ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Она никогда не станет Нику любовницей. Он видит в ней только «партнера» или «приятеля».
По пути домой Билли пыталась разобраться в своих мыслях и чувствах. И пришла в еще большее замешательство. Что она испытывала, когда Ник схватил ее за руку в вагончике и притянул к себе?
Она думала, что Ник собирается ее поцеловать. Она хотела, чтобы он поцеловал ее. Желала каждой частичкой своего тела. Но этого не произошло. Такое впечатление, что между ними возникла прочная, непреодолимая преграда.
Ник как будто хотел произнести слова, которые бы их сблизили, но в последний момент снова спрятался за маской старшего брата. А может, она просто пытается наполнить желанным смыслом сказанное им или даже не произнесенное вслух.
Телефон продолжал звонить. Ник отправился выгуливать собаку. Все-таки решив не брать трубку. Билли налила в стакан воды из холодильника. Ледяная вода привела ее в чувство. Надо спуститься с небес на землю. Ник ею не интересуется. Да ей это и не надо. Она всего лишь хочет, чтобы Ник видел в ней женщину, а не приятеля.
Автоответчик проиграл записанное Ником сообщение, раздался сигнал, и из трубки донесся сердитый голос:
— Билли, ты там? Возьми трубку. Немедленно. Это очень важно.
Билли бросилась к телефону, расплескав на себя воду. В ушах шумело. Она заледенела от страха.
— Дуг? Что? Что случилось?
— Возвращайся домой. Прямо сейчас.
Перед ее глазами один за другим возникали пугающие образы. Это ее мать? Ей плохо? Заболела? О Господи! Сердце сжалось от страха. Вся ее хваленая независимость улетучилась. Она стиснула телефонную трубку с такой силой, что побелели костяшки пальцев.
— Что…
— Этот безответственный, никчемный Джейкобсон сегодня уволился. Я так и знал, что на него нельзя положиться.
Билли покачала головой.
— Дуг, с мамой все в порядке?
— С твоей мамой? — переспросил он. Билли, словно наяву, увидела его пренебрежительную усмешку. — Чего ты хочешь? Чтобы я и с ней тоже нянчился? Хватит с меня возни с этими чертовыми коровами.
Волна злости, жгучей и яростной, нахлынула на Билли.
— Это ты так переполошился из-за ушедшего помощника?
— Ага, а ты что думала? Что я буду туг надрываться весь день, наполняя кормушки? Больше я никого кормить не собираюсь. Хватит на сегодня. Если мне еще придется…
— Тебе придется, — спокойно сказала Билли, скрывая раздражение.
— Что? — Дуг повысил голос.
— Я не могу вернуться домой прямо сейчас. Ты должен был заменить меня в «Скалистом Джи». Сказал, что справишься. Так справляйся.
— Билли…
— Дуг, — продолжила Билли строго, словно отчитывала ребенка. — Я не знаю, почему ушел мальчишка Джейкобсон. И знать не хочу. Я занимаюсь подготовкой нашей свадьбы. Помнишь? Я здесь тоже не развлекаюсь. — Билли исказила правду совсем чуть-чуть. Понимание того, что Ник к ней равнодушен, причинило ей острую душевную боль. — Я ведь не на каникулах, — продолжила она, — когда можно бездельничать целыми днями и валять дурака. Я бы предпочла оказаться на твоем месте, вычищать стойла и готовить корм для нескольких десятков животных, а не мотаться по магазинам за подарками, тряпками и прочей ерундой. Так что справляйся, как хочешь, пока я выполняю мою часть сделки. Лады?
— Я не прошу тебя вернуться, Билли. Я просто предупреждаю.
Это замечание окончательно вывело ее из себя.
— Дуг, ты позаботишься о животных. В противном случае тебе придется заплатить кучу денег за причиненный ущерб. Ты говорил, что с этим справится даже ребенок. Так докажи. Договорились?
Ответа не последовало, Дуг повесил трубку. Злость Билли исчезла, словно пламя, погашенное ведром воды. Сомнения и тревога, проникшие в путаницу ее мыслей, мешали сосредоточиться. Наверное, ей надо вернуться. Ранчо на ее ответственности. Ей нельзя просто так остаться в стороне. Разве можно доверять Дугу в таких делах?
Что она здесь делает? Играет с Ником в дурацкую игру, не способную принести ничего, кроме сердечной боли.
— Так из-за чего такая суматоха? — спросил Ник, напугав ее.
Билли повернулась и увидела его в дверях. Брови его хмурились. Он придерживал рукой дверную ручку, напряженный, готовый к действию. Бадди прошмыгнул мимо него и бросился к Билли. Огромная лохматая зверюга положила голову ей на колени и лизнула руку. Выдавив робкую, неуверенную улыбку, Билли почесала пса за ушами, и его хвост застучал по полу.
— Позвонил Дуг. — Вспомнив о своей намокшей футболке. Билли скрестила руки на груди. — У него проблемы на ранчо.
Улыбка вспыхнула на губах Ника, тревога исчезла из его взгляда.
— Подожди, — он выдвинул стул из-под кухонного стола и облокотился о его спинку. — Это еще цветочки.
Билли сдержала усмешку, представив, как Дуг тащит в загон мешок с кормом, обходя коровьи лепешки. Стараясь не поощрять злорадство Ника и, главное, пытаясь сохранить свою преданность Дугу, она пересказала телефонный разговор.
Вопреки ее ожиданиям. Ник не стал смеяться. Он кивнул, губы его сжались.
— Ты молодец. Правильно поступила.
— Сомневаюсь. Я говорила со зла. Он действительно напугал меня, — ее руки все еще дрожали, и она крепко сжала ладони. — Я подумала, что-то случилось с мамой. Что-то…
— Знаю. — Низкий ласковый голос успокоил ее страхи. Ник подошел к ней и обнял за плечи. Ей захотелось прижаться к нему. Она так много потеряла. И Ника терять не хотела. Но разве можно полагаться на то, что тебе не принадлежит?
Его теплое прикосновение напомнило ей о причине, по которой она сказала Дугу, что вернется не скоро. Естественно, этой причиной был Ник.
Большой палец Ника скользил по ее плечу, описывая круги. В этом движении не было ничего сексуального. Но Билли чувствовала, как напрягается каждая жилка в ее теле. Она хотела упасть в его объятия, но не осмеливалась.
— Не знаю, что бы я делала, если бы… — Она впитывала его силу, вдыхала мужской запах земли и ветра. Ее мысли путались. Вспоминалась мама. Представив себе, как ужасно потерять единственного близкого человека, она смогла унять свое возбуждение. У нее сдавило горло. — Я уже так много потеряла.
Наверное, она сглупила, уехав с ранчо. Вдруг что-то случится с мамой, оставшейся в одиночестве!
— Эй! — Ник слегка сжал ее плечо. — Все хорошо. Твоя мама в порядке. Если бы возникли какие-нибудь сомнения, я первый бросился бы в Боннет. Ты правильно сделала, Билли. Дуг должен понять…
— А если бы на самом деле произошло что-то ужасное? Он знал бы, что ему делать? Что, если он не накормил коров и лошадей? Это ведь куча работы. Мы-то знаем.
— Скоро и Дуг узнает.
— Я не хочу, чтобы дело страдало из-за моего эгоизма.
— Ты не эгоистка. Ты самый самоотверженный человек из всех, кого я знаю.
— Ошибаешься, Ник. Я эгоистка. После свадьбы я поступлю в колледж. Буду учиться на ветеринара.
От удивления Ник крепче сдавил ей плечо. Потом радостно улыбнулся.
— Давно пора. Ты это заслужила. Билли хмыкнула.
— Не знаю. Но я беспокоюсь о ранчо. Сможем ли мы найти кого-нибудь, кто справится с работой? Или мне придется бросить учебу, если работник вдруг уйдет? Может, я только погублю хозяйство. Лошади и коровы на моей ответственности. По-моему, папа разочаровался бы во мне.
— Эй! — Ник схватил ее за плечи и, развернув лицом к себе, окинул яростным взглядом. — Ты пожертвовала жизнью, своими мечтами, своими планами ради этого ранчо. Я горжусь тобой, горжусь тем, что у тебя хватило духу бороться за свою мечту. — Билли отвела взгляд, но Ник приподнял ее подбородок, заставив взглянуть ему в глаза. — Теперь уж не отступай, держись. — В его голосе звучала уверенность. — Одну неделю ранчо без тебя проживет, Билли. И даже больше, когда ты начнешь учиться. Ты найдешь помощника постарше и понадежней, чем этот паренек. Я помогу, если понадобится. Так что не переживай. Мы справимся.
Билли хотела ему верить, отчаянно хотела видеть в его словах свое спасение. На этот раз она примет его помощь.
— Животные не пострадают. Но Шеффер… — Ник ослепительно улыбнулся, в его глазах блестело знакомое лукавство. — Пока что он один и страдает. И это тебе на пользу.
— Знаю, знаю. Он научится уважать все, чем я занималась в последние годы. Ник кивнул.
— Вот именно, — он привлек Билли к себе. Биение ее сердца эхом отдавалось в его теле. — Кроме того, ведь у тебя свои планы. Пока он будет ссыпать зерно и убирать навоз, мы насладимся великолепным ужином.
Ник отпустил ее так же внезапно, как и обнял, смущенную и желающую большего.
— Иди, — сказал он, — переодевайся. У нас заказан столик на семь часов.
Шикарное черное платье Билли, купленное накануне, прекрасно соответствовало обстановке ресторана. Оно подчеркивало ее стройность, темным потоком струясь по фигуре. Решительность Ника таяла на глазах. Разве можно противостоять такому искушению? Он хотел поцеловать ее узкое плечико, коснуться теплой кожи, вдохнуть новый аромат, напоминающий о лунных ночах, наполненных тайной и страстью. Его губы желали нового поцелуя, нового объятия… чего-то большего… Он жаждал того, что могла ему дать только Билли.
Ник вспомнил слова Билли, которые она сказала Дугу по телефону. Он как раз вошел в кухню, когда она произнесла простую фразу, ошеломившую его: «Моя часть сделки».
Сделка? Так вот чем является ее замужество? Неужели Билли заключила с женихом какой-то договор? Неужели это брак по расчету? Зачем ей это? Почему она жертвует собой ради такого человека, как Шеффер? Просто чтобы поступить в колледж? Невероятно. Но насколько Ник знал Билли, она способна на любую жертву ради осуществления своей мечты.
Это должно было взбесить Ника. Однако не взбесило. Такой ход событий был ему даже на руку. Значит, Билли не любит Дуга Шеффера и может полюбить Ника…
Эта неожиданная мысль испортила ему настроение. Что-то липкое и неприятное зашевелилось внутри, вызывая тошноту. Такие мечты доказывали, что он и сам любит ее. И это пугало его до полусмерти.
Ослабив узел галстука. Ник заказал еще одну порцию шотландского виски. Билли тем временем потягивала шардоне. Мягкая, чувственная музыка наполняла пространство бара, где они ждали столик. Ник старался не замечать блики света на ее обнаженных плечах, золотисто-медовых от загара. Любуясь ею, он попытался вспомнить, как продавщица называла глубокий вырез на спине платья, сужающийся к талии. Ага, «замочная скважина». Пожалуй, вырез слишком большой для «замочной скважины» и слишком сексуальный.
— Уютное местечко, — заметила Билли.
Взгляд ее блестящих глаз блуждал по винно-красным кожаным креслам, полированному полу, сверкающим бокалам на стойке бара. Похоже, ей нравилось безупречное обслуживание, заставляющее Ника чувствовать себя скованным. Элегантные посетители, заполнившие ресторан, выглядели ослепительно в роскошных нарядах и с таким количеством бриллиантов и жемчуга, что их хватило бы на целый ювелирный магазин. Ник выбрал этот ресторан, потому что он считался лучшим и потому что Билли заслуживала лучшего. Но его это заведение не впечатляло. Оно напоминало ему о бесконечных требованиях бывшей жены, которые ему никак не удавалось удовлетворить.
— Ты часто здесь бывал?
— Нет.
— А вообще был когда-нибудь? С Дианой? — Странный оттенок прозвучал в голосе Билли. Ник задумался об уровне ее запросов. Все-таки она ест с ладони Шеффера.
— Я никогда не был здесь раньше, — признался он, чувствуя себя рыбой, вынутой из воды. Был ли тому причиной ресторан? Или Билли? Поскольку от второго вопроса Ника бросило в жар, он решил остановиться на мысли, что шикарная обстановка ресторана действует ему на нервы. Это он еще мог признать. Рядом с Дианой он чувствовал то же самое. Но это натолкнуло Ника на мысль, что он может разочаровать Билли.
— А почему сегодня пришел? — Ее глаза казались глубокими голубыми озерами. У Ника сдавило горло.
— Я хотел чего-то особенного. Ты заслуживаешь лучшего, Билли, а не второсортного мужа и неудачного брака с Шеффером. Это самый лучший ресторан. Пятизвездочный. Никогда не соглашайся на меньшее.
Ее глаза сверкнули, как сапфиры.
— То есть пять звезд — это хорошо?
— Тебя надо почаще вытаскивать с твоего ранчо, — заметил Ник с улыбкой.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

загрузка...