ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Кости занял место напротив, наблюдая за мной со сдержанной настороженностью.
- Тебе не предлагаю, - легкомысленно бросила я. - Мы с моим горлом знаем, что ты уже поел.
Он хмуро сжал губы:
- Я сказал - это было не ради еды.
- Это было ради того, чтобы настоять на своем. - Я отправила кусок в рот и прожевала. - В следующий раз, пожалуйста, используй как «улику А» не мою сонную артерию, а что-нибудь другое.
- Это была не сонная артерия. Тогда ты бы слишком быстро вырубилась, а я хотел дать тебе время на решение, убивать меня или нет, - ответил Кости, выдерживая мой взгляд. - Я укусил рядом, чтобы все продолжалось дольше и я мог насладиться, вместо того чтобы давиться струей, бьющей из артерии.
Тут я сама чуть не подавилась. В глазах Кости кружились зеленые огоньки воспоминаний, как разводы мяты в шоколаде. Я сама, надо признаться, испытала приятные моменты. Его укус вполне мог сойти за предварительные ласки, он доставлял удовольствие. Но сейчас надо было думать о более важных вещах.
- Итак, - сказала я, прожевав. - Ты ни за что не согласишься уйти, пока мне грозит опасность от Джэна, и ты не обезвредишь тех, кто назначил вознаграждение за мой труп, правильно?
Кости кивнул:
- Совершенно верно.
- Вероятно, ты провожал меня сегодня на работу, чтобы посмотреть, не попытаюсь ли я сбежать?
Он пожал плечами:
- Скажем так: сегодня ни один самолет не смог бы оторваться от земли.
Мой взгляд стал жестче.
- Тогда, надо полагать, ты выслеживал меня и потом, когда я встретилась с Ноем, и тоже подслушивал?
Кости склонился вперед с застывшим лицом:
- Обычно я не причиняю вреда невинным, но, когда речь идет о тебе, мне трудно рассуждать здраво. Порвав с ним сегодня, ты спасла ему жизнь, потому что, если бы я услышал, как в доме происходит что-то другое, разорвал бы его на части.
- Даже не думай об этом! - предупредила я. - Ной не верит ни в вампиров, ни в вурдалаков и вообще ни во что сверхъестественное. Разве что в Санта-Клауса. Оставь его в покое!
- Котенок, если бы я собирался убить Ноя, то сделал бы это, пока ты еще не знала о моем присутствии в городе. Но ты ведь не ждешь, что я буду сидеть сложа руки, пока ты с ним обнимаешься? Вспомни, что с тобой делалось прошлой ночью, когда я поцеловал Фелисити.
Что верно, то верно - я была готова ее четвертовать. Собственнические чувства вампиров. И тут уж не до разделения на правых и виноватых.
- Ладно, - признала я. - Мы оба по-прежнему неравнодушны друг к другу. Ты думаешь, у нас получится, несмотря на мою работу и болезненную ненависть к вампирам моей матери? Раз ты все равно отказываешься уйти из-за Джэна и контракта на меня...
Он медленно заулыбался:
- Ты поднимаешь белый флаг?
- Не спеши! Посмотрим, не рванет ли нам все в лицо. Я не собираюсь клясться в вечной любви, падая на спину и раскинув ноги. - Он улыбнулся еще шире.
- Есть и другие позиции.
Эти слова и его взгляд... Меня будто рукой погладили. Я глубоко втянула воздух. Вот почему я настаивала на добровольном целибате - мне не обуздать своих эмоций, если к ним примешивается секс. Ровно через пять секунд я была готова клясться в бессмертной любви к Кости.
- Если не согласен, уходи.
- Договорились!
Я моргнула, сама не вполне доверяя происходящему. Неужели это на самом деле? Или очередной безумный сон, один из тысячи, в которых я видела Кости?
- О'кей.
Я не знала, что сказать. И что делать - тоже. Пожать друг другу руки? Закрепить договор поцелуем? Выкрикнуть: «К черту целибат!» - и сорвать с себя одежду? Должно существовать руководство по любви к неумершим - я просто терялась.
Кости склонил голову набок и неприязненно хмыкнул:
- Котенок... тебе придется испытать твердость своего решения раньше, чем ты ожидала.
- А? О чем ты говоришь.
Он встал.
- Твоя мама приехала.
17
Я вскочила на ноги:
- Черт!
В панике попыталась выйти из-за стола, не отодвинув стул. И конечно, споткнулась. Вот вам и рефлексы полувампира. Тут я краем глаза увидела Кости.
- Ты что задумал?
Он спокойно прошел в комнату и уселся на диван.
- Остаюсь здесь! Ты только что согласилась дать нам шанс, и я больше не позволю затолкать себя в шкаф. Придется вылезти из гроба и объясниться с мамочкой. Мне следовало раньше на этом настоять. А то получилось, что она узнала о наших отношениях только после того, как вампиры убили ее родителей у нее же на глазах. Было бы странно, если бы она прониклась к ним добрыми чувствами.
- Добрыми чувствами?! - Вспомнив о гибели бабушки и дедушки, я заговорила жестче. - Она пыталась тебя убить!
В дверь громко постучались (моя мама никогда не отличалась деликатностью). Кости поднял бровь:
- Откроешь сама или мне это сделать?
Запахло жареным. Но по тому, как он сжал челюсти, я поняла: не стоит уговаривать его спрятаться. А затолкать в шкаф силой я бы не смогла.
- Секундочку, мама! - крикнула я и начала шарить вокруг в поисках бутылки с джином, которая будет весьма кстати. - Она прямиком отправится к Дону, - забормотала я.
- Впусти ее, - велел Кости. - Я остаюсь.
Я бросила на него недовольный взгляд и пошла открывать. Называется «медленно и постепенно»! Судя по всему, мне предстоит нырнуть вниз головой с глубокого конца. Пожалуй, это был самый подходящий случай проверить, действительно ли Кости справится с трудностями. Это препятствие было куда грознее Дона.
Мать ворвалась в дом, едва я открыла дверь, и набросилась на меня прямо в прихожей:
- Позвонила Ною на мобильный, искала тебя, а он мне сказал, что ты с ним порвала. Я знаю почему, Кэтрин, и пришла сказать тебе, что все должно прекратиться! Немедленно! Ты выбросила из головы этого грязного убийцу много лет назад и сделаешь это снова! Я не стану сидеть спокойно, глядя, как ты превращаешься в демона преисподней.
Ее слова превратились в шипящие нечленораздельные звуки, когда она увидела на диване Кости, с умилением наблюдавшего за событиями в комнате.
- Привет, Джастин, - протянул он, - приятно снова увидеться. Не хотите присесть?
И похлопал по свободному месту рядом с собой. Лицо матери, бледное от нервного напряжения, в один миг побагровело. Я закрыла дверь и откупорила выпивку. Итак, истерика начинается. В припадке ярости мать повернулась ко мне:
- Ради бога, Кэтрин! Что с тобой? Неужели он опять тебя околдовал?
Тут Кости расхохотался. Он с легкой грацией поднялся с дивана и направился к ней. Мать отступила на несколько шагов.
- Если кто и околдован, Джастин, так это я. Ваша дочь проделала это со мной пять лет назад, и мне до сих пор не удалось избавиться от ее чар. Думаю, вам будет приятно узнать, что мы решили восстановить отношения. Не трудитесь поздравлять: выражение вашего лица - лучшее свидетельство радости.
Я сделала длинный глоток из бутылки. Кости, видно, решил не добивать мать любезностью, а вцепиться прямо в глотку. Типичный вампир.
Ответ мамы сочился ядом:
- Когда ты его оставила, Кэтрин, я думала, с профессией шлюхи покончено. Но, судя по всему, это был отпуск.
Лицо Кости окаменело, и он ответил, не дав мне возмущенно огрызнуться:
- Никогда больше не говорите с ней так! - В его голосе звучало предостерегающее щелканье бича. - Меня можете называть как угодно, но я не позволю вам мучить ее.
Мать сделала шаг назад, и в лице ее что-то изменилось, будто она поняла, что ей придется обращаться напрямую к нему, а не только через меня.
- Ты так и будешь стоять? Позволишь ему угрожать? - кинулась она ко мне, меняя тактику. - Полагаю, ты так же спокойно дашь ему выпить мою кровь?
- Брось, мама! - отрезала я. - Он ничего плохого тебе не сделает. Не то что ты - только и ждешь момента напакостить. Прости, что я не защитила тебя, когда Кости не позволил меня оскорблять. Должно быть, это мой недостаток.
Она погрозила мне пальцем:
- Кровь себя покажет, говорил мой отец. И он был прав! Посмотри на себя. Ты опустилась до того, что бросила хорошего человека ради этого грязного животного, твари, которая даже не является животным! Любовник!
- Я здесь, Джастин, и вам стоит к этому привыкнуть. Хотите называть меня животным? Тогда и смотрите на меня.
Кости встал так, что матери пришлось смотреть на него либо отвести взгляд. Она сосредоточила внимание на нем, глядя прямо в глаза. Надо отдать должное: она не попятилась под его суровым взглядом; трусливой ее никто бы не назвал.
- Ты! Как там тебя?
Ее попытка выразить свое пренебрежение заставила меня скрыть улыбку за плечом Кости. Мать прекрасно помнила, как его зовут.
- Кости. Не могу сказать, что мне доставляет удовольствие официальное знакомство, но уже давно пора, согласитесь.
Мать окинула его уничижительным взглядом и презрительно пожала плечами:
- Вообще-то, я не согласна. Ну, что ж! Разве ты не красавчик?
Сказанные слова, судя по интонации, на комплимент не тянули.
- Ее отец тоже был красавчиком, просто ослепительным. Конечно, ты должен знать. Она - его точная копия. Иногда я просто видеть ее не могу из-за сходства.
Меня больно резануло: я всю жизнь это чувствовала. Может, она меня и любила, но принять не могла. И неизвестно, сможет ли когда-нибудь.
- Возможно, она выглядит, как он, не могу сказать, - хладнокровно ответил Кости. - Никогда не встречал того типа. Но позвольте уверить - в ней очень много и от вас. Упрямство, например. Отвага. Вредность, когда выходит из себя. Кроме того, она хорошо помнит обиды. Впрочем, тут вы ее обогнали: больше двадцати семи лет наказываете ее за то, что случилось с вами.
При этих словах мать шагнула вперед и чуть не ткнула его пальцем в грудь:
- Как ты смеешь?! Ты имеешь наглость укорять меня тем, что было содеяно подобным тебе. Ты и сам наверняка не раз проделывал подобное, грязный бес-убийца!
Кости тоже шагнул вперед. Они соприкоснулись пальцами ног.
- Будь я бесом-убийцей, я бы много лет назад прокомпостировал вам билетик в один конец. Что сильно упростило бы мне жизнь. Вы колодкой повисли у нее на шее, когда те волки явились к ней со своим алчным предложеньицем. И все мы знаем, что заставило ее согласиться. Не так ли? Вас ничуть не беспокоило, как несчастна была она все эти годы, проделывая больше смертельных трюков, чем сам Гудини. Нет, вы были вполне довольны, что ваша дочь убивает вампиров, вместо того чтобы спать с одним из них! Ну, Джастин, надеюсь, этот эпизод доставил вам удовольствие. Однако он окончен. Я вернулся и остаюсь.
Мать испуганно взглянула на меня через его плечо:
- Кэтрин! Ты ведь не останешься с этим созданием? Он похитит твою душу. Он изменит тебя...
- Моя душа принадлежит мне и Богу, мама. Кости не смог бы ее забрать, даже если бы захотел. - Я встала так, чтобы смотреть ей в лицо, и сделала глубокий вдох (держись - теперь или никогда!). - И я больше не позволю ни тебе, ни кому-нибудь другому вмешиваться в мою личную жизнь. Ты не обязана любить Кости. По мне, можешь ненавидеть его всей душой, но пока я с ним, тебе придется его терпеть. Дону и остальным - тоже. Или... я уйду. И никогда не вернусь!
Мать тупо разглядывала меня и Кости, переводя взгляд с одного на другого. Потом ее глаза блеснули, и она горько рассмеялась.
- Только попробуй, мама, позвонить ко мне на работу и потребовать, чтобы его убили! Ты видела, что он сделал тогда на шоссе, а ведь он не злился в тот момент! И еще. Если кто-нибудь на него нападет, убью. Любого!
Я взглядом дала понять, что говорю серьезно. Конечно, я бы всеми средствами постаралась этого избежать, но в конечном, счете так и поступила бы.
- А потом мы с Кости исчезнем. Навсегда. Ты действительно этого хочешь? Если я останусь здесь с тобой и с ними, у меня будет гораздо меньше оснований пожелать превратиться в вампира. Лишишь меня поддержки людей - и... как знать?
Я бесстыдно играла на ее величайшем страхе, но она это заслужила. Губы Кости дрогнули.
- Оцените светлую сторону, - с дьявольской хитростью стал уговаривать он. - Если вы оставите нас в покое, рано или поздно я ей надоем. Но, вынуждая нас к бегству, вы предоставляете мне несколько альтернатив.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...