ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Меня ждут кое-где еще. Я обещал. А волшебник никогда нарушает слова. Заруби это себе на носу.— Возможно, вы могли бы сказать мне, куда. Этот ваш дракон, знаете ли… Он, кажется…— Перестраховщик? Как дворецкий в кино категории Б? Или как еврейская мамочка? Это верно, — сказал старик мрачным тоном. — И так всегда, когда он под действием чар. Сводит меня с ума. Мне больше нравится, когда он ведет себя по-другому, но у него есть отвратительный обычай поедать людей, если я не держу его в узде.— Сэр! — в отчаянии воскликнул Пайтан, видя, что глаза дракона наливаются красным. — Где вы остановитесь?— Здесь, здесь, сынок. Не суетись. Вы, молодежь, вечно торопитесь. Почему бы тебе не спросить попросту? У Квиндиниара. У некоего Лентана Квиндиниара. Он посылал за мной, — добавил старик, смягчившись. Хотел, чтобы приехал:э.., людской священник. На самом деле я не священник. Я волшебник. Священники все разбрелись добывать средства к существованию, когда пришло послание из…— Орновы уши! — пробормотал Пайтан. У него было странное чувство, что он спит и видит сон. Ну, если так, то самое время, чтобы Каландра разбудила его, плеснув воды в лицо. Он снова повернулся к лорду Дарндрану. — Я… Я прошу прощения, милорд. Но.., э… этот джентльмен уже имеет некоторые обязательства. Он собирается остановиться у.., моего отца.Алеата засмеялась. Лорд Дарндран бережно обнял ее за плечи, потому что в ее смехе звучала истерическая нотка, но Алеата только запрокинула голову и захохотала громче.Дракон решил, что смех относится к нему. Красные глаза тревожно прищурились.— Теа! Прекрати! — приказал Пайтан. — Возьми себя в руки! Опасность еще не миновала! Я не верю никому из них. И я не знаю, кто из них безумнее — старик или его дракон!Алеата утерла глаза.— Бедная Калли! — Она хихикнула. — Бедная Калли!— Я вынужден напомнить вам, джентльмены, что мой волшебник стоит тут в мокрой одежде! — прогремел дракон. — Он подхватит простуду, а у него слабые легкие.— Ничего подобного, у меня с легкими все в порядке…— Если вы укажете мне направление, — продолжал дракон с угрожающим видом,— я пойду вперед и приготовлю горячую ванну.— Нет! — воскликнул Пайтан. — То есть…Он пытался собраться с мыслями, но ему с трудом удавалось понять происходящее. В отчаянии он развернулся к старику.— Мы живем на холме над городом. Представьте, что будет, если вдруг там появится дракон?.. Не сочтите за грубость, но не могли бы вы сказать ему.., ну…— Засунуть голову в чулан? — Старик вздохнул. — Стоит попытаться. Эй, ты, дракон!— Сэр?..— Я сам могу устроить себе ванну. И я никогда не подхватываю простуду! Кроме того, ты не можешь разгуливать по эльфийскому городу в этой твоей чешуйчатой шкуре.Перепугаешь тут всех до чертиков.— Чертиков, сэр? — Дракон огляделся.— Ну ладно! Просто… — старик помахал узловатой рукой, — смойся куда-нибудь, пока я не позову.— Очень хорошо, сэр, — обиженно ответил дракон, — если вы в самом деле этого хотите.— Да. Я хочу. А теперь давай вали отсюда.— Я пекусь исключительно о ваших интересах, сэр.— Да-да. Я знаю.— Вы очень много значите для меня, сэр…Дракон стал было разворачиваться, чтобы направиться в джунгли, но, остановившись, склонил гигантскую голову к Пайтану.— Вы присмотрите, сэр, чтобы мой волшебник надевал галоши, прежде чем выйти в слякоть!Проглотивший язык Пайтан кивнул.— И чтобы он тепло одевался, надевал шарф, надвигал шляпу на уши? И чтобы он пил по утрам что-нибудь горячее? Мой волшебник, видите ли, страдает от…Пайтан крепко ухватил под руку старика, который бормотал проклятия и порывался побежать вслед за драконом.— Я и моя семья позаботимся о нем как следует. В конце концов, он наш почетный гость.Алеата прикрыла лицо платком. Было трудно понять, смеется она или рыдает.— Спасибо, сэр, — сурово сказал дракон. — Я оставляю своего волшебника на ваше попечение. Надеюсь, вы будете хорошо заботиться о нем, в противном случае последствия будут весьма неприятные для вас.Огромными передними лапами дракон взрыл мох и неторопливо скользнул в образовавшуюся дыру. Было слышно, как далеко внизу шуршат и скрипят огромные стволы и ветви деревьев. Еще некоторое время был слышен грохот, потом все стало тихо и спокойно. Птицы начали нерешительно подавать голос.— Скажите, мы в безопасности, пока он там, внизу? — спросил Пайтан старика. — Что, если он освободится от чар и явится опять?— Нет-нет. Не надо волноваться, сынок. Я могущественный волшебник.Могущественный! Тут у меня есть одно заклинание…— Да? Как интересно. Ну, если вы идете со мной, сэр, так идем теперь же.Пайтан увлек старика к экипажу. Эльф полагал, что лучше как можно скорее покинуть это место. Кроме того, похоже было, что вечеринка кончилась. Но Пайтан не мог не признать, что это был лучший вечер у Дарндрана. Наверняка о нем будут говорить до самого конца сезона.Сам лорд приблизился к Алеате, которая промокала глаза платком. Он подал ей руку.— Могу ли я проводить вас к экипажу?— Если вам так угодно, милорд, — ответила Алеата, зардевшись и беря его под руку.— Когда же настанет подходящее время для разговора? — спросил Дарндран вполголоса.— Какого разговора, милорд?— С вашим отцом, — серьезно сказал лорд. — Я хочу кое о чем его спросить.— Он привлек ее к себе. — И это касается его дочери.Алеата бросила взгляд на дом. Вдова стояла у окна, глядя на них, старая дама, похоже, предпочла бы увидеть дракона. Алеата опустила глаза и застенчиво улыбнулась.— В любой момент, милорд. Мой отец всегда дома, и для него будет большой честью увидеться с вами.Пайтан помог старику взобраться в экипаж.— Боюсь, я все еще не знаю вашего имени, сэр, — сказал эльф, усаживаясь рядом с волшебником.— Не знаешь? — тревожно спросил старик.— Нет, сэр. Вы не сказали мне.— Черт возьми! — Волшебник поскреб бороду. — Я-то надеялся, что ты знаешь. Ты уверен, что не знаешь?— Да, сэр. — Пайтан смущенно оглянулся, желая поторопить сестру. Однако она в это время говорила с лордом Дарндраном.— А, ну ладно. Посмотрим… — Старик забормотал себе под нос. — Фис: нет, я не могу его использовать. Фурбалл. Звучит как-то не очень достойно. А, нашел! — заорал он, хлопнув Пайтана по руке. — Зифнеб!— Слава Орну.— Нет-нет. Мое имя Зифнеб. В чем дело, сынок.? — Старик нахмурился. — С ним что-то не так?— Почему же? Конечно, нет… Оно… Э.., прекрасное имя. На самом деле. А, вот и ты, Теа — Благодарю вас, милорд, — сказала она, позволяя лорду Дарндрану усадить себя в экипаж. Заняв место позади Пайтана и старика, она одарила рыцаря улыбкой.— Я проводил бы вас до дому, друзья, но боюсь, сперва мне нужно разобраться с рабами.Кажется, эти трусливые бедолаги разбежались при виде дракона. Пусть сны украсят вам темновремя! Мое почтение вашей сестре и вашему отцу.Лорд Дарндран разбудил руководы, собственноручно потыкав их, и собственными руками подтолкнул экипаж, чтобы тот начал двигаться.Оглянувшись, Алеата увидела, что он стоит, провожая ее пристальным взглядом. Она уселась поудобнее и расправила платье.— Кажется, ты чего-то для себя добилась, Теа, — с усмешкой заметил Пайтан и шутливо ткнул сестру пальцем в бок.Алеата пригладила растрепавшиеся волосы.— Проклятие, я забыла там свою шляпу. Ну ладно. Он может купить мне новую.— Когда свадьба?— Как можно скорее…Ее прервал храп. Надув губки, она с неудовольствием посмотрела на старика, который уже успел задремать, склонив голову Пайтану на плечо.— Прежде чем вдова изменит намерения своего сына, да? — подмигнул эльф.Алеата подняла брови.— Она попытается, несомненно, но не преуспеет. Моя свадьба…— Свадьба? — Зифнеб неожиданно встрепенулся. — Вы сказали — свадьба? О нет, мои дорогие. Боюсь, это невозможно. Нет времени, видите ли.— Почему же нет, старик? — поддразнила его Алеата; она явно развлекалась.— Почему это нет времени на мою свадьбу?— Потому, дети мои, — сказал волшебник неожиданно изменившимся, сумрачным, печальным и мягким голосом, — что я пришел объявить о конце мира. Глава 7. ВЕРШИНЫ, ЭКВИЛАН — Смерть! — говорил старик, тряся головой. — Рок и.., э.., все, что из этого следует. Не могу подобрать…— Разрушение? — предположил Пайтан Зифнеб с благодарностью посмотрел на него.— Да, разрушение. Рок и разрушение. Потрясающе! Потрясающе! — Протянув костлявую руку, старик ухватил Лентана Квиндиниара за плечо. — А вы, сэр, именно вы поведете свой народ вперед!— Я? Я поведу? — удивился Лентан, нервно оглядываясь на Каландру, уверенный, что она ему ничего подобного не позволит. — Куда я поведу их?— Вперед! — провозгласил Зифнеб, с вожделением поглядывая на запеченного цыпленка. — А вы как думали? Шуточки, да? Дилетантское вмешательство в таинственное, знаете ли.Возбуждает аппетит…Каландра фыркнула, но ничего не сказала.— Калли, в самом деле, — Пайтан подмигнул разгневанной сестре, — этот человек — наш почетный гость. Позвольте, сэр, предложить вам цыпленка. Что-нибудь еще? Немного тохи?— Нет, благодарю…— Да! — раздался голос, подобный громыханию грома, от которого почва задрожала.Сидящие за столом встревожились. Зифнеб съежился.— Вы должны есть овощи, сэр. — Голос, казалось, шел из-под пола. — Подумайте о своей толстой кишке!Из кухни донеслись визги и жалобные вопли.— Это прислуга. Опять в истерике, — сказал Пайтан, отбрасывая салфетку и поднимаясь из-за стола. Он намеревался сбежать прежде, чем его сестра сообразит, что происходит. — Я только пойду…— Кто это сказал? — Каландра ухватила его за руку.— ...взгляну, если ты отпустишь…— Не волнуйся так, Калли, — лениво сказала Алеата. — Это всего лишь гром.— Не твое собачье дело, что там у меня с толстой кишкой! — крикнул старик куда-то в пол.— Я ненавижу овощи…— Если это всего лишь гром, — произнесла Каландра с мрачной иронией, — тогда этот негодяй обсуждает состояние своей кишки со своими почками. Он лунатик. Пайтан, выкинь его вон.Лентан умоляюще посмотрел на сына. Пайтан оглянулся на Алеату, которая пожала плечами, покачала головой. Он уселся на место и расправил салфетку.— Он не сумасшедший, Калли. Он говорит со своим.., ну.., с драконом. И мы не можем выкинуть его, потому что дракону это не понравится.— Его дракон!Каландра поджала губы, ее небольшие глазки сузились. Всему семейству, включая пришлого астролога, который сидел с краю, было знакомо это выражение, а младшие брат и сестра называли его «мученической физиономией». В подобном настроении Каландра бывала страшна.Пайтан упорно глядел в свою тарелку, ковыряясь в ее содержимом вилкой. Алеата разглядывала свое отражение в полированной поверхности фарфоровой чашки, слегка склонив голову и любуясь игрой солнечного света в своих волосах.Лентан пытался спрятаться за вазой с цветами.Астролог утешался третьей порцией тохи.— Это та бестия, которая терроризировала лорда Дарндрана? — Каландра обвела всех взглядом. — Уж не хотите ли вы мне сказать, что привели ее сюда, в мой дом?Голос ее был холоден. Лицо, казалось, было сковано льдом, словно вино в магических бокалах.Пайтан пнул под столом младшую сестру, встретился с ней взглядом.— Я скоро сбегу отсюда, опять отправлюсь в дорогу, — почти беззвучно шепнул он.— Я скоро стану хозяйкой собственного дома, — отозвалась Алеата.— Прекратите шептаться. Нас всех прирежут прямо в постелях, — воскликнула Каландра в ярости. Чем ярче разгорался ее гнев, тем холодней становился голос. — Я надеюсь, Пайтан, ты доволен! А ты, Теа, — я наслушалась уже довольно всякой ерунды насчет твоего замужества…Каландра не закончила фразу.Никто не шевелился, кроме астролога, набивавшего рот тохой, и старика. Видимо, не имея ни малейшего понятия о том, что именно он является яблоком раздора, он спокойненько поедал цыпленка. Никто не говорил. Было вполне отчетливо слышно мелодичное позвякивание механических лепестков, отмерявших время.Молчание становилось угнетающим. Пайтан взглянул на отца, жалко сгорбившегося в кресле, и снова подумал о том, каким больным он выглядит. Бедный старик, у него нет ничего, кроме иллюзий. Ну так пусть хоть они у него будут. Какой от этого вред? И он решил рискнуть.— Эй, Зифнеб, куда, ты говоришь, отец поведет.., э.., свой народ?Каландра уставилась на него, но, как и надеялся Пайтан, отец оживился.— Вот именно, куда? — робко спросил Лентан.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...