ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Я слышал о вашем плане соблазнить меня, а потом шантажировать! Сука!Пайтан повернулся к ней спиной и шагнул на тропу, ведущую к городу. Он пошел, решив оставить боль и страх своего путешествия позади. Он шел не очень быстро и все же замедлил шаг, услышав шорох в подлеске и легкие шаги, догоняющие его.Рука дотронулась до его плеча. Пайтан продолжал идти, не обернувшись.— Я заслужила это, — сказала Рега. — Я.., то, что ты сказал. Я делала в своей жизни ужасные вещи. О, я могла бы сказать тебе. — Она крепче сжала пальцы. — Я могла бы сказать тебе, что это не моя вина. Можно сказать, жизнь обходилась со мной и Роландом как мать — стоило нам отвернуться, как она била нас по лицу. Я могла бы сказать тебе, что мы живем так, чтобы выжить. Но это не правда. Нет, Пайтан! Не смотри на меня. Я хочу сказать еще кое-что, а потом ты можешь уйти. Если ты знаешь о нашем плане шантажировать тебя, тогда ты знаешь и о том, что я не стала его выполнять. Не из благородства. Я самолюбива.Когда бы ты ни смотрел на меня, я чувствовала себя.., отвратительно. Я сказала правду. Я люблю тебя. И вот почему я позволяю тебе уйти. Прощай, Пайтан.Ее рука соскользнула с его плеча.Пайтан повернулся, поймал эту руку и поцеловал ее. Он виновато улыбнулся, глядя в ее карие глаза.— Я ведь тоже не подарок, знаешь ли. Посмотри на меня. Я был готов соблазнить замужнюю женщину, готов был увести тебя у мужа. Я люблю тебя, Рега. Это мое извинение. Но поэты говорят, что, когда ты кого-то любишь, ты желаешь ему только добра.Это означает, что ты выиграла, потому что желала мне добра. — Его губы дрогнули, улыбка стала печальной.— Ты любишь меня, Пайтан? Правда любишь?— Да, но…— Нет. — Ее рука накрыла его губы. — Нет, не I тюри больше ничего. Я люблю тебя, а если мы любим друг друга, ничто другое не имеет значения. Ни потом, ни теперь, что бы ни случилось.Рок и разрушение. Слова старика эхом отдавались в сердце Пайтана, но он предпочел не думать о них. Заключив Регу в объятия, он отбросил прочь все страхи, все сомнения, все мысли о том, куда заведет эта связь? Пайтан не понимал, к чему сейчас задумываться над этим. Сейчас их любовь сулила только наслаждения.— Я тебя предупреждал, эльф!Роланд явно устал от ожидания. Они с гномом стояли перед Пайтаном и Регой. Человек потянул разтар из-за пояса.— Я предупреждал тебя, чтобы ты держался подальше от нее! Чернобород, ты свидетель… Рега, прижавшись к Пайтану, улыбнулась брату.— Все, Роланд. Он знает правду.— Он знает? — удивился Роланд.— Я ему сказала, — вздохнула Рега, глядя в глаза Пайтану.— Великолепно! Это просто превосходно! — Роланд метнул разтар клинками в мох, прикрывая гневом страх. — Сначала мы теряем деньги за оружие, теперь мы теряем эльфа.Все, на что мы предполагали жить…Удар огромного барабана из змеиной кожи прокатился по джунглям, вспугнув птиц, которые захлопали крыльями и закричали, заметавшись среди деревьев. Барабан загудел снова. Роланд замер, прислушиваясь, лицо его побледнело. Рега обняла Пайтана, ее взгляд был устремлен к городу.— Что это такое? — спросил Пайтан.— Они бьют тревогу. Созывают всех мужчин защищать поселение от нападения.Рега испуганно оглянулась. Птицы поднялись в воздух, заслышав барабан, но их громкие крики уже умолкли. Джунгли были тихи и смертельно спокойны.— Ты хотел знать, на что вы будете жить? — Пайтан взглянул на Роланда. — Возможно, это уже не имеет значения.Никто не обращал внимания на гнома, иначе они заметили бы, что губы Другара скривились в недоброй усмешке. Глава 23. ГРИФФИТ, ТИЛЛИЯ Они бежали по тропе, направляясь к городку. Тропа была широкой, торной и ровной.Они спешили. Впереди уже показался город, когда Роланд вдруг остановился.— Подождите! — выдохнул он. — Чернобород. Рега и Пайтан остановились рука об руку, поддерживая друг друга.— А что?..— Гном. Он не поспевает за нами, — сказал Роланд, переводя дух. — Они не пропустят его в ворота, если мы не поручимся за него.— Тогда он просто вернется в туннели, — сказала Рега. — Может быть, он это и сделал.Я его не слышу. — Она прижалась к Пайтану. — Идемте скорее!— Идите вперед, — хрипло сказал Роланд. — Я подожду.— Что на тебя напало?— Гном спас нам жизнь.— Твой муж.., твой брат прав, — сказал Пайтан. — Мы должны подождать его. Рега покачала головой.— Мне это не нравится. Он мне не нравится. Я видела, как он иногда на нас смотрит, и я…Топот обутых в тяжелые башмаки ног и тяжелое дыхание не дали ей договорить.Другар ковылял по тропе, опустив голову. Он смотрел себе под ноги и врезался бы прямо в Роланда, если бы тот не остановил его.Гном поднял голову и смахнул пот, заливавший ему глаза.— Почему.., остановились? — спросил он, немного отдышавшись.— Ждали тебя, — сказал Роланд.— Все в порядке, он здесь. Идем! — Рега огляделась по сторонам. Барабан гремел, как их собственные сердца, и это был единственный звук в джунглях.— Давай, Чернобород, я тебе помогу, — предложил Роланд.— Оставь меня в покое! — просипел Другар, отпрянув. — Я не отстану.— Как хочешь, — пожал плечами Роланд, и они вновь пустились бегом, разве что теперь помедленнее, подлаживаясь под гнома.Когда они добрались до Гриффита, то обнаружили, что ворота не только закрыты, но и забаррикадированы: бочонки, обломки мебели и прочий мусор, который поспешно сбрасывали со стен перепуганные горожане.Роланд махал стражам и кричал, пока над краем стены не появилась чья-то голова.— Кто там?— Я, Роланд! Харальд, ты осел. Если ты не узнал меня, то должен был узнать Регу!Впусти нас!— Кто там с вами?— Эльф по имени Квин, он из Эквилана. Еще гном, Чернобород, из Турна.., или того, что от него осталось. Так ты пропустишь нас или оставишь нас тут торчать весь день?— Вы с Регой можете пройти, но остальные двое — нет.— Харальд, ублюдок ты эдакий, если я сейчас не войду, я разнесу здесь…— Харальд! — Звонкий голос Реги перекрыл голос ее брата. — Этот эльф — торговец оружием! Эльфийским оружием! Магическим! А у гнома есть информация о.., о…— О враге, — быстро вставил Пайтан.— О враге. — У Реги пересохло в горле.— Подождите здесь, — сказал Харальд. Голова исчезла. Вместо нее возникла другая и уставилась на четверых пришельцев.— А куда же я денусь, черт бы его побрал? — пробормотал Роланд. Он оглянулся через плечо. — Что это? Вон там?Все испуганно повернулись, приглядываясь.— Ничего! Это только ветер, — сказал Пайтан.— Не делай так больше, Роланд! — выдохнула Рега. — Ты меня почти до смерти перепугал. Пайтан разглядывал баррикаду.— Это их не удержит…— Удержит! — прошептала Рега, переплетая свои пальцы с пальцами эльфа. — Должно!Над стеной появились голова и плечи. Голова была в коричневом отполированном шлеме из панциря тироса, на плечах сверкал такой же до-спех.— Говоришь, эти люди из нашей деревни? — спросила голова в шлеме у лысой, торчавшей рядом.— Да, двое. Не эльф и не гном…— Но эльф — торговец оружием. Очень хорошо. Пустите их и проведите в штаб.Голова в шлеме исчезла. Послышалась возня — отодвигались бочонки, тележки и доски, составлявшие баррикаду у ворот. Наконец деревянные ворота открылись— ровно настолько, чтобы в образовавшуюся щель можно было пролезть. Плотный широкоплечий гном в своем тяжелом кожаном доспехе застрял посредине, так что Роланду пришлось подталкивать его сзади, а Пайтану — тянуть спереди.Ворота за ними тут же захлопнулись.— Вы должны идти к сэру Латану, — наставительно сказал Харальд, указывая в сторону кабачка.Возле кабачка прохаживались рыцари, проверяли свое оружие, собирались кучками и разговаривали, держась особняком от толпы взволнованных горожан.— Латан? — Рега подняла брови. — Младший брат Реджинальда? Не верю!— Ага, я и не думал, что мы удостоимся такой чести, — добавил Роланд.— Кто такой Реджинальд? — спросил Пайтан. Они направились к кабачку, гном по пути осматривал все мрачным, тревожным взглядом.— Реджинальд Тернцийский. Наш лорд и правитель. Он, видимо, послал сюда отряд рыцарей под командованием своего младшего брата. Я полагаю, они собираются остановить титанов здесь, прежде чем те доберутся до столицы.— Может быть, это совсем не из-за этих.., этих тварей, — сказала Рега, которой стало холодно, несмотря на яркое солнце. — Причина может быть какой угодно. Рейд Морских Королей, например. Ты не знаешь ничего, так и заткнись!Она остановилась, посмотрела на кабачок, возле которого толклись люди, пугая друг друга и себя самих жуткими слухами о неведомом враге.— Я не пойду туда. Я иду домой.., мыть голову Рега обняла Пайтана за шею, привстала на цыпочки и поцеловала его в губы.— До вечера.Он попытался задержать ее, но она убежала слишком быстро, расталкивая толпу.— Может, мне пойти с ней… Роланд положил ему руку на плечо.— Оставь ее в покое. Она испугана до чертиков. Ей нужно время, чтобы взять себя в руки.— Но я могу помочь ей…— Нет, ей это не понравится. Она горда. Когда мы были детьми и мамаша била ее до кровавых рубцов, Рега никогда никому не показывала слез. Кроме того, я не думаю, что у тебя есть выбор.Роланд указал на рыцарей. Пайтан увидел, что они прекратили свои разговоры и смотрят прямо на него. Человек был прав — если он сейчас уйдет, они подумают, что у него недоброе на уме.Они с Роландом шли к кабачку, Другар шумно топал за ними следом. В городе царил хаос: одни спешили к баррикаде с оружием в руках, другие торопились уйти, целые семьи уходили, оставляя дома. Внезапно Роланд остановил Пайтана, протянув руку.— Слушай, Квиндиниар, после того, как мы потолкуем с этим рыцарем и докажем ему, что ты не в сговоре с врагом, почему бы тебе не отправиться домой.., одному.— — Я не уйду без Реги, — тихо сказал Пайтан. Роланд прищурился и улыбнулся.— Да? Ты собираешься жениться на ней?Вопрос застал Пайтана врасплох. Он твердо намеревался ответить, но тут перед ним предстало видение его старшей сестры.— Я…я…— Слушай, я не собираюсь защищать «честь» Реги. У нас ее никогда не было, нам это не по средствам. Наша мамаша была городской шлюхой. Рега покувыркалась по постелям, но ты первый мужчина, который ее волнует. Я не позволю Причинить ей вред. Понимаешь?— Ты очень сильно любишь ее, верно? Роланд пожал плечами, резко развернулся и пошел дальше.— Наша мамаша сбежала, когда мне было пятнадцать. Реге было двенадцать. Все, что у нас было, — мы сами. Мы сами пробивались в этом мире и ни у кого не просили помощи.Уясни это и оставь нас в покое. Я скажу Реге, что ты отправился вперед, проведать семью.Она немножко пострадает, но не так сильно, как если ты.., ну.., ты знаешь…— Да, я знаю, — сказал Пайтан. Роланд прав. Я должен уйти, причем немедленно, уйти сам. Эта связь не может принести ничего, кроме разбитого сердца. Я это знаю, я знал это с самого начала. Но я никогда не относился ни к одной женщине так, как к Реге!Пайтана мучило и жгло желание. Когда она сказала «до вечера», когда он заглянул в ее глаза и увидел в них обещание, он думал, что его сердце не выдержит. Он может обнять ее сегодня вечером, спать с ней…А назавтра уйти?Тогда я завтра возьму ее с собой. Заберу ее домой, к.., к Каландре. Он представил себе бешенство сестры, услышал ее язвительные замечания. Нет, это будет нечестно по отношению к Реге.— Эй. — Роланд ткнул его локтем в бок.Пайтан очнулся от размышлений и увидел, что они пришли к кабачку. У двери на посту стоял рыцарь. Он окинул взглядом Роланда и куда внимательней присмотрелся к Пайтану, а потом и к Другару.— Входите, — сказал он, распахивая дверь.Пайтан вошел внутрь и замер. Он не узнавал кабачка. Общий зал превратился в арсенал.Вдоль стен стояли рыцарские щиты, украшенные гербами, перед щитами рыцари разложили свое оружие. Посреди зала на полу была куча другого оружия — очевидно, предназначенного для раздачи горожанам, случись в том нужда. Пайтан приметил среди оружия магическое, но такого было немного.Зал был пуст, если не считать рыцаря, сидевшего за столом и занятого едой и питьем.— Это он, — сказал Роланд вполголоса.Латан был молод, не старше двадцати восьми лет, хорош собой, черноволос, с черными усами, какие в обычае у тиллийских лордов. Верхнюю губу рассекал старый шрам, придававший его лицу выражение веселья.— Извините, что я столь невежлив и обедаю у вас на глазах, — сказал сэр Латан.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...