ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– На карту поставлена моя репутация. – Он сунул руки в карманы, сжав кулаки. Она не смотрела на мужа. Внезапно он пнул ногой стену. – Господи! Смотри, если это опять твое глупое раздражение, – пригрозил он. – Если это… – Он замолчал, когда из зала донеслись приглушенные аплодисменты.
– О'кей, на этот раз пусть будет по-твоему, – сказал он, спокойно направляясь вложу. Внезапно вспыхнув, он обернулся: – Но если это повторится! – С перекошенным от гнева лицом он тыкал в нее пальцем. – Запугивать меня?! Ты за это заплатишь! Поняла? – Наклонившись, он ущипнул ее за щеку. – Ты поняла?
Явно испуганная, Сюзи кивнула.
– Хорошо. – Он выпрямился, одернул пиджак и бросил на нее последний взгляд. – Боже, как ты жалка!
Он вернулся к гостям. Сюзи слышала, как открылась дверь вложу, раздался шепот и затем наступила тишина. Медленно встав на ноги, она расправила складки, одернула юбку. Раскрыла сумочку и сосчитала деньги. На такси домой хватало.
Глубоко вздохнув, она выпрямилась и подняла голову.
Сюзи чувствовала слабость, голова кружилась, но ей представлялось, что стоит ей оказаться с Филиппом в квартире, поговорить с ним, услышать его голос – и все будет в порядке. Сюзанна знала, что по его голосу она сможет определить, обманывает ее Филипп или все еще любит. Следуя указателям, она двинулась, по коридору к выходу, спустилась по лестнице и, наконец, вдохнула холодный ночной воздух.
«Как только он произнесет мое имя, – думала она, – я узнаю, жить мне или умереть».
Толпа выплеснулась на тротуар перед зданием оперы после одиннадцати. В воздухе стоял шум голосов, автомобилей, а под фонарями сверкали белые сорочки с бриллиантовыми запонками и радуга цветного шелка вечерних платьев.
Джейн прижималась к руке Филиппа, пока они пробирались через толпу. Она была слегка навеселе от выпитого в антракте шампанского и сильно возбуждена музыкой и пением.
Весь вечер был непрерывным успехом – ее платье, прическа и, главное, Филипп – такой чуткий, такой привлекательный в своем черно-белом одеянии. Они остановились в двадцати шагах от толпы, Филипп положил руки ей на плечи.
– Джейн… Джейн, я не знаю… – Он явно колебался, говорить ли. Это было труднее, чем он предполагал. – Если бы вы не отказались поужинать или… – Он стряхнул что-то с плеча Джейн.
Она накрыла его руку своей, ей так нравилось прикасаться к нему. Прервав его заплетающуюся речь, она сказала:
– Что, если бы мне захотелось выпить кофе вдвоем?
Джейн улыбалась. Внутренне она была готова к дальнейшему.
– Да. – Он улыбнулся в ответ. – Тебе хочется?
Джейн потянулась к его лицу, провела кончиком пальца вокруг его рта. Она хотела близости, хотела тепла и уюта его тела.
– Да, – сказала она, – мне бы хотелось.
Он склонился и поцеловал ее. Ее лицо умиротворенно расслабилось, и он понял, что все идет как надо.
– Хорошо, тогда двинулись, – сказал он. Повернув за угол, он поймал такси.
Сюзанна сидела на диване, на подлокотнике стояла рюмка водки, на коленях телефон. Она глядела на картину на стене, лишь бы сосредоточить на чем-нибудь взгляд, лишь бы отвлечься от страха, которым поселился внутри. Она посмотрела на часы. Поздний час. Филипп должен покинуть оперу, вероятно, проводи подругу домой или они пойдут перекусить. Во всяком случае, в ближайшие час-два он не вернется на квартиру Бертрама. Она опять посмотрела на часы, как это делала почти каждые десять минут с момента, когда покинула театр. Звонить не было смысла, но все же она набрала номер, на всякий случай. Гудки, вновь и вновь, угрожающий пустой звук. Она бросила трубку. «Попробую снова через двадцать минут», – подумала она, опорожняя рюмку. Затем встала и налила еще.
Филипп бегом преодолел последние три ступеньки и замешкался с замком.
– Извини, – бросил он через плечо Джейн.
Она медленно поднималась следом, а он побежал к телефону. Отбой. Он положил трубку, вернулся и протянул Джейн руку.
– Кто-то звонил, – сказал он. Она взяла его руку, и он прижал ее к себе. – Слава Богу. – Он погладил ее по голове, вдохнул запах шампуня. – Ну, заходи.
Она кивнула, и, обнявшись, они вошли в квартиру.
– Хочешь кофе?
Улыбнувшись, она отрицательно покачала головой.
– И я нет.
Он поцеловал Джейн и медленно стащил пальто с ее плеч. Оно упало на пол. Молча, он взял ее за руку и повел в спальню. Филипп открыл дверь и потянулся к выключателю, но Джейн остановила его.
– Пожалуйста, – прошептала она, – не включай.
Он улыбнулся и кивнул.
– Тогда в постель, – мягко сказал он, – в темноте.
– Да, – ответила Джейн и упала в его объятия.
Он захлопнул дверь ногой.
– Черт! – Филипп отодвинулся от Джейн и, приподнявшись, включил ночник. – Ты не против, Дженни? Не думаю, чтобы это прекратилось!
Пальцы Джейн прошлись по его спине, затем она откатилась и нырнула под простыню.
– О'кей. Сейчас можно.
Они улыбнулись друг другу.
– Прости меня, Джейн.
– Иди, это может быть важно, – пожала она плечами.
Филипп отбросил простыню и встал. Взяв со стула полотенце, он повязал его вокруг талии.
– Я недолго.
– Иди! – Она отмахнулась от него и натянула простыню до подбородка. – Быстрее!
Филипп вышел из спальни, и Джейн выключила свет, как только он прикрыл за собой дверь.
Филипп прошел в прихожую и взял трубку. Он был раздражен звонком посреди ночи. На нем было только полотенце, и его пробирала дрожь.
– Алло? – В трубке было молчание. – Алло? – Он начал терять терпение и собрался бросить трубку.
– Филипп?
Он резко прижал трубку к уху, оперся о стену.
– О, Боже! Сюзи? – Во рту у него пересохло. – Сюзи? Ты? – Он перешел на шепот, одновременно силясь услышать голос на том конце провода. – Что такое? Сюзанна? – Он слышал ее трудное дыхание, и его обуял страх. – С тобой все в порядке? Что такое, Сюзи? – Он услышал всхлип, она плакала. – О Боже, Сюзи. Пожалуйста, не плачь. Что случилось?
– Я видела тебя, – сказала она, – сегодня вечером, с кем-то, с… – Она замолчала, и несколько секунд ожидания показались Филиппу вечностью. – Я видела тебя с другой женщиной, Филипп! – внезапно закричала Сюзи. – Бог мой, я не могла бы поверить, я видела, как ты целовал ее, я видела…
– Остановись, Сюзи! – зашипел Филипп. – Прекрати! – Он понял по ее голосу, что она близка к истерике. – Успокойся, пожалуйста. – Он старался говорить ровно, управляя дыханием. Он не хотел, чтобы она почувствовала его страх. – Сюзи, послушай меня, хоть секунду выслушай. – Он взглянул в сторону спальни, только бы Джейн не встала. Он глубоко вздохнул. – Сюзанна, я тебе что-то обещал всего несколько недель назад, не так ли? – Он подождал, затаив дыхание.
– Да, но…
– Я сказал, что не брошу тебя, найду выход для нас. Я сказал это, Сюзи?
– Да.
– Сюзи, ты должна верить мне. Я знаю, что делаю, и, обещаю, не подведу тебя. Пожалуйста, верь мне! – Она еще плакала, судя по звукам, но уже тише, он чувствовал. – Ты ведь мне доверяешь, правда? Ты ведь знаешь, что я хочу, чтобы нам обоим было хорошо? – Голос его изменился, он убеждал, уговаривал. – Пожалуйста, а?
Сюзанна откинула голову на диван и закрыла глаза. Она верила ему, верила всегда и чувствовала по голосу, что он ее любит, ей не нужно было больше никаких слов, никаких клятв.
– Я верю тебе, – ответила она спокойно. На секунду у нее закружилась голова, и она открыла глаза. – Ты не оставишь меня, правда?
Филипп слышал ее невнятную речь.
– Я не брошу тебя. – Он вздрогнул, больше от жалости, чем от холода. – Иди в кровать, Сюзи. Ты устала, ложись и постарайся уснуть.
– Да, да, я так и сделаю. Ты ведь всегда заботишься обо мне, Филипп?
Она снова закрыла глаза, и опять все закружилось, но открыть глаза уже не было сил. Она подавила тошноту и склонила голову.
– Спокойной ночи, дорогой, – пробормотала она, – я люблю тебя… – Она опустила трубку и откинулась на постель. – Я так тебя люблю, – прошептала Сюзи, но Филипп уже не слышал ее.
Филипп еще несколько секунд держал трубку. Он устало провел рукой по лицу и повернулся к спальне. Он чувствовал слабость, холод, ощущал себя глубоко несчастным, но понимал, что должен пройти через это. Он тихо открыл дверь.
– Джейн? – Филипп услышал шелест простыней и двинулся к постели. – Прошу прощения, Джейн, – прошептал он, – это по делу. – И он нырнул в постель и устремился навстречу теплу и уюту ее тела.
Глава 10
Весь март и начало апреля стояла теплая погода, но затем пошли дожди. Дождь шел, не переставая уже неделю.
Джейн сидела в столовой, полированное дерево отражало мерцающий свет свечей. Она наблюдала, как дождевые струи стекают по оконным стеклам, образуя сложные узоры, сливающиеся, переплетающиеся и распадающиеся в тот же миг, как только образовались. Она восхищалась этим зрелищем, но, взглянув через стол на отца и обнаружив, что он наблюдает за ней, она обернулась и присоединилась к общему разговору. Справа от нее вокруг Филиппа собрались Клэр, ее мать и Тэдди. Они были захвачены рассказом Филиппа, и это обрадовало. Она отпила вина и прислушалась.
– Что же случилось потом? – спросила Клэр, лицо которой выражало ужас и любопытство.
– Ну, птичка, которую нашел полковник Милз, была, очевидно, одной из двух, а у индийца была вторая. Он поклялся отомстить англичанам и полковнику за убийство отца и свое изгнание. – Филипп прервался, чтобы отпить вина перед тем, как закончить рассказ. – И насколько известно, клятва действует до сих пор.
– О! – Клэр вздрогнула. – Невероятно! И вы не побоялись поехать в Индию, Филипп? Я бы не решилась.
Филипп улыбнулся.
– Надеюсь, что все позабыто, Клэр. Я первый из Милзов, кто поехал туда после всей этой истории, хотя, если честно, я в нее не верю. – Он пожал плечами. – Думаю, теперь там уже не опасно, и, разумеется, я страшно храбр!
Клэр расхохоталась и повернулась к Джейн:
– Ну, разве не прелестная история, Джейн?
– Конечно, тем более что у Филиппа колоссальный опыт рассказчика.
Филипп сжал руку Джейн и улыбнулся.
– Верно, ли я уловил нотку сарказма в твоем голосе, Джейн Бенет?
– У меня?
Все кругом рассмеялись.
– Джейн, а ты видела птичку в Британском музее? – спросил ее отец.
– Да, она очаровательна. Действительно великолепна.
Клэр покачала головой:
– И все-таки я удивлена, что вы поехали в Индию, Филипп! Я бы туда и шагу не ступила при такой опасности.
– Вот почему ты не в армии, – сказал, улыбаясь, Тэдди.
– Сыграла ли эта история роль в вашей теперешней работе, Филипп? – спросил бригадир Бенет.
– Не думаю, сэр. Конечно, в Индии знание обычаев и культуры оказалось полезным, но назначение было получено не из-за этого. – Пожав плечами, он допил вино. – Джейн, обед был превосходен, – сказал он, вытирая рот салфеткой. – И великолепное бургундское, сэр. Благодарю.
– Джейн очень хорошо готовит, – сказала миссис Бенет. – Когда мы собираемся, всегда готовит она, правда, Джон?
– Да, да. – Он улыбнулся дочери. – А Клэр обычно моет посуду. Она выдающаяся посудомойка, не так ли, Тэдди?
– Точно! – засмеялся Тэдди.
– А теперь, Филипп, что вам угодно – коньяк или портвейн? – Бригадир Бенет встал и пошел к буфету. – Тэдди? Выпьешь со мной портвейна?
– С удовольствием.
Филипп собрался встать, когда Джейн стала помогать матери с посудой.
– Сиди, – сказала она, ему спокойно, положив руку на плечо. – Оставляю вас, – обратилась она к отцу.
– А ты не хочешь коньяка, Джейн?
Джейн покачала головой.
– А мама? Стаканчик чего-нибудь?
– Нет, Джон, спасибо. Мы уберем посуду и подадим кофе. – Миссис Бенет стала убирать со стола тарелки и подавать их Клэр.
– В гостиной растоплен камин, не забыл? – сказала она мужу, придерживая дверь перед девушками. – Мы присоединимся к вам через полчаса. – И она пошла за дочерьми на кухню.
– Не правда ли, он великолепен? – прошептала Клэр матери, в то время как Джейн заворачивала в фольгу остатки еды и убирала их в холодильник. – И он без ума от Джейн!
– Ну, уж и без ума, – повернулась к ним Джейн. – Просто у нас все хорошо, вот и все!
Каролина Бенет покачала головой, продолжая ставить тарелки в мойку.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...