениям лошади. Ник глубоко вздохнул и посмотрел на глухой белый забор, ограничивающий ранчо с севера.
— Это новая изгородь? — спросил он, заметив прочную ограду на том месте, где раньше была натянута колючая проволока.
Билли кивнула.
— Мы с Джейком установили ее сразу перед тем… — она запнулась. — Обошлось дорого, но зато меньше возни с ремонтом. И не надо беспокоиться, что коровы выйдут на шоссе.
— Что ты собираешься делать с ранчо после замужества? — спросил Ник, заставив Дьявола поравняться с гнедой кобылкой. Краем глаза он заметил, что Билли мгновенно напряглась.
— О чем ты?
— Не представляю, чтобы Шеффер позволил жене возиться с коровами, — пояснил он, взглянув ей в лицо.
Выпятив подбородок, она сверкнула глазами.
— Я не спрашиваю позволения у мужчин. Сама решаю, что мне делать. Со «Скалистым Джи» или с чем угодно.
Ее резкий тон означал, что тема закрыта. Ник не обратил внимания на это предупреждение.
— Ты продашь ранчо?
— Нет, — быстро ответила она, будто защищаясь.
Ник прищурился, пытаясь понять, о чем она думает. Билли хорошо умела скрывать свои чувства.
— Ты вложила слишком много пота и крови в эту землю. Это твое наследие.
— Я знаю. Лучше, чем кто бы то ни было. — Ее плечи сгорбились, словно под тяжким грузом. — Но…
— Что?
Билли покачала головой.
— Ничего. Ранчо останется у нас. Дуг сможет зап… — Она сжала губы. Ник долго смотрел на нее.
— Я не знал, что ты здесь несчастлива.
— Ты многого обо мне не знаешь, Ник. — Она повернулась к нему. — А как сейчас идут дела в строительном бизнесе?
— Успешно, — ответил Ник, мысленно отметив: она не стала отрицать, что несчастлива.
— Тебе нравится в Хьюстоне? — Направив Беду к клочку земли, поросшему клевером, Билли взялась за луку седла.
Ник пожал плечами. Дьявол остановился попастись рядом с кобылой, и Ник повернулся в седле, чтоб видеть Билли.
— Там много возможностей.
— Представляю. Особенно для одинокого мужчины. — Щеки ее вспыхнули. Взгляд смягчился. — Мы слышали о твоем разводе, Ник. Мне очень жаль.
Он крепче сжал поводья.
— Мне тоже.
— Быть женатым действительно так тяжело, как говорят?
— Для меня да. — Поерзав в седле, Ник продолжил:
— Спроси лучше у своей мамы. Она была замужем двадцать с лишним лет.
— Но ты лучше знаешь, что такое брак в наше время.
Его лицо посуровело.
— Да, это тяжело. — Ник воспользовался возможностью перевести разговор на нужную тему. — Поэтому нельзя бросаться под венец сломя голову, — он склонился к Билли так близко, что мог чувствовать ее дурманящий запах. — Скажи, Билли… ты ведь не любишь Дуга Шеффера, правда?
Билли схватила поводья и подстегнула кобылу.
— Что ты хочешь сказать?
— Ты не похожа на счастливую невесту.
— Возможно, ты виноват в этом. Я подумала, что тебе не захочется выслушивать мои похвалы в адрес жениха.
— Наверное, да, — согласился Ник, пытаясь угнаться за ней.
Внезапно у него возникло острое желание убедиться, что она не любит Дуга. На краткий миг он подумал, что ревнует, но затем решил, что просто беспокоится… естественное чувство для старого друга.
— Скажи, что не выйдешь за него. Билли прищурилась.
— Мы помолвлены. Свадьба состоится ровно через месяц.
— Еще не поздно. — В его голосе звучала печаль. Он покачал головой. — После всех приставаний Дуга… после его издевок… почему ты выходишь за него замуж? Он просто сопляк, Билли.
Она расправила плечи.
— В детстве все мы были сопляками. Люди меняются с возрастом. — Билли многозначительно взглянула на Ника. — Тем более меня дразнил не только Дуг.
Ник сглотнул.
— Вижу, ты не утратила своего упрямства. Хороший знак. Я дразнил тебя, как дразнят младших сестер. Я не был подлым. Не то что Шеффер.
— Нет, — согласилась она, смягчившись. — Ты не был подлым.
— Что я должен сказать, чтобы ты расторгла помолвку? — спросил Ник, понизив голос. Билли выпятила подбородок.
— Мы с Дутом поженимся.
— Что тогда делать мне? — прошептал Ник, вспомнив ее поцелуй. Он в растерянности посмотрел на ее чувственный рот. Вспомнилась мягкость и теплота ее губ. Ника охватил новый прилив возбуждения. Что с ним происходит? Или он теряет рассудок?
Билли повернулась к нему.
— Ты ничегошеньки не сможешь сделать, Ник Лэтэм. Возвращайся в Хьюстон… домой. И дай мне спокойно выйти замуж.
Билли вне себя от ярости подгоняла кобылу. Чего добивается Ник? Хочет сорвать ее свадьбу? Зачем ему это?
Естественно, она ему не позволит. Его откровенные расспросы насчет ранчо возбудили в ней новые угрызения совести. Она постоянно чувствовала себя виноватой из-за того, что не смогла сделать ранчо прибыльным. Ник прав: это ее наследие. Но не ее выбор. Билли хотела ухаживать за животными, а не разводить их, чтобы потом пустить на мясо, на чей-то сочный бифштекс. Каждый раз, когда она продавала скот, ее сердце обливалось кровью. Ей приходилось совершать такие сделки все чаще, чтобы свести концы с концами. Сколько еще она продержится? Ее план позволит сохранить землю в семье, а ей самой — свободу и право выбирать собственный путь. С деньгами Дуга она наймет управляющего на ранчо, а сама будет только присматривать за ним, учась в колледже.
Однако она не могла объяснить Нику свои намерения. Он не поймет. Он сделал отцовский бизнес процветающим. А ей не нужна его жалость… или сочувствие.
Билли не даст ему сбить себя с толку. Хотя он уже это сделал. И весьма успешно. Ее чувства бурлили, голова кружилась, она мчалась все быстрее и быстрее, пока не заметила, что загнала лошадь. Билли натянула поводья и пустила кобылу рысью, а затем шагом. Сердцебиение улеглось, и она услышала сзади стук копыт. Зная, что это Ник, Билли даже головы не повернула. Когда он подъехал ближе, до нее донеслось хриплое дыхание Дьявола.
— Дадим Дьяволу отдохнуть, — предложила Билли, слезая с лошади. Чувствуя себя виноватой, она погладила старого коня, мысленно попросив у него прощения.
Ник подошел к ней, перебросив поводья через голову Дьявола. Она делала вид, что не замечает его. Ее щеки пылали. Она слишком остро чувствовала присутствие Ника, его взгляд, улыбку, широкие плечи, словно предназначенные для того, чтобы девушка могла опустить на них свою усталую голову.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...