ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— У меня нет времени на светскую болтовню. Я занята. И тебя ждет работа. Позвони мне позже.
Он нагнулся, счищая грязь, оставленную ведром на брюках.
— Я виделся с Лэтэмом сегодня утром. Билли остановилась. Справившись с удивлением, она обернулась к Дугу. Ей хотелось вытрясти из него каждую мелочь о Нике — что он говорил, как выглядел. Упоминал ли о ней? Что сказал? Выглядел ли таким же усталым, как она? Были ли у него круги под глазами, как у нее? Но, с другой стороны, она надеялась, что Ник не проболтался о происшедшем между ними.
Правда? А может, это наилучший способ избавиться от Дуга? Внезапно Билли поняла, что не хочет выходить за него замуж. Отчаянно не хочет.
— Зачем ты с ним встречался? — спросила Билли, чувствуя себя как на иголках.
— По работе. Он о тебе и словом не обмолвился. По-моему, даже не знал, что ты уехала. Мне показалось это странным. Или между вами что-то произошло?
Билли уклонилась от ответа.
— Ревнуешь?
— Ревновать к Нику Лэтэму? — Дуг рассмеялся. — Ни капельки.
Билли задело равнодушие жениха. Она хотела, чтобы Дуг ревновал ее, как ревновал Ник.
Эта мысль заставила ее остановиться у стойла Дьявола. Какие у Ника причины для ревности? Или его чувства сильнее, чем он готов признать?
Ручка ведра до боли врезалась ей в руку. Дьявол тяжело, со свистом дышал. Билли увидела, что мерин приподнимает заднюю ногу, словно пытаясь дотянуться до живота. Войдя в денник, Билли окинула взглядом норовистую лошадь своего брата и подняла ведро, чтобы высыпать овес в кормушку. Затем остановилась.
— Ты уже кормил Дьявола сегодня? — спросила она, перебирая пальцами зерна.
— Нет. — Дуг остановился на пороге. — Я же только что приехал.
Набрав полную горсть, Билли понюхала оставшийся корм в поисках плесени. Ничего особенного не обнаружив, она внимательно взглянула на мерина. Слишком поглощенная мыслями о Нике, она не сразу заметила, как низко опущена голова лошади. Дьявол взмахнул хвостом и снова поджал заднюю ногу. От волнения Билли забыла про все на свете.
— Когда ты кормил его в последний раз?
— Не помню.
Она окинула Дуга яростным взглядом.
— Не помнишь? Так вспомни. Это важно. — Билли прижала ладонь к животу Дьявола, и мерин вздрогнул. Обнаружив у лошади слишком учащенное, поверхностное дыхание, она вспомнила вчерашнюю перебранку с Дутом и его заявление, что он не собирается больше никого кормить. — Ты накормил его вчера, как обещал?
— Ага. После телефонного разговора с тобой… я решил накормить скотину еще раз, чтобы не приезжать сюда утром. Тогда они бы не так сильно проголодались. А поскольку я не такой уж лодырь, как ты меня считаешь, я насыпал им вдвое больше.
— Что? — Отвернувшись от Дуга, она вновь посмотрела на Дьявола.
— В чем дело? Он же не все съел.
— Потому что он болен. — Жгучие слезы выступили у нее на глазах, но Билли сдержалась. Надо что-то делать. Она окинула взглядом денник и не обнаружила свежего навоза. — Черт!
— Я делал так, как ты сказала…
— Нет, не так. Разве не понимаешь? Я оставила животных на твою ответственность. Я все тебе объяснила.
— Черт, эта лошадь уже старая. Дьявол подогнул передние ноги и попытался лечь.
— Ой, нет, не надо! — воскликнула Билли, обхватив мерина за шею и удерживая на ногах. Оглянувшись через плечо, она заорала:
— Дай мне недоуздок и веревку. Быстро.
Дуг с изумлением подчинился. Билли объяснила ему, как сделать пойло из отрубей. Одновременно она успокаивала Дьявола и не давала ему лечь.
— Что с ним? — спросил Дуг, втаскивая в денник ведро с пойлом.
— Это должно настояться минут десять, — сказала Билли, кивком приказывая ему поставить ведро и отойти.
— Что с ним? — переспросил Дуг.
— Колики.
— Как у детей, что ли?
— Да, если не считать, что для лошадей они смертельно опасны. — Ее горло сжалось от горестной мысли. Дьявол не умрет. Она не позволит ему умереть. — Я не даю ему лечь. Иначе он начнет кататься по земле, чтобы облегчить боль в животе. Может быть заворот кишок.
— И все из-за того, что я насыпал больше корма?
— Возможно. Лошади очень чувствительны. Он старый. У него может быть непроходимость кишечника…
— Да не волнуйся ты так. Рано или поздно он все равно сдохнет. И тогда у тебя сразу убавится хлопот. Вообще-то, тебе следует всех их продать. Не стоит тратить на них время и силы. Просто продай всех сразу.
— Не хочу даже слушать. — Билли нахмурилась. — Я не продаю свой скот. И не позволю этой лошади умереть, чтобы избавиться от лишних хлопот!
— Почему нет? Ведь ты не хочешь здесь больше жить. — Его замечание хлестнуло ее, как пощечина. — Продай скотину. А я сделаю из этого ранчо золотое дно.
Поглаживая шею Дьявола нежными, успокаивающими движениями, она возмущенно взглянула на Дуга.
— Что ты задумал?
— Дом престарелых. Масса народу мечтает уехать из Хьюстона после ухода на пенсию. Почему бы им не перебраться сюда? Мы бы сделали бассейн, построили домики.
— Для этого ты встречался с Ником в Хьюстоне? Это и есть твой план?
— Да. Он принесет нам кучу денег.
— И когда ты собирался рассказать мне об этом? После того, как все здесь уничтожишь?
— Нет, я бы сказал сразу после свадьбы. А до этого у тебя и так много проблем. — Его глаза самоуверенно блеснули. — Я уже проработал это с подрядчиком. Поговорил с Ником насчет дорог. Здесь будет поле для гольфа, плавательный бассейн, теннисные корты, домики. Крошка, когда ты закончишь колледж, будешь богатой, как Ивана Трамп, тебе уже не придется думать о работе ветеринара. Тогда ты сможешь занять свое место рядом со мной. В качестве моей жены.
Билли в бешенстве уставилась на него, ее дыхание было таким же тяжелым, как у Дьявола.
— Убирайся отсюда.
— Что?
Она пошатнулась и крепче вцепилась в недоуздок Дьявола.
— Я не для того так много работала, чтобы продавать ранчо.
— Тебе не придется продавать его, в этом весь смысл.
— Я не продаю свой скот и тебе не продамся. Свадьба отменяется. Дуг.
— Ты не можешь! — Его лицо побагровело. — Мы договорились. Я дал слово…
— Меня не волнует, что ты там кому наобещал. Это моя земля. Земля моей семьи. Я ее не продам. — Билли отвернулась, испытывая к себе гораздо большее отвращение, чем к Дугу. Ей следовало ожидать от него нечто подобное. Но и она хороша. Оба преследовали каждый свои цели. По крайней мере теперь она узнала, на что рассчитывал Дуг. — Вот, значит, зачем тебе понадобилось на мне жениться. А я-то думала… удивлялась, что ты мог найти в такой пацанке, как я.
— Билли, это не…
— Да, это так. Как ты думаешь, почему я согласилась выйти за тебя? Я хотела пойти учиться, но чтобы дела на ранчо шли по-прежнему. Получив диплом, я бы смогла работать здесь. У меня осталось бы все то, что мой отец создавал тяжелым трудом всю свою жизнь, что Джейк так отчаянно пытался сохранить. И я смогла бы заниматься любимым делом.
Дьявол опускал голову и подгибал ноги, пытаясь лечь. Но Билли не позволяла ему этого. Подведя его к стене, она прижалась к его боку, изо всех сил вцепившись в недоуздок.
— Я не дам разорять свое ранчо, строить здесь какие-то дома и не позволю превратить свои пастбища в дебильные лужайки. Ни ради тебя. Ни ради исполнения моих желаний. Ни за что.
— Но…
— Ты не получишь ни одной травинки на этом ранчо. — Билли схватила ведро с пойлом и сунула его Дьяволу под нос. — Давай, милый, поешь. Тебе полегчает.
Взглянув на Дуга через плечо, она сказала:
— Прости, Дуг. Свадьбы не будет. Я не могу выйти за тебя. Мы слишком разные. А теперь поезжай домой. Ты здесь больше не нужен. Мне надо работать. Лошадь спасать.
— Билли, можно я…
— Нет, твои слова ничего не изменят. — Она повернулась к Дьяволу и обняла его за шею, почувствовав, как горячие слезы текут по щекам.
В погоне за неисполнимой мечтой Билли не заметила, как попала в беду. Из-за нее пострадал сын Гарольда Джейкобсона, а жизнь этой лошади висит на волоске. Она стремилась иметь все — ранчо, карьеру, семейную жизнь. Ей давно уже следовало понять, что нельзя обладать сразу всем, чего желаешь. Так не бывает.
Ника она никогда не получит. Эта мысль окончательно лишила ее самообладания.
Глава 10
— Билли Рэй Гюнтер, ты не можешь выйти замуж за Дуга Шеффера!
От голоса Ника задрожали стропила. Ник шел по конюшне, заглядывая во все денники, пока не обнаружил Билли вместе с Дьяволом. В лучах заходящего солнца ее волосы светились янтарным блеском.
— Я не дам тебе совершить эту ужасную ошибку.
Билли взглянула на него снизу вверх. Она сидела, скорчившись, на полу, лицо, перепачканное грязью, взмокло от пота. Голубые глаза покраснели. Слезинка дрогнула на ресницах и скатилась по щеке. Когда он в последний раз видел ее плачущей?
Ник опустился на колени рядом с ней, забыв о причине своего появления.
— Что случилось?
— Дьявол.
Она взглянула на лежащего мерина. Провела рукой по серебристой гриве. Дьявол лежал на боку, еле дыша.
— Я не думала, что так получится. — Ее голос дрожал. У Ника чуть сердце не разорвалось, когда он взглянул в ее измученное лицо. — Это все из-за меня.
Положив руку на бок лошади. Ник осмотрел Дьявола, заметив и полузакрытые глаза, и поверхностное дыхание. Ник знал, что этот мерин значит для Билли. Он принадлежал Джейку. Что сказать ей в утешение, чем помочь?
Животное дернулось, забив копытами в воздухе.
— Нет! — Билли припала к Дьяволу, навалилась на него всем телом, не давая ему перекатиться на спину.
— Что с ним? — спросил Ник, пытаясь помочь мерину снова улечься на бок, но держась подальше от дергающихся копыт.
— Колики.
— Черт. И когда началось?
— Еще утром.
— Ты приготовила пойло? Билли кивнула.
— Он мало съел. Столько вряд ли поможет.
— Вызывала ветеринара?
— Его нет в городе. Помощник обещал зайти, но говорит, что разбирается в этом еще хуже меня. Боюсь, я знаю слишком мало. — Ее голос исказился от отчаяния. — Ник, я этому не училась. А ему делается все хуже и хуже. И все из-за меня. Я не должна была уезжать в Хьюстон. Не должна…
Ник взял ее за руку, заставив замолчать. Она не виновата. Билли заботится о своих животных лучше, чем кто бы то ни было.
— У него заворот кишок? Ее слезы мгновенно высохли. Она внимательно посмотрела на мерина.
— Не думаю. Когда я его увидела, он стоял. Я больше не могла удерживать его на ногах…
— Хорошо. — Ник погладил ее руку, влажную от пота. — Он уже старый. Билли. Вряд ли тут можно что-то сделать, будь ты хоть трижды ветеринаром.
Билли с яростью взглянула на Ника.
— Ты предлагаешь оставить его умирать?
— Нет, конечно. Просто это может быть что-то более серьезное, чем колики.
— Знаю. — Она села, поджав ноги. — Но пока все указывает на колики. Естественно, это может быть только начало. Если это рак, то уже ничего нельзя сделать.
Ник мрачно кивнул.
— Чем я могу помочь?
Глаза Билли наполнились слезами.
— Не знаю. — Снова повернувшись к мерину, она приподняла его губу и осмотрела посиневшие десны. — Я больше не знаю, что делать. Разве что промывание желудка.
— А у тебя есть инструменты?
— Да, но я никогда это не делала.
— Вот и попробуешь.
Билли взглянула на Ника, ее голубые глаза были мокрыми от слез.
— Тогда давай сделаем. Ник закатал рукава.
— Я помогу.
— Я уже устала ждать. — Билли скрестила руки на груди, разглядывая мерина. Они подняли Дьявола на ноги, и теперь он снова стоял, привалившись к стене, низко опустив голову. В конце концов Билли дала ему болеутоляющее. Большинство ветеринаров не советовали это делать, чтобы не смазать симптомы. Но Билли не могла видеть, как мерин страдает.
Ее сердце болело. Глаза слипались, но спать она не могла. Ее место здесь.
— Мы больше ничего не можем сделать. Ничего!
Билли беспомощно расхаживала из угла в угол. Что делать? Что она упустила? Ее мучило ощущение собственной беспомощности.
Чуть раньше мать принесла им бутерброды. Гарольд провел здесь большую часть дня, помогая, давая советы. Теперь, в середине ночи, с ней был Ник. Он не отходил от нее ни на шаг. Билли знала: что бы ни случилось, он останется с ней.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...