ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Эта девушка была рабыней, купленной вместе с мешком муки и камнедеревянным кухонным горшком. Пятнадцать часов из двадцати одного, составлявших цикл, она должна была делать самую грязную работу под наблюдением сурового надсмотрщика — поварихи, она должна была ютиться в каморке вместе с поломойкой, не имея никакой собственности, и копить скудное жалованье, чтобы к старости купить себе свободу. И тем не менее Каландра твердо верила в то, что она оказывает человеческому существу непомерно большую честь, позволяя ей жить среди цивилизованного народа.Вид людской девушки в ее кухне подлил масла в огонь гнева, охватившего Каландру.Людской священник! Это просто безумие. У отца, видно, и вовсе ум за разум зашел. Одно дело — повредиться рассудком, но совершенно другое — настолько забыть о приличиях.Каландра прошла через буфетную, со скрипом отворила дверь подвала и стала спускаться по затянутой паутиной лестнице в холодную темноту.Дом Квиндиниаров был возведен на мшанике, который произрастал в верхних ярусах прианской зелени. На языке, который предположительно был в ходу у первых обитателей этого мира, название Приан означало Царство Огня. Название было вполне подходящим, поскольку на Приане постоянно светило солнце. Еще более подходящим названием было бы Зеленое Царство, потому что благодаря постоянному сиянию солнца и частым дождям поверхность Приана была по крыта таким количеством растительности, что немногие жители планеты когда-либо видели землю.Огромные мшаники покрывали сплетения ветвей гигантских деревьев, стволы которых в основании были толщиной с целый континент. Ярус за ярусом листья и растения устремлялись вверх, и ярусов этих было бесчисленное множество. Мшаники были необычайно прочны и устойчивы — огромный город Эквилан был возведен на них. Озера и целые океаны катили волны над тол щами коричневато-зеленой массы. Самые верхние ветви деревьев возвышались над ними, образуя огромные джунглеподобные леса. Именно на вершинах деревьев или на мшаниках воздвигали свои города цивилизации Приана.Болота покрывали не всю планету целиком. Они кончались в страшных местах, которые называли драконьими стенами. Немногие обитатели мира побывали у этих пропастей. Воды из болотных морей здесь всплескивались через край и низвергались во тьму с грохотом, от которого содрогались могучие деревья. Если кто-нибудь стоял на краю земли, глядя на бесконечную массу джунглей под ногами, он чувствовал себя маленьким, слабым и хрупким, как только что проклюнувшийся лист.Иногда, если наблюдатель справлялся с собой и набирался храбрости, чтобы некоторое время понаблюдать за джунглями внизу, он мог заметить зловещее движение — извивающееся тело, скользящее среди ветвей, двигающееся в темно-зеленом сумраке так быстро, что казалось обманом зрения. Это и были те самые создания, которые дали драконьим стенам их имя, — драконы Приана. Их видели немногие, поскольку драконы так же опасались крошечных странных существ, обитающих на вершинах деревьев, как люди гномы и эльфы опасалась драконов. Тем не менее существовало поверие, что драконы — это огромные крылатые существа, наделенные высоким интеллектом, которые проводят жизнь далеко-далеко внизу и, возможное даже живут на легендарной «земле».Лентан Квиндиниар никогда не видел дракона. А вот отец его видел, и даже не одного.Квинтайн Квиндиниар был легендарным исследователем и изобретателем. Он помог возвести эльфийский город Эквилан; изобрел множество видов оружия и прочих приспособлений, которые немедленно стали предметом вожделений людей, живущих неподалеку; воспользовался фамильным достоянием в виде орнита, чтобы основать торговую компанию, которая процветала год от года. Несмотря на свои успехи, Квинтайн не остался сидеть дома, подсчитывая барыши. Когда его единственный сын Лентан подрос, Квинтайн оставил ему свой бизнес и снова отправился странствовать по миру.Никто и никогда больше ничего о нем не слышал, и по прошествии нескольких сотен лет все решили, что он умер.В жилах Лентана текла кровь странников, но ему никак не удавалось оправдать это: бизнес не давал ему такой возможности. Лентам унаследовал семейный талант к деланию денег, но эти деньги не казались ему его собственными деньгами. Он просто нес бремя торговли, основанное его отцом. Лентан искал способ оставить в мире свой след, но, к несчастью, в мире оставалось мало неисследованного. На северинте землей владели люди, на встоке и закаде простирался Теринтийский океан, на югринте мир перегораживали драконьи стены. На всем обозримом пространстве идти было некуда, разве что вверх.Каландра вошла в подвальную лабораторию, подметая юбками пыль, с таким выражением на лице, что от него запросто могло скиснуть молоко. По крайней мере, ее отец скис мгновенно. Лентан, увидев дочь в столь ненавистном ей месте, побледнел и придвинулся поближе к другому эльфу, бывшему в лаборатории. Этот другой улыбнулся и церемонно поклонился. Каландра помрачнела.— Как хорошо.., рад видеть тебя здесь, до.., доРегая, — забормотал бедный Лентан, проливая какую-то дурно пахнущую жидкость на грязный стол.Каландра сморщила нос. Замшелые стены и пол распространяли мускусный запах, который смешивался с разными химическими ароматами, самым примечательным из которых был запах серы.— Госпожа Квиндиниар, — сказал второй эльф, приветствуя ее. — В добром ли вы здравии?— О да, сэр, благодарю. А вы поздорову ли, мастер-астролог?— Немного страдаю ревматизмом, но этого и следовало ожидать в моем возрасте.— Надеюсь, твой ревматизм заставит тебя убраться отсюда, старый ты шарлатан! — пробормотала Каландра.— Почему эта ведьма мешается здесь! — пробормотал астролог в широкий воротник с острыми концами, который встал дыбом на его плечах, закрывая лицо.Лентан стоял между ними с видом виноватым и несчастным, хотя и не знал еще, что же такого он сделал.— Отец, — суровым волосом сказала Каландра, — я хочу поговорить с тобой. Наедине.Астролог поклонился и вознамерился удалиться. Увидев это, Лентан ухватил его за хламиду.— Нет, моя доРегая. Эликснуар — член семьи…— Ест достаточно, чтобы быть членом семьи, это верно, — выпалила Каландра— ужасное известие о людском священнике оказалось последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. — Он ест так, что может сойти и за нескольких членов семьи.Астролог заставил себя выпрямиться и нацелил вниз свой нос, такой же острый, как зубцы его воротника.— Калли, помни, что он наш гость! — сказал Лентан, потрясенный тем, что ему приходится осаживать свою старшую дочь. — И ВОЛШЕБНИК!— Гость — это да. Он не откажется поесть, выпить нашего вина и поспать в нашей спальне для гостей. Но я сильно сомневаюсь в том, что он волшебник. Пока что я не видела от него ничего, кроме бормотания над твоими вонючими смесями, отец, и любования тем, как они дымят и плюются. Вы двое однажды подожжете дом. Волшебник! Ха! Он подстрекает тебя, папа, богохульным историями о древних, которые путешествовали к звездам на кораблях с огненными парусами…— Это научный факт, юная леди, — вмешался астролог; зубцы его воротника зашевелились от возмущения. — И то, чем занимаемся мы с твоим отцом, есть научное исследование, и оно не имеет ничего общего с религией…— Да ну? Так-таки и не имеет? — воскликнула Каландра — и нанесла решающий удар:— Тогда почему мой отец приглашает людского священника?Глаза астролога потрясенно расширились. Высокий воротник развернулся к Лентану, несказанно ошеломленному всем происходящим.— Это правда, Лентан Квиндиниар? — требовательно спросил волшебник. — Ты послал за людским священником?— Я.., я.., я, — только и мог выдавить Лентан.— Вы ввели меня в заблуждение, сэр, — констатировал астролог со все возрастающим достоинством, в соответствии с которым росла, похоже, величина его воротника. — Вы заставили меня поверить, что разделяете наш интерес к звездам, их обращению и месту в небесах.— Да! Это так! — Лентан стиснул испачканные руки. — Вы делали вид, что интересуетесь научным изучением того, как звезды управляют нашей жизнью…— Богохульство! — воскликнула Каландра, содрогнувшись всем телом.— И однако, ныне я обнаруживаю, что вы связались с.., с…Слов волшебнику не хватило. Его воротник закрыл лицо, над зубчатым краем гневно сверкали горящие глаза.— Нет! Пожалуйста, позвольте мне объяснить! — заторопился Лентан. — Знаете, мой сын Пайтан рассказал мне, что люди верят, будто был такой народ, который жил на звездах, и я подумал…— Пайтан тебе рассказал! — возмутилась Каландра, пораженная таким оборотом дела.— Люди жили на звездах! — возмутился астролог, голос которого приглушал воротник.— Но это было так похоже.., и, конечно, объясняет, почему древние путешествовали к звездам, и соответствует учениям наших священников о том, что когда мы умрем, то станем звездами.., а мне так не хватает Элитении…Последние слова он произнес дрожащим, просительным тоном, которой пробудил в его дочери жалость. На свой лад Каландра любила отца, так же как она любила брата и младшую сестру. Это была суровая, непреклонная и нетерпеливая любовь, но все же любовь, и Каландра коснулась холодными тонкими пальцами руки отца.— Папа, не переживай так. Я не хотела сделать тебе больно. Я просто думала, что ты обсудишь это со мной, вместо.., вместо этой толпы в «Золотом лугу». — Каландра не смогла удержать всхлипа. Вынув безукоризненно чистый и выглаженный платок, она поднесла его к глазам.Слезы дочери (не то чтобы непреднамеренные) повергли Лентана Квиндиниара на замшелый пол и погребли на глубине двенадцати ладоней.Ее плач и трепетание воротника волшебника — это было уж слишком для эльфа средних лет.— Вы оба правы, — сказал Лентан, виновато поглядывая то на него, то на нее. — Теперь-то я это понял. Я совершим ужасную ошибку, и, когда священник явится, я немедленно отправлю его обратно.— Когда он явится! — Каландра воззрилась на отца совершенно сухими глазами. — Что ты подразумеваешь под этим? Пайтан сказал, что он не придет.— Откуда Пайтан знает? — спросил Лентан. — Он что, говорил с ним после меня? — Эльф сунул руку в карман шелкового жилета и вытащил измятый кусок бумаги. — Взгляни, доРегая.Он протянул ей письмо. Каландра выхватила его и прочитала. Ее глаза могли бы прожечь в бумаге дырки.— «Когда ты увидишь меня, я буду на месте». Подписано — «Людской священник». Ого! — Ка ландра бросила лист отцу. — Это самое смешное — Пайтан шутит шуточки. Никто в здравом уме не пошлет такое письмо, даже человек. Вот уж вправду «людской священник»!— Возможно, он вовсе и не в здравом уме, — зловеще сказал мастер-астролог.Свихнувшийся людской священник направлялся в ее дом!— Избави Ори!— пробормотала Каландра, ухватившись за край лабораторного стола, чтобы не упасть.— Ну ничего, моя доРегая, — сказал Лентан, обнимая ее за плечи. — Я обо всем позабочусь. Предоставь это мне. Тебя это ни в малейшей мере не должно смущать.— А если я могу чем-нибудь помочь… — мастер-астролог понюхал воздух — с кухни пахло жареным таргом, — ..я буду счастлив предложить свою помощь. Я даже оставлю без внимания слова, сказанные в запале.Каландра не обратила на волшебника никакого внимания. К ней вернулось самообладание, и она думала теперь о том, как найти беспутного братца и выжать из него признание. Она не сомневалась — ну, разве что чуть-чуть, — что все это устроил Пайтан шутки ради. Он, вероятно, от всей души смеется над ней. Интересно, долго ли он будет смеяться, когда она вдвое урежет ему содержание?Оставив отца и астролога заниматься в подвале чем им угодно, Каландра вихрем пронеслась по лестницам. Она прошла через кухню, и судомойка прикрылась посудным полотенцем при ее появлении. Поднявшись на третий ярус дома — там находились спальни, — Каландра остановилась перед дверью в комнату брата и постучала.— Пайтан! Открой немедленно!— Его там нет, — послышался сонный голос сзади, из холла.Каландра постучала еще раз. Ни звука.Повернувшись, Каландра пересекла холл и вошла в комнату младшей сестры.Одетая в кружевную ночную сорочку, обнажавшую плечи и едва прикрывавшую грудь, Алеа та развалилась в кресле перед туалетным столиком, лениво расчесывая волосы и любуясь своим отражением. Волшебнее зеркало нашептывало ей комплименты и полезные советы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...