ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Кости хихикнул:
- На колотушки ты сама напросилась, а дай я слабину, превратила бы меня в подкаблучника. Понятно, я не показывал, как к тебе отношусь. Ты же видеть меня не могла.
- Зато теперь могу.
В доказательство я медленно провела языком по его шее. И добилась результата: он подхватил меня на руки и направился к лестнице.
Я ахнула, мгновенно поняв, что у него на уме:
- Погоди! Я же дразнилась. Нельзя, она услышит!
Несмотря на шум воды, это было все равно что пригласить ее к нам третьей. Кости не остановился, шагая через две ступеньки, и наверху уложил меня на кровать.
- Я не дразнился, и мне все равно.
Он стягивал с меня одежду и целовал, целовал...
- У нас всего час. Не будем тратить его даром.
30
- Чтобы заехать за Родни и прихватить твоих обормотов, мне понадобится около двух часов, Котенок. Тебя можно на это время оставить с Аннет?
Кости уже опаздывал. Причиной его задержки была я, но раскаиваться в этом при всем желании не могла.
- За меня не беспокойся. Если она слишком распустит язык, у меня найдется серебро. - Я выразительно взглянула на стойку с оружием в шкафу.
Он насмешливо фыркнул:
- Я предпочел бы, вернувшись, застать вас обеих, как оставил.
- Если ты настаиваешь... Поезжай, я буду тебя ждать.
Я сказала не думая, но его взгляд затуманился. Я со вздохом вскочила с кровати и обняла его:
- Скажи Родни, он может поставить собственную задницу на то, что в этот раз я окажусь на месте.
Кости прижался губами к моему лбу и улыбнулся, оживившись:
- Вот это правильно. Позвони своим - пусть собираются. Скоро увидимся!
- Смотри, по дороге не выруби Тэйта.
Он буркнул:
- Там видно будет.
Когда он уехал, я стала приглашать гостей и пять минут выслушивала Дона, не желавшего никого отпускать с базы, пока Макс на свободе.
- Два вампира и вурдалак, Дон, плюс я. Кто с нами справится? Ради бога, всего-то поужинать. Клянусь, они не входят в меню. А им неплохо познакомиться с теми, кому они собираются доверить жизни.
Наконец он отдал трубку Тэйту и повторил мое предложение. Тэйт сразу согласился. Чтобы проверить всех мертвецов, каких сумеет, как он любезно выразился.
В доме не было еды, и времени на готовку не оставалось, поэтому я, приняв душ, пошла на кухню за телефонной книгой. Родни не повезло: ни одна контора не предлагала доставку сырого мяса или разделанных трупов. Я выбрала итальянскую кухню и заказала для каждого особые блюда. Доставить обещали через час, как раз ко времени их возвращения.
Аннет вплыла в комнату двадцать минут спустя. На ней была длинная свободная юбка с персиковой блузой - выглядела на миллион долларов. Но, едва уловив ее вибрации, я поняла, что она ищет неприятностей.
- Дорогая моя, ты, наверное, весьма довольна после той сцены в машине. Однако позволь тебе напомнить, что я провела с Криспином больше двухсот лет и меня хватит еще на двести. Между тем ты меня сильно удивишь, если продержишься больше месяца.
Я шумно захлопнула «Желтые страницы». Бой без перчаток?
- Я понимаю, чего вы боитесь, Аннет. Когда тот, кого ты любишь, влюбляется в другую, это не так уж радостно. Послушайте, я готова забыть о вашей связи и стать вашим другом. Но если вы меня разозлите, горько пожалеете.
Она улыбнулась, неприятно скривив губы:
- Глупая девочка! Я пережила тысячи мечтательниц, подобных тебе. Нет, десятки тысяч. И всегда Криспин возвращался ко мне. А знаешь почему? Потому что я даю то, что ему по-настоящему нужно. Он ведь не дорассказал тебе историю о своем давнем дне рождения, верно? Нас там было не трое - пятеро. Две живые девушки плюс я и Белинда, и все трахались вместе. Я сама выбирала живых. Криспин просто обожает теплую живую плоть, а кроме того, надо же было что-нибудь поесть. То есть что-нибудь еще.
Мудак!
Аннет хихикнула, заметив, как я побледнела от бешенства. Очко в ее пользу.
- О моя сладкая, я и не упомню всех случаев, когда мы бывали с ним по меньшей мере вдвоем. Криспин такой ненасытный! Всегда таким был, даже живой. А ты для него не святыня, милочка. Он не говорил тебе о нашем свидании пару месяцев назад? Ты для него не более чем ухаб на длинной извилистой дороге. Лучше бы тебе сразу это понять.
Пару месяцев назад... Значит, она и была той «достаточно близко» из Чикаго. У меня побелели костяшки на кулаках.
- Собственно, Кости мне об этом рассказывал, Аннет, но вы ведь не получили обычного обслуживания, не так ли? Кости сказал, что поработал языком и оставил вас на взводе и пустой. Это, наверно, было обидно. Только распалились, а оседлать некого? - Она предлагала грязную игру, а я не собиралась отказываться.
Посмотрим, на ком останется больше грязи. Обе безупречно выщипанные брови выгнулись дугами:
- У тебя, надо полагать, маловато опыта с мужчинами? Может, он и оставил меня на взводе, но никак не пустой. Криспин одним языком умеет достичь большего, чем большинство мужчин всем телом. Уверяю тебя, я была вполне удовлетворена раньше, чем он ушел. Разумеется, я бы предпочла другое, но вампиры терпеливы. Он вернется, и я его дождусь.
Это стало последней каплей.
- Знаешь, что ты сейчас сделала? - невыразительно спросила я. Аннет ответила вопросительным взглядом. - Ты меня достала!
Не успела она моргнуть, как стол с грохотом полетел в нее, а потом мой кулак растрепал ее идеальную прическу. Она распласталась на плиточном полу, но тут же с проворством носферату вскочила на ноги. Мой кот предпочел удрать наверх. Как видно, его не интересовало, кто останется победителем.
- А ты проворная малышка! - насмехалась Аннет. - Конечно, проворная, коль еще жива. Неужто ты рассердилась? А я так чуть не заснула, слушая вас двоих в постели. Никогда Криспин так не скучал.
- Я из тебя все распутство повышибаю, - пригрозила я сквозь стиснутые зубы. - А в тебе его полным-полно, задавака, оборванка английская!
- Меня не так легко... у-уф!
Стул разлетелся на куски над ее головой, а потом я вышибла в соседнюю комнату и ее саму. Однако она и не думала сдаваться. Аннет бросилась на меня с горящими глазами, выставив клыки, украшенная щепками погибшего стула. Я, не дожидаясь приближения, рванулась вперед и сбила ее с ног. Она щелкнула челюстями, но я уже держала ее за шкирку и жестоко колотила ногами и свободным кулаком. Мы клубком катались по полу. Но сука все это время не закрывала рта.
- Ты никогда не держала его так, как я, бедная пуританочка! Самое умное, что ты сделала, - бросила его. Только так можно распалить его любопытство. Он бы давно о тебе забыл, если бы не это. Не представляю, как он выносит однообразие твоего секса. Ты ведь не выдержала бы, дай он себе волю. Криспин тебе говорил, что любит? Я тоже тысячу раз это слышала, но в моем случае его правдивость проверена временем. А ты можешь с тем же успехом собирать вещички и выкатываться. С тобой уже покончено!
Я ударила ее головой об пол, чтобы замолчала, и улыбнулась, услышав треск сломанной кости. Аннет была сильна, но недостаточно. Я вбила колено ей в позвоночник и сломала его. Когда ее тело неестественно выгнулось, она завыла. Оставив ее временно обездвиженной, я бросилась наверх, в спальню, и схватила кривой серебряный нож.
Когда я сбежала обратно, Аннет неподвижно лежала на полу. У меня вырвался злорадный смешок.
- Думаешь, я попадусь? Первое, чему научил меня Кости, - всегда пинать лежачего.
Я отвела ногу для пинка, но она, двигаясь со скоростью, какой я от нее не ждала, выдернула из-под меня опорную ногу.
- Я знаю это, наглая полукровка, а вот ты явно не слушала, когда он учил от этого защищаться!
Мы снова покатились по ковру, сшибая мебель на своем пути. Добрые десять минут провели, сцепившись. Аннет записала на свой счет несколько основательных ударов. Но в конце концов я воткнула ей в грудь серебряный клинок.
Она замерла. Изумрудный свет погас. Глаза вновь стали золотистыми, как шампанское, и она коротко судорожно выдохнула:
- Оправдываешь свое жалованье, только ты промахнулась. Мимо!
Я оседлала ее, не выпуская ножа.
- Я не промахнулась, сука! Одно движение, и от тебя останется неприятное воспоминание и еще менее приятный запах. Думаю, нам надо потолковать, женщина. Я знаю, зачем ты это затеяла. Хочешь, чтобы я опять его бросила. Только можешь не тратить кислород на слова - не дождешься! Кости простил мне побег и многолетнее отсутствие, так что можем поспорить на твою истертую групповухами дырку, что я прощу ему один неудачный раз с тобой. Все понятно?
Аннет злобно глядела на меня снизу вверх. На ее лице отразилась боль. Серебро - это больно. Я знала по собственному опыту.
- Ты его не стоишь!
Я чуть не расхохоталась:
- Ты права. Но это его проблема, а не твоя. Твоя - собираешься ли ты принять положение вещей, как оно есть, или убраться из его жизни. Видишь ли, я пока не компостирую тебе билетик, потому что Кости ты действительно дорога. Бедолага совершенно не разбирается в женщинах, верно? Если ты сумеешь быть рядом с ним чисто платонически, я не стану вспарывать тебе сердце, хотя мне очень хочется. Что скажешь? Договорились?
Внезапно ее глаза встревоженно открылись.
- Пожалуйста, слезь с меня, он подъезжает! Боже, он меня выбранит!
Я захлопала глазами: сижу на ней верхом и держу нож в ее сердце, а она боится получить выволочку от Кости? Что-то у нее напутано с приоритетами!
- Договорились? - настаивала я.
Она раздраженно глянула на меня:
- Господи, да, только дай мне встать! Мне надо привести себя в порядок. Проклятие, он уже рядом!
Я взвела глаза к небу и осторожно извлекла клинок. Она тут же вскочила, однако и не подумала нападать на меня, а с бешеной скоростью заметалась по комнатам, словно Марта Стюарт после дозы крэка.
Через секунду хлопнула автомобильная дверца, а потом распахнулась парадная дверь. Кости бросил на Аннет такой свирепый взгляд, что я прониклась к ней жалостью.
- А это, Аннет, называется «пилатес», - сказала я, старательно изображая упражнение на растяжку.
- Очень интересно, - поспешно согласилась она, обращая к нему невинный взгляд. - О Криспин, как ты быстро добрался...
- Можешь не стараться! - рявкнул он. Вздернув бровь, подошел ко мне, протянул руку мне за спину и вытащил окровавленный нож, в спешке сунутый мной за пояс брюк. Потом мягко шагнул к Аннет и поболтал ножом у нее перед носом. - Если пилатес не стал вдруг боевым искусством, я бы сказал, что вы тут дрались. Причем так шумно, что я услышал вас за много миль.
В его голосе звенела угроза. Атмосфера накалялась. Кто-то заглянул в дверь.
- Родни!
Я бросилась на шею удивленному вурдалаку, похоже не ожидавшему такой горячей встречи. Тэйт и Хуан с Купером замешкались у машины, но я пригласила их в дом. Все, что угодно, лишь бы разрядить тикающую бомбу. Я совсем не хотела скандала.
В это время по дорожке подкатил другой автомобиль с логотипом итальянского ресторана на дверце.
- Смотрите-ка! - Я выдавила широкую улыбку. - Вот и наш ужин. Кто здесь голодный?
31
Аннет, вежливо извинившись, пошла переодеваться, я тоже. Родни без комментариев собирал обломки мебели, а Кости отправился за мной в спальню.
- Не сейчас, - предупредила я, прежде чем он открыл рот. - Мы все уладили. Здесь мои парни и ужин тоже. Давайте сядем на то, что осталось от мебели, и поедим. Остальное подождет.
Он поджал губы:
- Хорошо. Но ничего еще не улажено. Ты, как я чую, источаешь злость. Разберемся после ужина.
Кости кинул свою куртку на кровать и бросил напоследок:
- Лучше надень что-нибудь с длинными рукавами. Ты вся в царапинах.
Ужин оказался испытанием на выносливость. Аннет без труда очаровала мою троицу. Она и не думала смущаться. Конечно, масло у нее во рту не растаяло бы, но ведь она сама была комнатной температуры. Хуан открыто флиртовал с ней, и даже от Тэйта она раз-другой добилась улыбки. Кости между тем откровенно хмурился; его молчание граничило с грубостью.
Я вовлекла Родни в разговор, стараясь не замечать карих глаз, буравивших меня сбоку. Неужели Кости сердится, что я проткнула Аннет? Господи, вот же она - болтает как ни в чем не бывало!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...