ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Как ты думаешь, она далеко отсюда? Я что-то устал.Зифнеб посмотрел на Лентана и ласково улыбнулся. Голос его смягчился.— Нет, уже недалеко, друг мой. — Старик погладил бледную, худую руку Лентана. — Недалеко. На самом деле я не думаю, что нам нужно идти дальше. Я полагаю, что она придет к нам.— Прекрасно! — Бледные щеки эльфа слегка порозовели. Он встал, нетерпеливо озираясь, но почти сразу же упал на прежнее место. Он опять побледнел — до синевы, и хватал ртом воздух. Зифнеб обнял эльфа за плечи, устраивая его поудобнее.Лентан попытался улыбнуться.— Я не должен был так торопиться. У меня закружилась голова. — Он умолк, потом добавил:— Я уверен, что умираю.Зифнеб потрепал его по руке:— Ну-ну, старина. Не стоит торопиться с выводами. Просто неудачное заклинание, вот и все. Это пройдет…— Пожалуйста, не лги мне. — Лентан слабо улыбнулся. — Я готов. Я был так одинок.Очень одинок.Старик промокнул глаза кончиком бороды.— Ты больше не будешь одинок, друг мой. Никогда.Лентан кивнул, потом вздохнул.— Это все потому, что я слишком слаб. Мне понадобятся силы, чтобы уйти с ней, когда она придет. Ты.., ты не будешь возражать, если я обопрусь на твое плечо? Совсем ненадолго! Пока все не перестанет кружиться у меня перед глазами!— Я знаю, как ты себя чувствуешь, — сказал Зифнеб. — Немного не по себе, потому что ничто не остается на месте, как тогда, когда мы были молодыми. Я виню в этом современные технологии. Ядерные реакторы.Старик прислонился к толстому стволу, эльф преклонил голову на его плечо. Зифнеб продолжал болтать что-то о кварках. Лентану нравился звук его голоса, хотя он и не прислушивался к словам. С улыбкой на губах он терпеливо вглядывался в тени и ждал свою жену.— И что нам теперь делать? — спросил Роланд, гневно взглянув на Алеату. Он показал вперед, на мутную воду, преградившую им путь. — Я говорил, что ей не нужно идти, эльф.Надо было оставить ее позади.— Никто меня не оставит позади! — возразила Алеата, но она и без того держалась сзади, чтобы не приближаться к стоячей воде. Говорила она на своем языке, но людской понимала. Эльфы и люди, может, и провели время на корабле в непрерывной борьбе, но по крайней мере они научились оскорблять друг друга на соответствующих языках.— Может, тут есть обходной путь, — сказал Пайтан.— Если он и есть, — Рега вытерла потное лицо, — то потребуется несколько дней прорубаться сквозь джунгли, чтобы отыскать его! Я не знаю, как этот старик прошел здесь с такой скоростью.— Магия, — пробормотал Роланд. — И вероятно, магия же перенесла их через этот пруд. Однако нам это не поможет. Мы должны или обойти его, или переплыть.— Плыть! — Алеату передернуло.Роланд не сказал ничего, он только посмотрел на нее — но этим взглядом сказал все.Избалованное, испорченное отродье…Откинув назад волосы, Алеата побежала вперед и, прежде чем Пайтан смог остановить ее, ухнула в воду.Воды было по колено. По ее поверхности пошли грязные масленые волны, которые внезапно взрезало извивающееся тело, быстро скользившее прямиком к эльфийке.— Змея! — закричал Роланд, прыгая в воду перед Алеатой и бешено размахивая разтаром.Пайтан вытащил Алеату обратно на берег. Роланд яростно всаживал клинки в воду.Потеряв жертву из виду, он остановился и огляделся.— Куда она делась? Ты видел ее?— Полагаю, она удрала в тростники. — Рега показала в сторону.Роланд пошумел еще, внимательно оглядываясь и держа разтар наготове.— Ты идиотка! — Он задыхался от ярости. — Она могла оказаться ядовитой! Ты чуть не убила себя!Алеата дрожала в мокрой одежде, лицо ее было бледно, во взгляде читался вызов.— Ты не.., не оставишь меня позади, — с трудом выговорила она, стуча зубами. — Если ты можешь перейти пруд, то и я могу!— Мы в кожаных башмаках, в кожаной одежде! Мы можем.., а, да что толку! — Роланд сгреб Алеату и поднял ее на руки.— Поставь меня обратно! — затрепыхалась Алеата. Непроизвольно она заговорила по-людски, не задумавшись об этом. — Отпусти!— Не сейчас. Я подожду, пока не доберусь до середины, — буркнул Роланд, входя в воду.Алеата посмотрела в пруд и вздрогнула от воспоминания. Ее руки обвились вокруг его шеи, она крепко обняла его.— Ты ведь не сделаешь этого? — спросила она, прижимаясь к нему.Роланд посмотрел ей в лицо — оно было так близко. Лиловые глаза, широко открытые от страха, были темными, как вино, и опьяняли куда сильнее. Ее волосы реяли вокруг, касаясь его кожи. Ее тело было легким, теплым и трепетным. Любовь обрушилась на него, закипев в крови, причиняя больше страданий, чем змеиный яд.— Нет, — сказал он внезапно охрипшим голосом и ухватил ее крепче.Пайтан и Рега шли за ними.— Что это? — Рега обернулась.— Рыба, кажется, — сказал Пайтан, быстро шагнув к ней. Он взял ее за руку, и Рега обнадеживающе улыбнулась ему.Лицо эльфа было сурово и торжественно, он предлагал ей защиту — и ничего более.Улыбка угасла. Они пошли дальше молча, старательно глядя в воду. Пруд, по счастью, был неглубок, и в середине его вода доходила только до колен. Выбравшись на противоположный берег, Роланд опустил Алеату наземь.— Спасибо, — сказала Алеата.Ей было трудно говорить. Не потому, что она говорила по-людски, а потому, что ей было тяжело говорить с этим мужчиной, который вызывал у нее такие приятные и такие запутанные чувства. Ее взгляд скользнул по его губам, и она вспомнила его поцелуй и тот огонь, который охватил ее. Она подумала — повторится ли это еще раз. Он стоял так близко.Ей надо всего-то придвинуться чуть ближе, меньше, чем на половину шага…И тут она вспомнила. Он ненавидел ее, насмехался над ней. Она слышала его слова:«Надеюсь, ты сгниешь здесь.., дура.., идиотка». Его поцелуй был насмешкой, издевательством.Роланд взглянул на бледное лицо, обращенное к нему, и увидел, что на нем застыло выражение презрения. Его желание обратилось в лед.— Не стоит благодарности, эльфийка. Да и потом, что такое мы, люди, как не ваши рабы?Он шагнул в сторону и пошел в джунгли. Алеата последовала за ним. Ее брат и Рега шли отдельно. Каждый из них четверых был несчастен. Каждый был в смятении. И каждый из них думал, что вот если бы другой сказал хоть слово, то все стало бы на свои места. И тем не менее каждый решил, что ни за что не заговорит первым.Молчание становилось тягостным, оно росло, и уже казалось — это живое существо, присоединившееся к маленькому отряду. Ощущение его присутствия было столь мощным, что, когда Пайтан решил, что слышит сзади какой-то звук — как будто по воде шлепают тяжелые башмаки, — он промолчал, не сказав об этом остальным. Глава 36. ГДЕ-ТО НА ПРИАНЕ Эпло и его пес шли по дороге. Патрин внимательно разглядывал стены, но никого не увидел. Он прислушивался, но не слышал ничего, кроме шума ветра в скалах. Он был один на прогретом солнцем склоне.Дорожка привела его прямиком к большой металлической двери, сделанной в виде шестиугольника, исписанного рунами, — городским воротам. Гладкие беломраморные стены возвышались над ним — в десять раз выше его. Он коснулся рукой мрамора: стены были отполированы так гладко, что и паук не смог бы взобраться по ним. Ворота были заперты. Их охраняла магия, от которой знаки на теле Эпло зашевелились. Сартаны были здесь абсолютными владыками. Без их ведома и позволения никто не мог войти в город.— Привет страже! — воскликнул Эпло, задрав голову к башням.Только эхо откликнулось, повторяя его слова.Пес, встревоженный отзвуком хозяйского голоса, запрокинул голову и завыл. Скорбный вой отразился от стен, приведя в замешательство самого Эпло, который успокаивающе положил руку на голову псу. Когда эхо умолкло, он прислушался, но не услышал ничего.Теперь можно было не сомневаться. Город был пуст и покинут.Эпло думал о мире, где постоянно светит солнце, и о влиянии этого нового мира на тех, кто привык к смене дня и ночи. Он думал об эльфах и людях, ютящихся на деревьях, подобно птицам, и о гномах, которые зарылись в мох от безнадежного воспоминания об их подземных жилищах. Он думал о титанах и их ужасающих трагических поисках.Он окинул взглядом стройные сверкающие стены, приложив руку к белому мрамору.Камень был странно холодным под лучами солнца. Холодным, твердым и непроницаемым, как прошлое тех, кого изгнали из рая. Он не понимал ничего. Свет, например. Это было во многом похоже на Кикси-Винси Ариануса. Какова его цель? Зачем он здесь? Эпло раскрыл ту тайну — или, вернее, ее ему раскрыли. Он был уверен, что разгадает тайну звезд Приана.Тем более что он был на одной из них.Эпло посмотрел на шестиугольные ворота. Он узнал рунную структуру, покрывавшую их серебряную поверхность. Одной руны не хватало. Примени этот знак, и ворота откроются. Это было простейшее построение, элементарная сартанская магия. Зачем?Никто, кроме сартанов, не знал рунной магии.Ну или почти никто.Эпло провел руками вверх и вниз по гладкой стене. Он знал магию сартанов, он мог открыть ворота. Однако он предпочел не делать этого. Использование их рунной структуры вызывало у него чувство собственной неловкости и неуклюжести, как у ребенка, рисующего руны в пыли. Кроме того, ему доставит огромное удовольствие прорваться через эту предположительно непроницаемую стену при помощи собственной магии. Магии патринов.Злейших врагов сартанов.Подняв руки, Эпло коснулся мрамора и начал рисовать руны.— Тихо.— Я ничего не говорила.— Да нет, просто постой тихо. Кажется, я что-то слышу.Четверо остановились и застыли на месте, затаив дыхание. Джунгли тоже были тихи. Ни ветерка в листве, ни зверя в подлеске, ни птицы в ветвях. Сперва они не услышали ничего.Тишина была тяжелой и душной, как жара. Тени деревьев окружали их, и на лицах путников выступил холодный пот.И тут они услышали голос.— Я так и сказал Джорджу. «Джордж, — сказал я, — третья серия сущее барахло.Жеманные меховые твари. Те из нас, у кого есть здравый смысл, воспылали диким желанием набить из них всех…»— Подожди, — сказал другой голос, усталый и слабый. — Ты ничего не слышал? Мне кажется, я слышал что-то. Я думаю, что это она.— Отец! — закричала Алеата и рванулась вперед.Прочие побежали за ней и выскочили на прогалину. Эльф и люди выхватили оружие.Они остановились, оглядываясь и чувствуя себя полными дураками, поскольку не обнаружили ничего более опасного, чем старый человек и эльф средних лет.— Отец! — Алеата бросилась к Лентану, но путь ей преградил старик.Зифнеб поднялся со своего места под деревом и преградил им путь. Лицо его было сурово и возвышенно. Позади него Лентан Квиндиниар протянул руки перед собой, и лицо его озарилось неземным светом.— Моя дорогая Элитения! — выдохнул он, делая шаг вперед. — Как ты прекрасна!Совсем такая, какой я тебя помню!Четверо проследили за его взглядом, но не увидели ничего, кроме колеблющихся теней.— С кем он говорит? — спросил Роланд, понизив голос.Глаза Пайтана наполнились слезами, он опустил голову. Рега, подкравшись поближе, взяла эльфа за руку и крепко сжала.— Пусти меня! — гневно воскликнула Алеата. — Я нужна ему!Зифнеб сжал ее руку с неожиданной силой.— Нет, дитя. Больше не нужна.Алеата, лишившись дара речи, посмотрела на него, потом на отца. Лентан раскинул руки, как будто стремился обнять кого-то, видимого только ему.— Это все мои ракеты, Элитения, — сказал он с оттенком гордости. — Мы проделали весь этот путь благодаря моим ракетам. Я знал, что ты будешь здесь. Я смотрел в небо и видел, как ты сияешь надо мной чистым и ясным светом.— Отец, — прошептала Алеата.Он не слышал и не видел ее. Лицо его исполнилось радости, и слезы счастья потекли по щекам.Лентан прижал руки к груди, обнимая воздух, и упал в мох.Алеата вырвалась из рук Зифнеба. Опустившись на колени рядом с отцом, она приподняла его.— Прости меня, папа, — проговорила она сквозь слезы. — Прости меня! Лентан улыбнулся ей.— Мои ракеты.Его глаза закрылись, он вздохнул и обмяк на руках дочери. Со стороны казалось, что он просто крепко заснул.— Папа, пожалуйста! Я тоже была одинока. Я не знала, папа. Я не знала! Но теперь мы все вместе, мы здесь!Пайтан мягко отстранил Регу и присел рядом.Поднял холодную влажную руку Лентана, попытался нащупать пульс. Потом выпустил руку. Обняв сестру, он привлек ее к себе.— Слишком поздно. Он не слышит тебя, Теа.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...