ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Рега и Роланд просто рвались наружу.Они останавливались для короткого отдыха только тогда, когда уже почти падали от усталости. Другар зачастую оставался бодрствовать, наблюдая за спящими и поглаживая лезвие кинжала. Он мог убить их в любой момент, потому что эти дураки теперь доверяли ему. Но убивать их теперь было бессмысленно. Он мог с тем же успехом позволить титанам убить их. Нет, он рисковал своей жизнью, спасая их не для того, чтобы просто зарезать во сне. Они должны сначала увидеть то, что видел Другар, должны стать свидетелями истребления тех, кого они любят. Они должны сражаться без надежды, зная, что весь их народ будет уничтожен. Тогда, и только тогда, Другар позволит им умереть. Потом он умрет сам.Но нельзя жить только одной одержимостью, телу нужен был отдых. Гном в конце концов засыпал сам, а пока он храпел, его жертвы говорили.— Ты знаешь, где мы?Пайтан перебрался туда, где сидел Роланд, баюкая пораненную руку.— Нет.— Что, если он ведет нас не туда? Что, если мы идем на северинт?— Зачем это ему? Ох, если бы у нас была какая-нибудь мазь из запасов Реги…— Может быть, у нее есть…— Не буди ее. Бедная девочка, пусть спит. — Роланд сжал кулаки, поморщившись от боли. — Ох уж эти чертовы колючки.Пайтан тряхнул головой. Они не могли видеть друг друга — гном настоял, чтобы факел горел только тогда, когда они двигались. Дерево, из которого он был сделан, могло гореть долго, но путешествие предстояло далекое, и его надо было беречь.— Я думаю, мы можем рискнуть, — сказал Пайтан. — У меня есть этерилит. Я могу сказать, где мы.Роланд пожал плечами.— Как хочешь. Я не хочу снова повстречаться с этими ублюдками. Я даже подумываю о том, чтобы остаться здесь навсегда. Похоже, я начинаю привыкать.— А как же твой народ?— А чем я смогу им помочь?— Ты можешь предупредить их…— Эти ублюдки двигаются с такой скоростью, что, верно, уже добрались туда. Пусть рыцари с ними сражаются. Для этого их и готовили.— Ты трус. Ты недостоин… — Пайтан понял, что он собирается сказать, и оборвал речь на полуслове.Роланд мягко закончил фразу за него:— Недостоин кого? Своей жены? Реги, которая дорожит своей шкурой?— Не смей о ней так говорить!— Я могу говорить о ней так, как мне нравится, эльф. Она моя жена, или ты забыл эту маленькую деталь? Богом клянусь, похоже, ты и вправду забыл!Роланд говорил быстро и жестко. Он любил намекать, что прожил полную опасностей жизнь, но это было не так. Как-то раз его пырнули ножом в баре, а в другой раз на него напал разъяренный дикий медовед. Потом было время, когда пни с Регой подрались с собратьями контрабандистами во время спора насчет свободной торговли. Сильный, быстрый и умелый, Роланд получил и этих приключениях пару синяков и несколько царапин.Отвага часто приходит в бою. Всплеск адреналина, горячая кровь. Тяжело найти в себе отвагу, когда ты привязан к дереву и залит кровью человека, который был привязан рядом с тобой.Это стало глубоким потрясением для Роланда. Когда он засыпал, он снова видел эту ужасную сцену, снова раз за разом переживал ее. Он начал благословлять темноту, которая скрывала его страх. Снова и снова он просыпался от собственного крика.Мысль о том, чтобы покинуть безопасные туннели и снова встретиться с монстрами, была почти непереносима для него. Как раненое животное, которое боится выказать свою слабость, чтобы другие не растерзали его, Роланд ухватился за единственное, что всегда было для него прибежищем и утешением, единственное, что помогало ему забыть обо всем, — за мысль о деньгах.Когда титаны уйдут, мир будет совсем другим. Люди мертвы, города разрушены. Те, кто выжил, завладеют всем, особенно если у них будут деньги — эльфийские деньги.Он потерял все, что планировал получить от продажи оружия. Но оставался еще эльф.Роланд был теперь твердо уверен в истинности чувств Пайтана к Реге. Он собирался воспользоваться любовью эльфа, чтобы выжать из него денежки.— Я не спускал с тебя глаз, Квин. Тебе лучше держаться подальше от моей жены, или ты пожалеешь, что титаны не расшибли тебе голову, как бедняге Андору.Голос Роланда прервался. Было темно, эльф ничего не мог увидеть. Может быть, он примет дрожь в его голосе за праведный гнев.— Ты трус и грубиян, — проговорил Пайтан сквозь стиснутые зубы. — Рега в десять раз достойней тебя! Я… — Но он был слишком разъярен и не вполне был уверен в том, что хочет сказать и хочет ли говорить вообще. Роланд слышал, как эльф отодвинулся к противоположной стороне туннеля и лег на пол.«Если уж это не заставит его заняться с ней любовью, то ничто не заставит», — подумал Роланд. Он вглядывался в темноту и безнадежно размышлял о деньгах.Лежа поодаль от своего брата и от эльфа, Рега замерла, притворяясь спящей и глотая слезы.— Здесь туннели кончаются, — объявил Другар.— Где это «здесь»? — спросил Пайтан.— Мы у границ Тиллии, близ Гриффита.— Мы ушли так далеко?— Путь по туннелям намного короче и легче, чем наверху. Мы путешествовали по прямой, вместо того чтобы петлять по джунглям.— Кто-то должен подняться наверх, — сказала Рега, — и проверить.., посмотреть, что там творится.— Почему бы не пойти тебе, Рега? Ты так горишь желанием выбраться отсюда,— предложил ей брат.Рега не пошевелилась и не взглянула на него.— Я.., я думала, что хочу. Полагаю, что нет.— Я пойду, — предложил Пайтан. Он хотел оказаться подальше от этой женщины, чтобы иметь возможность подумать, не видя ее, и собраться с мыслями.— Иди по этому туннелю до конца, — поучал его гном, указывая путь поднятым факелом. — Он выведет тебя в пещеру. Гриффит будет примерно в миле справа. Путь хорошо помечен.— Я пойду с тобой, — предложила Рега, которой стало стыдно за ее страх. — Мы оба пойдем, правда, Роланд?— Я пойду один! — выпалил Пайтан.Туннель, более напоминавший винтовую лестницу, был вырублен в стволе огромного дерева. Эльф остановился и взглянул вверх, когда его руки коснулась другая рука.— Будь осторожен, — тихо сказала Рега.От прикосновения кончиков ее пальцев по телу эльфа прошла волна тепла. Он не смел оглянуться, не смел заглянуть в карие глаза, в которых отражался свет факела. Не ответив, Пайтан начал карабкаться вверх.Добрались ли титаны до Тиллии? Много ли здесь этих тварей? Если бы их было не больше, чем они насчитали в джунглях, Пайтан, может, и поверил бы в хвастовство Роланда насчет того, что людские рыцари пяти королевств могут одолеть их. Ему очень хотелось верить в это. К несчастью, острая игла логики прокалывала радужный мыльный пузырь надежды насквозь.Эти титаны уничтожили империю. Они уничтожили гномов. «Рок и разрушение,— сказал старик. — Ты принесешь их с собой».Нет, не принесу. Я вовремя доберусь до своего народа. Мы приготовимся. Мы с Регой предупредим их.Эльфы вообще строго соблюдают законы. Они ненавидят хаос и подчиняются законам, которые поддерживают порядок в их обществе. Единство семьи и узы брака они почитают священными. Однако Пайтан был не таков. Вся их семья была другой. Каландра почитала священными деньги и успех, Алеата верила в деньги и положение, Пайтан верил в удовольствия. Если общественные правила и установления противоречили верованиям Квиндиниаров, правила и установления потихоньку выбрасывались в мусор.Пайтан понимал, что должен испытывать угрызения совести от одной мысли, чтобы просить Регу бежать с ним. Он был весьма рад тому, что никаких колебаний не было. Если Роланд не может удержать свою собственную жену, так это его проблема, а не Пайтана.Эльф вспомнил разговор Реги и Роланда, который он подслушал, — ему тогда показалось, что Рега собирается шантажировать его. Но он помнил и то, каким было лицо Реги, когда к ним приближались титаны, когда они смотрели в лицо верной смерти. Она сказал, что любит его. Она не лгала в тот миг. Из этого Пайтан сделал вывод, что план принадлежал Роланду и Рега не имела к нему отношения. Может быть, он заставил ее угрозами и насилием.Поглощенный своими размышлениями и трудным подъемом, Пайтан и не заметил, как добрался до конца туннеля. Ему подумалось, что гномский туннель, по которому они шли последние несколько циклов, должен был понемногу подниматься, просто он этого не замечал. Эльф осторожно выглянул из туннеля. Он был разочарован — вокруг по-прежнему была лишь темнота; но потом вспомнил, что находится в пещере. Он внимательно огляделся и заметил пробивающийся в отдалении солнечный свет. Он глубоко вздохнул, наслаждаясь свежим воздухом.Эльф воспрянул духом. Сейчас он готов был поверить, что титаны были лишь кошмарным гном. Он с трудом удерживался от того, чтобы не броситься вперед, к благословенному свету солнца. Медленно, осторожно Пайтан выбрался из туннеля и бесшумно прокрался вдоль стены пещеры к выходу.Пайтан выглянул наружу. Все казалось совершенно обычным. Помня ужасающее молчание джунглей перед появлением титанов, он ощутил огромное облегчение, услышав щебет птиц и шевеление животных, занятых в зарослях своими личными делами. Несколько зеленушек прыгали и подлеске, разглядывая его во все четыре плача, — легендарное любопытство этих созданий пересиливало страх. Пайтан посмеялся над ними и, пошарив в карманах, покрошил им немного хлеба.Выбравшись из пещеры, эльф выпрямился в полный рост и потянулся, разминая затекшие мышцы и одеревеневшую поясницу. Он сторожко огляделся по сторонам, хотя и не ожидал увидеть, как движутся джунгли. Судя по поведению животных, нигде вокруг титанов не было.Может быть, они были здесь и ушли. Может быть, придя в Гриффит, он увидит мертвый город.— Нет, Пайтан не мог поверить в это. Мир был таким ярким, таким солнечным и благоухающим…Может, все это и вправду было дурным сном? Он решил, что нужно вернуться и рассказать обо всем остальным. Почему бы им не отправиться в Гриффит всем вместе? Он уже повернулся было, хотя снова лезть в туннель ему страшно не хотелось, и тут услышал голос, эхом отдававшийся в пещере.— Пайтан? Все в порядке?— Все в порядке! — воскликнул Пайтан. — Рега, да здесь прекрасно! Выходи и постой на солнышке! Давай. Здесь безопасно. Слышишь, птицы щебечут?Рега выбежала из пещеры. Зажмурившись от солнца, она подняла лицо к небу и глубоко вздохнула:— Славно!Она перевела взгляд на Пайтана. А в следующее мгновение, не успев понять, как это случилось, они уже стояли обнявшись, и губы их встретились.— Твой муж, — сказал Пайтан, когда они оторвались друг от друга, чтобы перевести дыхание. — Он может прийти и застать нас…— Нет! — промурлыкала Рега, страстно обнимая его. — Нет, он внизу вместе с гномом.Он хочет подождать.., присмотреть за гномом. Кроме того, — она набрала побольше воздуху и чуть отстранилась, чтобы видеть лицо Пайтана, — не имеет значения, застанет ли он нас с тобой. Я приняла решение. Я должна кое-что тебе сказать.Пайтан провел рукой по ее темным волосам.— Ты решила бежать со мной. Я знаю. Так будет лучше. Он никогда не найдет нас в моей стране…— Пожалуйста, выслушай меня и не перебивай! — Рега потерлась головой о руку Пайтана, как кошка, которая хочет, чтобы ее погладили. — Роланд мне не муж. — Она выдохнула это порывисто, словно вырывала это признание из глубины своего существа.Пайтан озадаченно уставился на нее:— Что?— Он.., мой брат. Сводный брат.Пайтан продолжал обнимать ее, но его руки внезапно похолодели. Он вспомнил разговор на прогалине — теперь услышанное приобрело новый и более зловещий смысл.— Почему вы солгали мне?Рега почувствовала, как задрожали его руки, ощутила ледяной холод его пальцев, увидела, как бледнеет его лицо. Она не могла смотреть ему в глаза и опустила голову.— Мы лгали не только тебе, — сказала она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно. — Мы лгали всем. Понимаешь… Это для безопасности. Мужчины.., не пристают ко мне, если думают, что я.., замужем. — Она ощутила его напряжение, подняла глаза; ее голос дрогнул.— Что-то не так? Я думала, ты обрадуешься! Ты не веришь мне?Пайтан оттолкнул ее. Запнувшись о лиану, Рега покачнулась и упала. Она стала подниматься, но эльф встал над ней, и его страшный взгляд пригвоздил ее ко мху.— Верить тебе? Нет! Почему я должен верить? Ты лгала мне — лгала все время! И лжешь теперь, безопасность! Я подслушал твой разговор с.., братом.— Он с отвращением выплюнул последнее слово.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...