ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Вода на Арианусе была очень ценным продуктом. Она была основной денежной единицей, и ни капли ее не пропадало.Кое-кто из первых магикусов Ариануса придумал превращать испорченную воду обратно в чистую. Людские водяные волшебники делали это с помощью магии элементов, отделяя чистую воду от грязи. Эльфийские волшебники для достижения того же эффекта использовали машины и алхимию, и многие эльфы клялись, что их химическое колдовство производит куда более вкусную воду, чем людская магия элементов.Заполучив корабль, Эпло убрал большую часть эльфийских машин, оставив только большой насос на случай, если в корабль попадет дождевая вода. У патринов благодаря их рунной магии имелись свои способы удалять отходы, методы, которые хранились в тайне — не от стыда, а просто ради выживания. Животное закапывает свой помет, чтобы не дать врагу выследить себя.Эпло прежде не приходилось беспокоиться об утилизации отходов. Он проверил насосы.Те работали. Люди и эльфы вполне могли пользоваться ими. Занятый математическими вычислениями, он больше не думал о разговоре с Алеатой, разве что сделал себе заметку, что надо бы всех заставить работать.Его вычисления прервал вопль, за которым последовал гомон множества голосов. Пес, дремавший рядом с ним, вскочил с рычанием.— Ну что еще? — пробормотал Эпло, покидая мостик и направляясь в жилой отсек.— Они больше не рабы тебе, леди!Патрин вошел и увидел Роланда, который, покраснев от ярости, стоял перед бледной, сосредоточенной и холодно-спокойной Алеатой. Люди сгрудились за спиной вожака.Эльфы держались за Алеатой. Пайтан и Рега, в совершенном смятении, стояли посреди, взявшись за руки. Старика, как всегда, когда возникала проблема, нигде не было видно.— Вы, люди, рождены, чтобы быть рабами! И больше вы ничего не знаете! — возразил юный эльф, племянник поварихи — прекрасный образчик эльфийской мужественности.Роланд сделал шаг вперед, сжав кулаки.Племянник поварихи не дрогнул, его братья и кузены сдвинулись еще теснее. Пайтан бросился разнимать их и получил удар по голове от бывшего раба Квиндиниаров, который с детства искал возможности выместить на ком-нибудь свое разочарование. Рега, поспешившая на помощь Пайтану, оказалась посреди свалки.Побоище стало всеобщим, корабль раскачивался, Эпло ругался. Несколько несвоевременно, отметил он. Алеата оказалась в стороне и наблюдала за побоищем с интересом, подобрав юбки, чтобы в случае чего их не запачкали кровью.— Прекратить! — рявкнул Эпло. Ринувшись в гущу схватки, он принялся расшвыривать дерущихся в стороны. Пес прыгнул следом, рыча и больно кусая за лодыжки. — Не то все мы рухнем вниз!Это была не совсем правда, поскольку корабль удерживала в воздухе магия, однако же угроза была достаточно действенной, чтобы остановить побоище.Драка прекратилась. Противники утирали кровь из разбитых губ и носов и поглядывали друг на друга с неприязнью.— Что за чертовщина здесь происходит? — потребовал объяснений Эпло.Все заговорили разом. Патрин одним жестом, полным ярости, заставил их замолчать. Он остановил взгляд на Роланде.— Вот что, ты это все начал. Что случилось?— Ее светлость отказались откачивать воду из трюма, — сказал Роланд, тяжело дыша и потирая ушибы. Он указал на Алеату. — Она отказалась. Она явилась сюда и приказала одному из нас пойти и работать вместо нее.— Да! Это так! — гневно подтвердили люди.Эпло на мгновение представил себе приятную картинку — как он с помощью магии делает в корабле пробоину и высыпает все эти склочные и шумные создания наружу, сколько бы там сотен тысяч миль ни было до земли.Почему он этого не сделал? Любопытство, как сказал старик. Да, я любопытен, мне интересно узнать, куда старик хочет затащить их, интересно понять зачем. Но Эпло предвидел, что настанет время — а оно стремительно приближалось, — когда и любопытство его не удержит.Должно быть, гнев и раздражение отразились-таки на его лице. Люди отодвинулись от него подальше. Алеата, увидев, что его взгляд устремлен на нее, побледнела, но не сдалась, ответив взглядом холодным и презрительным. Эпло ничего не сказал. Он схватил эльфийку за руку и вытащил се из каюты.Алеата завизжала и попыталась вырваться. Эпло потащил ее за собой; она не удержалась на ногах и рухнула на палубу. Патрин снова поставил ее на ноги и поволок дальше.— Куда ты ведешь ее? — воскликнул Пайтан со страхом. Краем глаза Эпло заметил, как побледнел Роланд. Он, судя по выражению его лица, решил, что Эпло собирается сбросить эльфийку с верхней палубы.Прекрасно, мрачно подумал Эпло.Вскоре Алеате не хватило воздуха, чтобы визжать дальше. Она прекратила барахтаться.Ей пришлось собрать все силы, чтобы держаться на ногах, иначе Эпло просто волок бы ее по палубе. Эпло спустился вниз и втолкнул эльфийку в темный и вонючий отсек корабля, в котором был установлен насос. Он так толкнул Алеату, что эльфийка налетела на механизм, ударившись о него всем телом.— Пес, — сказал Эпло животному, которое шло за ним следом — а может, материализовалось рядом, — присматривай!Пес послушно сел, склонив голову и устремив взгляд на эльфийку.Лицо Алеаты посерело. Она взглянула на Эпло сквозь завесу растрепанных волос.— Не буду! — огрызнулась она и отошла от насоса.Пес зарычал.Алеата посмотрела на него и, колеблясь, сделала еще один шаг.Пес встал, рычание стало громче.Алеата поджала губы. Отбросив за спину пепельные волосы, она обошла Эпло, направляясь к выходу.Пес преодолел разделяющее их расстояние одним прыжком и преградил ей дорогу. От его рычания даже корабль задрожал. Он приоткрыл пасть, показывая острые желтоватые клыки. Алеата торопливо отступила назад, наступила на юбку и чуть не упала.— Убери его! — взвизгнула она. — Он меня убьет!— Не убьет, — холодно сказал патрин и указал на насос. — По крайней мере, пока ты работаешь.Наградив Эпло убийственным взглядом, Алеата проглотила свою ярость и повернулась спиной к патрину и его собаке. Высоко держа голову, она обошла вокруг насоса. Взявшись за ручку белыми нежными руками, она принялась поднимать и опускать ее. Эпло, глянув в люк, увидел, как из трюма полилась наружу струя зловонной жидкости.— Пес, сиди. Сторожи, — велел он и ушел.Пес уселся, не сводя внимательного взгляда с Алеаты.Поднявшись наверх, Эпло обнаружил, что большинство меншей собралось у лестницы, ожидая его.— Возвращайтесь к вашим делам, — приказал он. Подождал, пока они разойдутся, и вернулся на мостик к своим попыткам определить положение корабля.Роланд потирал ушибленную руку, которую ему повредил в драке эльф. Он старался уговорить себя, что Алеата получила по заслугам, и совершенно правильно — такой стерве не повредит немного поработать руками. Когда он понял, что спускается к насосному отделению, он обозвал себя дураком.Встав у двери, он молча наблюдал.Пес лежал на палубе, уткнувшись носом в лапы и поглядывая на Алеату. Эльфийка на миг оторвалась от работы, выпрямилась и прогнулась назад, чтобы размяться и хоть немного облегчить боль в спине от непривычной тяжелой работы. Поникнув гордой головой, она утерла пот со лба и посмотрела на руки. Роланд вспомнил — куда отчетливей, чем ожидал, — нежность и мягкость маленьких ладоней. Он ясно представил кровоточащие мозоли на ее ладошках. Алеата еще раз вытерла лицо — на этот раз от слез.— Эй, дай я закончу за тебя, — грубовато предложил Роланд, перешагивая через пса.Алеата повернулась к нему. К крайнему его изумлению, она преградила ему путь вытянутой рукой и снова принялась качать насос с такой скоростью, которую ей позволяли развить горящие плечи и кровоточащие ладони.Роланд пристально посмотрел на нее.— Проклятие, женщина! Я всего только хочу помочь!— Мне не нужна твоя помощь! — Алеата отбросила волосы с лица и смахнула слезы с глаз.Роланд собирался развернуться, уйти и оставить ее трудиться дальше. Он уже поворачивался. Он уходил. Он.., обвил руками ее тонкую талию и поцеловал ее.У поцелуя был соленый вкус пота и слез. Но ее губы были горячими и мягкими, ее тело — податливым, волосы — ароматными, кожа — гладкой.., и все это портило зловоние трюмной воды.Пес сел со слегка озадаченным видом и огляделся по сторонам в поисках хозяина. Что же делать?Роланд оторвался от Алеаты, которая слегка покачнулась, когда он отпустил ее.— Ты самая неблагодарная, себялюбивая, раздражительная соплячка, какую я встречал в жизни! Надеюсь, ты сгниешь здесь! — холодно сказал Роланд. Развернувшись на пятках, он пошел прочь.Изумленно расширив глаза и приоткрыв рот, Алеата смотрела ему вслед.Сбитый с толку пес уселся и принялся чесаться.Наконец Эпло придумал. Он разработал грубый теодолит, который определял положение относительно четырех солнц и конечной цели. Ежедневно наблюдая за другими звездами, видимыми в небе, патрин обнаружил, что они изменяют свое положение относительно «Драконьей звезды».Их смещение было вызвано собственным движением корабля, а непрерывные наблюдения позволили построить удивительно симметричную модель. Они приближались к звезде, в этом не было никакого сомнения. На деле же это оказалась…Патрин проверил вычисления. Да, в этом был определенный смысл. Он начинал понимать, и понимать многое. Если он прав, его пассажиров ждет потрясение…— Простите, Эпло. Можно?Он оглянулся, недовольный тем, что его прервали. На пороге стояли Пайтан и Рега в сопровождении старика. Ну так и есть — Зифнеб появился, как только неприятности миновали.— Что вам нужно? Только быстро, — бросил Эпло.— Мы.., э.., мы с Регой.., хотим пожениться.— Мои поздравления.— Мы думаем, что это объединит всех…— Я думаю, что это скорее вызовет бунт на корабле, но это уже ваша проблема.Рега потупилась и неуверенно взглянула на Пайтана. Эльф набрал в грудь воздуха и продолжил:— Мы хотим, чтобы вы провели церемонию. Эпло не поверил своим ушам.— Вы что?— По древнему закону, — встрял Зифнеб, — капитан корабля может поженить пару во время плавания.— Это что еще за древний закон? И потом, мы не в плавании.— Почему.., э.., я должен признать, я не совсем точно.., э…— У вас есть этот старик, — кивком указал патрин. — Вот он пусть этим и занимается.— Я не священнослужитель, — запротестовал Зифнеб. — Они хотели, но я отказался.Партии нужен клирик, так они сказали. Ха! Вояки, соображающие примерно как дверной молоток, нападают на кого-нибудь, кто раз в двадцать больше их размерами, да еще и имеет биллион хитов, и еще ждут, что я буду вытаскивать их головы из их собственных грудных клеток! Я не волшебник. У меня есть чудесные заклинания. Вот только бы мне их вспомнить! Вогнутый шар! Нет, это не то. Что-то с огнем. Огне.., огнетушитель! Пожарная тревога. Нет. Но я обязательно вспомню, если как следует подумаю.— Уберите его с мостика. — Патрин вернулся к своей работе.Пайтан и Рега оттеснили старика в сторону.Эльф осторожно коснулся татуированной руки патрина.— Вы сделаете это? Вы пожените нас?— Я ничего не знаю об эльфийских брачных церемониях.— Не обязательно по-эльфийски. И по-людски тоже. Лучше, чтобы было что-то другое.Чтобы никто не был задет.— Я уверена, что у вашего народа есть какая-то церемония, — предложила Рега. — Пусть будет она……Не то чтобы Эпло не доставало той женщины.Бегущие в Лабиринте были одиноки, они полагались только на свою силу и быстроту, разум и инстинкт самосохранения, чтобы достичь своей цели. Оседлые брали числом.Собираясь в кочевые племена, Оседлые продвигались через Лабиринт медленно, зачастую теми путями, которые разведывали Бегущие. Они уважали друг друга и делились всем, чем могли: Бегущие — знаниями, Оседлые — минутами покоя и безопасности.Эпло пришел на стоянку Оседлых под вечер, спустя три недели после того, как ушла женщина. Вождь приветствовал его — разведчики сообщили о его прибытии. Вождь был стар, с седыми волосами и бородой, его татуировка на руках была почти неразличимой.Однако он стоял прямо, не сутулясь. Живот его был подтянутым, мускулы на руках и ногах — сильные, хорошо развитые. Вождь сжал ладони и приложил большими пальцами ко лбу.Круг замкнулся.— Добро пожаловать, Бегущий.Эпло ответил таким же жестом, заставив себя смотреть только на вождя, чтобы не нанести оскорбления. Могло показаться, что он пересчитывает Оседлых.Лабиринт был хитер и разумен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...