ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Три других вампира рванули к оружию и оказались лицом к лицу с Тэйтом, Хуаном и Купером.
- Помните эти наручники? - спросил Тэйт, позвякивая браслетами. - Фальшивка!
Вампиры не потрудились зажигать взгляды, чтобы подчинить их, понадеялись на клыки и кулаки. Все это я видела мельком, возясь с ранеными и стараясь насадить обоих на клинки, не убивая. У Аннет хватало забот с Франсуа, который, судя по всему, обливал ее бранью с ног до головы и обратно - по-французски.
У моих бойцов было ровно по одному ножу на каждого - их спрятали в подошвах ботинок. Только это преграждало вампирам дорогу к оружию. Я, наблюдая, как те атакуют, словно в замедленной съемке, понимала, что вмешаться не успею. Разве что убив тех двоих, с которыми боролась сама.
Я оседлала Хатчета, прижала его и наскоро полоснула по горлу другого вампира, едва не отрезав тому голову. Это на минуту отвлекло его и позволило мне выхватить один из своих клинков, не обращая внимания на боль от жестокого удара, когда кулак Хатчета врезался мне в живот. Я всадила клинок ему в грудь.
Он замер. Нож вошел точно в сердце. Я наклонилась, щекоча волосами его лицо.
- Не двигайся, и я не поверну клинка. Мне твоя смерть не нужна - веди себя смирно, и все.
Он уставился на меня и вымолвил одно слово:
- Смерть!
Я знала, что глаза у меня светятся, как всегда в таких случаях. Кивнула:
- Верно. Не вздумай шевельнуться!
Я вскочила с него, уловив смазанное движение справа. Тэйт, Хуан и Купер дрались не на жизнь, а на смерть. У Купера на ключице уже зияли две широких раны, однако он держался и отражал молниеносные удары. У Тэйта кровь текла изо рта, но и он выглядел относительно целым, а Хуан... Где, черт возьми, Хуан?
Вампир рядом со мной поднимался, почти полностью зарастив рассеченную шею. Я вбила его голову в твердый пол и оттащила оглушенного на несколько футов от Хатчета. Потом увернулась от взмаха его ног, норовивших лишить меня опоры, и насадила врага на клинок.
- Жить хочешь? - спросила я, легонько покачивая рукоять. - Тогда лежи и глазом не веди.
Аннет повалила Франсуа наземь. Они оба были безоружны, поэтому схватка выглядела так, будто они хотят загрызть друг друга насмерть. Я глянула на нее, потом на своих парней. Хуана по-прежнему не было видно. Вероятно, он по ту сторону фургона. Помедлив, я метнула клинок и одновременно перехватила руку Хатчета, тянувшуюся к торчавшей из груди рукояти. Нож пробил ему лоб.
- Следующий тебя прикончит! - рявкнула я. - Не испытывай мое терпение!
Хуан перелетел через крышу фургона. Он был весь в крови, но сердце билось ровно. Чертовски сильно, но ровно. Я подскочила и успела его подхватить, не дав мешком рухнуть на пол.
- Смотри, куда летишь! - Я коротко ухмыльнулась, ставя его на ноги и одновременно запрыгивая на крышу фургона.
Сверху увидела, что светловолосый вампир, с которым дрался Хуан, вот-вот доберется до груды оружия. Мгновение, и я оттолкнулась от борта фургона, словно прыгала в воду с трамплина, и обрушилась на него всем телом. Он упал на пол, и я вцепилась ему в спину.
- Хуан, присмотри, чтобы те двое не выдернули серебро! - успела я выкрикнуть прежде, чем удар локтем выбил из меня дух.
О-оу! Мой нос треснул. Рот наполнился кровью, что не помешало мне ответить услугой на услугу, ударив вампира лицом об пол. Послышался весьма удовлетворительный хруст.
- Ничья, - пропыхтела я, мигом выхватила из голенища нож и ткнула в точно выбранное место на спине. - Моя победа!
- Берегись, Кошка! - завопил Купер.
Вскинув голову, я увидела, что на меня летит другой вампир, снова потянулась к голенищу - пусто! Ножи закончились, а удирать некогда.
Вдруг вампир отлетел в сторону. Среди путаницы рук и ног мелькнула голова Тэйта. Похоже, он в последнюю секунду врезался в вампира сбоку. Я на четвереньках бросилась к серебряным ножам. Асфальт дьявольски обдирал колени, зато у меня в руках поблескивало несколько замечательных клинков.
- Сверху! - крикнула я.
Мои мгновенно пригнулись, и клинки вонзились в бессмертную плоть, собрав новый урожай воплей. Тэйт снова прыгнул на вампира, пытавшегося застать меня врасплох. Я кинула ему нож, который он поймал одной рукой и тут же воткнул в спину противника.
- Не поворачивать! - напомнила я, бросаясь на помощь Куперу.
Через пять минут все было кончено. Последним справились с Франсуа. Когда я, придерживая нож в его спине, стащила его с Аннет, он все еще выкрикивал проклятия.
- Почему? - наконец требовательно спросил он.
Из-за сильного акцента я с трудом поняла вопрос. Аннет истекала кровью - своей и Франсуа. Безупречная кожа и красная пленка засыхающей крови - она сошла бы за пышную Сиси Спейсек в последней сцене «Кэрри».
- Видишь ее? - коротко ответила она Франсуа, мотнув головой в мою сторону. - Твой старшой ее хочет, а мой любит. Прости, Франсуа, но я верна Криспину, а не Джэну.
Я подвела Франсуа к фургону, где Аннет принялась обматывать его запястья изолентой. Конечно, ленты бы не хватило, чтобы удержать здорового вампира, но если бы Франсуа стал слишком брыкаться, нож мог глубже войти в спину.
- Можешь сразу меня убить, - с горечью произнес он. - Джэн, когда узнает, что мы дали себя провести и подвели его, все равно это сделает.
- Не думаю, - возразила я. - Иначе я расскажу всем и каждому, что Джэн в феврале попался на тот же трюк. Понимаешь, Франсуа, я видела его в том же положении, что ты сейчас, а Джэн, по-моему, слишком самолюбив и не допустит, чтобы об этом узнали другие. Если вы, парни, будете умниками, обещаю - вам еще долго жить и кусать.
Подошел Тэйт. Он снял с себя рубашку и протянул мне.
- У тебя все еще кровь идет носом, Кошка.
Я чувствовала ее вкус, когда она медленными каплями вытекала из носа, и вытерла лицо рубашкой Тэйта. Закончив связывать Франсуа, Аннет полоснула себя по ладони и протянула мне руку.
Я встретилась с ней взглядом... и поднесла ее ладонь к губам. Порез был глубокий, и, хотя он сразу закрылся, кровь, вытекшая наружу, осталась. Я секунду пососала ее, равнодушно отметив, что вкус иной, чем у Кости, и почувствовала мурашки в заживающем носу.
- Спасибо, - сказала я, уронив ее руку.
Легкая улыбка пробежала по губам.
- Небось, боишься испортить свое хорошенькое личико? Тем более что у нас впереди еще одна вечеринка.
35
Час спустя никто бы не догадался, что я в этот день занималась более тяжелой работой, чем педикюр или посещение распродаж. Я расслабилась в парной, где служительница (подумать только!) чесала мне пятки. Я попробовала вежливо отказаться от такой заботы, но мне объяснили, что она входит в список оплаченных услуг. По правде сказать, это было так чудесно, что у меня не хватило духу возразить. Потом последовали сауна, маски и ванна с экзотическими маслами и мятой. Если бы после всего на мне остался запах Кости, я бы сочла это чудом. Мне даже зубы обработали отбеливающим раствором, который чуть не сжег десны. Когда меня, наконец, выпустили из «усовершенствованной модели мойки машин», служитель подал мне коробку:
- Это для вас, мисс.
В коробке оказались платье, сотовый телефон, набор автомобильных ключей с описанием машины и туфли на высоком каблуке. Достав их, я улыбнулась: не только у моих парней обувь с начинкой. Каблуки были из сплошного серебра, сверху покрытого черной краской.
Я быстро оделась, поглядывая на настенные часы. Потом взглянула в зеркало и остановилась. На платье словно было написано: «Кости» - таким оно оказалось пижонским. Совсем не похоже на строгий вечерний наряд. Лиф, державшийся на узких бретельках, так сужался к талии, что сама Дженнифер Лопес позавидовала бы. Двухсторонняя подкладка круто подпирала груди. Низ был отрезной, с разрезами до бедер спереди и сзади. Единственное, что хоть как-то удерживало его в рамках приличия, - прозрачные лоскутки ткани, спускавшиеся почти до коленей и колыхавшиеся при каждом движении. В одном можно было не сомневаться: это платье не стеснит свободу движений. Для этого его слишком мало. Едва я наложила косметику, будто по команде, зазвонил новый телефон. В трубке звучал незнакомый голос:
- Смерть, встречай нас на переходе от Сорок пятой к Уилкесу. Советую прийти одной. Ты уже должна знать, что четверо твоих у нас, а нам так много не надо.
Как мило! Даже не поздоровался.
- Я вхожу в игру. Но если убьете кого-то из них, следующим будете вы.
Я направилась к парковке с новыми ключами от стоявшего неподалеку голубого «эксплорера» в руке. Застегнула ремень безопасности - полет сквозь ветровое стекло в мои планы на этот вечер не входил. Насколько я знала, конечно.
В назначенном месте меня ждали две машины - с четырьмя вампирами в каждой.
- Устроим шоу на дорогах, парни? - приветствовала я их.
Шестнадцать пар глаз обшарило меня с головы до пяток на высоких каблуках. Я помогла им, повернувшись вокруг своей оси и раскинув руки.
- Можете меня обыскать, но все оружие, какое при мне, на виду. А теперь, если вы закончили глазеть, у меня свидание с вашим боссом. Как его там?
- Привет, дорогуша, - прозвучал сзади голос с заметным английским акцентом.
Я повернулась и увидела высокого вампира с колючими черными волосами, опиравшегося на перила. Миг назад его там не было. Судя по ауре, он был самым сильным из присутствующих, мастер-вампир, и я видела его не впервые.
- В тех местах, где я росла, считалось вежливым сначала представиться, а потом обращаться к человеку с сексистскими унизительными кличками. Но тебя, вероятно, не учили хорошим манерам?
Он улыбнулся и, выпрямившись, отвесил мне самый изящный поклон, какой приходилось видеть.
- Конечно. Как это невежливо с моей стороны! Меня зовут Ниггер!
Я не позволила себе и глазом моргнуть, но внутренне усмехнулась. Это был лучший друг Кости. Несколько лет назад, при нашей первой встрече, я автоматически записала его в разряд плохих парней и чуть не расплющила ему голову булыжником. Когда подоспевший Кости уладил недоразумение, Ниггер отряхнулся и строго отчитал меня за нелюбезное приветствие.
- Ниггер? Очаровательное имя. Тебя заставили его выбрать из сборника комиксов?
Я, разумеется, помнила, как он получил это имя. Ниггер вместе с Кости попал на каторгу в Южном Уэльсе. Надсмотрщик прозвал бывшего барона Чарльза де Мортимера, ставшего землекопом, Ниггером за чумазую физиономию. Тот оставил за собой эту кличку на память о давнем унижении.
Губы его дрогнули, однако он сдержался:
- Я обдумаю свой выбор позже.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...