ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   демократия как основа победы в политических и экономических процессах,   национальная идея для русского народа,   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира и  закон пассионарности и закон завоевания этноса
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Такое впечатление, что вся Индия отправляется в путь, – сказала она Ядаву, стоявшему рядом с ней.
Он улыбнулся:
– Когда попадаешь в Индию, ощущаешь именно это. Вся страна всегда с тобой – такова Индия. – Тут он рассмеялся, и Джейн поняла, что симпатизирует ему. – Большинству европейцев это ненавистно. А как вам, госпожа Милз?
– Мне? – Джейн отвернулась от шума, от штурмующих вагоны людей, кричащих детишек. – Я думаю, что это прекрасно, – ответила она, – но, ради Бога, не спрашивайте меня почему.
Они оба улыбнулись.
– Войдем? – Он сделал движение, желая помочь ей подняться в вагон.
– А багаж?
– О нем позаботились.
– Но как? – Джейн не видела, чтобы он отвернулся хотя бы на миг, как же он мог позаботиться о багаже? Озадаченная, она обернулась к нему, но он только улыбнулся, приподняв шляпу.
– После вас, госпожа Милз, пожалуйста.
Джейн поднялась по трем ступенькам и вошла в вагон, где Филипп уже устроился и читал «Таймс» трехдневной давности.
– А, Джейн! – Он взглянул на нее поверх газеты. – Все хорошо?
– Да, спасибо, Филипп. – Она уселась, поставив сумочку на пол и оглянулась на Ядава. – Когда поезд тронется?
Доктор извлек из жилета часы на золотой цепочке.
– Десять минут назад, – сказал он совершенно серьезным тоном.
Джейн рассмеялась. Она наклонилась к окну, стараясь рассмотреть творившееся снаружи.
– Окно открывается?
– Да, пожалуйста, разрешите, я открою, госпожа Милз.
– О, спасибо. – Джейн отодвинулась, и Ядав рванул окно вниз, впуская жаркий воздух, шум и запахи станции.
– Дженни, ну ладно тебе! – с досадой вскрикнул Филипп, опуская газету.
– Прости, Филипп. – Джейн попыталась поднять стекло, но не смогла. – Дорогой, похоже, оно застряло.
– Как всегда! Доктор Ядав! Будьте любезны, помогите моей жене.
Джейн вспыхнула, но доктор не обиделся на Филиппа.
– Пожалуйста, позвольте, госпожа Милз. – Он положил руки на оконные рычаги, готовясь нажать. – Господи! Эта штука весьма неподатлива, дорогая… – Поезд неожиданно тронулся, и он, потеряв равновесие, свалился на Джейн. – О Боже! Госпожа Милз, Боже мой! С вами все в порядке, дорогая госпожа?
Джейн удалось удержаться на ногах, только крепко обхватив спину отчаянно извиняющегося доктора Ядава.
– Да, я в порядке. Эй, поезд пошел, не так ли? – И она начала хохотать.
– Да, сюда, пожалуйста, взгляните! – Доктор отодвинулся, и Джейн высунула голову в окно. Она увидела состав, забитый людскими телами, висящими на поручнях, сидящими на крыше, высовывающимися из окон, и все махали руками, улыбались и кричали.
– Бог мой! Это так… – Джейн обернула к мужу лицо, уже запорошенное песком, – Филипп! Пойди, посмотри! Я никогда ничего подобного не видела!
Но Филипп слишком устал. Уткнувшись в газету, он не обращал на жену внимания. Джейн, вздохнув, опять высунулась и принялась махать рукой. Она продолжала делать это на протяжении нескольких километров, пока не успокоилась и не уселась на место. Лицо ее было в пыли и саже.
– О Боже, Дженни! – Филипп не сдержал раздраженного восклицания, но попытался скрыть неудовольствие улыбкой. – На! – Он подал ей свой платок, она плюнула на него и обтерла лицо. От нее не скрылось, что доктор Ядав подавил улыбку.
– Доктор Ядав, тут есть где умыться?
– Да, конечно. Пожалуйста, госпожа Милз, зовите меня просто Боди, это мое имя.
– Спасибо, Боди! – Джейн бросила взгляд на мужа, уткнувшегося в газету. Впервые за все время знакомства Джейн ощутила в себе легкое раздражение на Филиппа. Она решила забыть это. – А вы можете звать меня Джейн, – ответила она Боди и услышала яростный шелест страниц «Таймса», означавший неодобрение.
Стояло роскошное утро, когда жара прерывается благоухающим прохладным ветерком, который приводит в трепет тут и там листья на деревьях, а лучи солнца пляшут в струях фонтанов, посылая радуги в небо. Запах жасмина наполнял воздух, а лепестки роз устилали траву. Это было богатое утро, сотканное из золота и запахов.
Джейн проснулась рано. Она подняла полог москитной сетки и, встав с постели, босиком прошла к окну и распахнула ставни из сандалового дерева. Стоя на свету, она оглядела белую мраморную веранду, фонтаны, струи которых упирались в голубое небо. Потом протерла глаза, накинула халат и вышла наружу. Джейн восторженно улыбалась – никогда она не видела ничего столь прекрасного.
– Доброе утро, Джейн. – Филипп пил чай, сидя на плетенном из тростника диванчике. На нем были бриджи и рубашка. Он встал, подошел к жене и легко поцеловал и щеку. – Ты хорошо спала?
– Да, благодарю тебя.
Филипп предложил отдельные спальни. Джейн была разочарована, но он сказал, что должен много работать, а если учесть невыносимую жару, его трудности со сном и то, что он храпит, то спать лучше раздельно, просто спать, конечно. В конце концов, он ее убедил, но она была разочарована до сих пор.
– Ты ездил верхом? – спросила Джейн, глядя на его костюм.
– Нет еще. Я еду с магараджей через несколько минут. Он хочет, чтобы я опробовал одного-двух из его новых пони. – Филипп посмотрел на часы. – Хочешь чаю? Я распоряжусь, пока еще есть время.
– Нет, думаю, я сначала оденусь. Ты езжай. – Джейн расправила рубашку на плечах мужа. – Вернешься к завтраку?
– Да, надеюсь. Около часа.
– Хорошо, тогда и увидимся.
Филипп вернулся к тростниковому столику и допил чай. Он вытащил несколько кусков сахара из сахарницы и завернул в салфетку.
– Это не для меня.
– Надеюсь, что нет, – рассмеялась Джейн.
Он поправил волосы и, попрощавшись, спустился с веранды на солнцепек.
– Хорошего утра! – пожелала Джейн вдогонку.
Она отметила, как ему идут брюки для верховой езды, подчеркивающие при ходьбе его тугие мышцы. Когда Филипп исчез из вида, Джейн вернулась в спальню. Приятно было видеть его снова в форме, именно такого Филиппа она знала и за такого выходила замуж.
Рамеш Рай пил кофе на веранде дворца в обществе магараджи.
Они обсуждали двух пони, купленных в Аргентине для игры в поло. Вдали в саду он заметил майора Милза, направляющегося к веранде. Рамеш встал и позвал Викрама, который ушел переодеться.
– Майор здесь, Вики!
Магараджа вышел, застегивая пуговицы на спортивной куртке.
– Спасибо, Рами. Ты уверен, что не хочешь к нам присоединиться?
– Нет, благодарю, я должен кое-что сделать для деда. – Рами подавил досаду, он бы предпочел лошадей.
– Филипп! – Молодой магараджа двинулся навстречу Милзу.
Они пожали друг другу руки, и Викрам повернулся к Рами.
– Филипп, это мой старый приятель, Рами Рай. Наши семьи связаны с другом много лет. Майор Филипп Милз это Рамеш Рай.
Филипп кивнул, но, поскольку Рами шагнул ему навстречу, он был вынужден протянуть руку.
– Рад познакомиться, – сказал он без особого пыла.
– Взаимно, майор.
Вики улыбнулся своей обычной широкой улыбкой.
– Я и Рами учились в одном колледже в Оксфорде, Филипп.
Филипп кивнул. Рамеш Рай был ему ни капельки не интересен.
– Действительно? – Он глядел поверх головы Рами.
– Конечно, оценки у Рами были гораздо лучше, чем у меня, но что касается женщин и спиртного… – Вики рассмеялся и хлопнул Рамеша по спине. – Идем, Филипп, у нас скачки?
– Да, конечно.
Рами вторично протянул руку, но, поскольку магараджа уже отвернулся, Филипп сделал вид, что не замечает ее. Что-то заставляло его задирать нос перед индийцами высшей касты.
– Увидимся позже, Рами?
– Да. Удачной поездки!
Магараджа пересек веранду, и Рами смотрел, как они уходят, стуча сапогами по мрамору. Он хотел сунуть руки в карманы пиджака, но вспомнил, что на нем курта – длинная индийская рубаха, которую носят навыпуск чуридар – свободных штанов. Он улыбнулся и покачал головой. Родившийся в Индии всегда индиец, несмотря на долгую жизнь в Англии. И Рами стал спускаться по лестнице в сад, чтобы найти госпожу Милз.
Разборка вещей заняла намного меньше времени, чем Джейн предполагала. Она не привыкла к помощи и целый час ходила хвостом за служанкой, пытаясь поучаствовать в делах, но поняла, что только мешает. Она жестами указывала, что куда положить, но потом решила оставить девушку одну, надела соломенную шляпу и темные очки, сунула в карман юбки разговорник и отправилась погулять в сад. Она не знала, как иначе убить время.
Часом позже Джейн сняла шляпу, поскольку голова вспотела и чесалась. Бросив ее на землю, она вытащила разговорник и занялась им, вертя в руке увядшую розу.
– Тля, – сказала она главному мали и двум садовникам. Она указала на коричневые пятна на листьях и крошечную, почти невидимую мушку, затем стала рыться в разговорнике, тщетно пытаясь найти нужное слово.
– Плохо! – объявила она, качая головой и грозя пальцем. – Очень плохо!
Главный мали кивнул и улыбнулся.
– Боже милостивый, – пробормотала Джейн. Она судорожно листала разговорник.
– Вы… должны… обрабатывать… ее, – сказала она медленно, тщательно выговаривая слова, но все три лица ничего не выразили.
От бессилия Джейн была на грани слез, почти час длилась эта беседа на солнцепеке, и она уже жалела, что вообще открыла рот. Последний раз, заглянув в книгу, она вытерла мокрое лицо, краем юбки, обнажив при этом колени. Она покраснела, когда под взглядами трех мужчин до нее дошло, что она делает.
– О Боже, – пробормотала она, – три грубияна садовника – это то, чего мне только не хватало.
– Привет.
Она мгновенно подняла голову.
– Госпожа Милз? Привет! Вы здесь!
Она обернулась, пораженная английской речью.
– Ох! Да, это я…
– Вас что-то озаботило?
Джейн уставилась на человека перед нею. Он был одет по-местному, в темно-серую шелковую курту и белые хлопковые брюки. Он улыбался.
– Вы индиец!
– Да, я думаю, это так. – Он смеялся над ней. Ее лицо, уже покрасневшее на солнце, еще больше потемнело от гнева.
– Прошу прощения, я имела в виду, что, судя по речи… – Она протянула руку. – Джейн Милз, – улыбнулась она. – Я не хотела обидеть вас.
– Никакой обиды, госпожа Милз.
Несколько секунд Джейн смотрела на лицо мужчины. Весьма необычное лицо, промелькнула у нее мысль, – холодное, в классическом стиле, словно вытесанное из темно-коричневого гранита и оживающее, когда он улыбался.
– Джейн, – быстро проговорила она, – пожалуйста, зовите меня Джейн.
– Спасибо, буду. Рамеш Рай. – Он не выпускал ее руку. – Пожалуйста, зовите меня господин Рай.
Неожиданно Джейн расхохоталась, и Рами тут же решил, что она ему нравится.
– Рами, – сказал он, – мои друзья зовут меня Рами.
Смех Джейн оборвался, но она продолжала улыбаться.
– Рада встрече с вами, Рами.
– Это для меня удовольствие, Джейн. – Он опустил взгляд вниз и обнаружил, что все еще держит ее руку – длинную, элегантную, сильную. Медленно и неохотно он выпустил ее пальцы, и она уронила руку. – У вас какая-то проблема?
– Ох! Да, я… – Джейн взглянула вбок и увидела, что все три садовника поглощены сценой их знакомства. Она опять покраснела. – Я пыталась растолковать им, что розы поражены тлей. – Она взяла один цветок. – Посмотрите, это ужасно! Им нужна подкормка. У меня есть чудесная смесь дома, ее использует мой отец. Мы разработали ее сами, это органическое удобрение, я могу попросить выслать какое-то количество. – Она остановилась. – Я могу долго говорить об этом. Розы – это мое увлечение. – Она улыбнулась. – Извините.
– Не за что, Джейн. – Рами взял у Джейн разговорник, заглянул в него, покачал головой, улыбаясь. – Вы хотели бы, чтобы я все объяснил им?
– Не знаю, заслуживает ли это внимания.
– А вы знаете, как бороться с тлей?
– Конечно!
– Тогда это заслуживает трудов. Дело в том, что розы – страсть магараджи. Вы говорите, а я буду переводить. – Он бросил разговорник на землю. – Это можно сжечь.
Джейн колебалась, не уверенная до конца, что он говорит серьезно.
– Продолжайте! – Рами обратился на хинди к главному мали, и тот кивнул и посмотрел на Джейн. – Он в вашем распоряжении!
Джейн улыбнулась.
– О'кей, – сказала она. – Тогда первое, что надо знать о розах и тле… – начала она, и Рами стал переводить. Вместе они справились с лекцией, шаг за шагом.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45
Загрузка...

научные статьи:   теория происхождения росов-русов,   закон о последствиях любой катастрофы и  расчет возраста выхода на пенсию в России
загрузка...