ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Роланд сплюнул кровь — у него была рассечена губа.— Они не станут стрелять в меня!— Очень нам это поможет!— Они не причинят вам вреда, если вы будете со мной. — Пайтан вовсе не был уверен в том, что говорит.— Если здесь и есть путь.., я его не знаю, — сказала Рега. Ее била дрожь; ей пришлось вцепиться в седло, чтобы не упасть.Пайтан пошел разведать путь в направлении залива, но почти тут же они с карганом безнадежно запутались в густом подлеске. Эльф прорывался вперед, не желая признать поражения, но понимал, что даже если они сумеют здесь продраться, путь займет несколько часов. А у них не было времени. Он устало повернул назад.Шум, доносившийся с главного пути, становился все громче. Они слышали звуки ударов, плеск воды — люди бросались в воды залива Китни.Роланд слез с седла и огляделся по сторонам.— В конце концов, мне все равно где умирать.Пайтан медленно слез со своего каргана и подошел к Реге. Он протянул руки, и она соскользнула в его объятия.— Я не могу смотреть, Пайтан, — сказала она. — Обещай мне, что я не увижу их!— Не увидишь, — прошептал он, гладя ее темные волосы. — Смотри на меня.Роланд встал прямо на дороге, глядя туда, откуда должны были появиться титаны. Его страх прошел, или, возможно, он просто слишком устал, чтобы бояться.Другар, с ужасающей усмешкой на бородатом лице, положил руку на пояс и сжал костяную рукоять ножа.По одному удару для каждого из них, и последний — для себя. Глава 25. ВЕРШИНЫ ЭКВИЛАН Эпло лежал во мху, прикрыв глаза от солнца, и считал в небе звезды.Он насчитал двадцать пять, видимых достаточно хорошо. Лентан Квиндиниар уверял его, что, как всем известно, эльфы насчитывают их девяносто семь. Разумеется, не все они видны одновременно. Некоторые из них угасли, и еще много сезонов их не будет видно.Эльфийские астрономы также считали, что над горизонтом тоже есть звезды, которые невозможно увидеть из-за атмосферы. Поэтому они полагали, что всего на небе может быть от ста пятидесяти до двухсот звезд.Это было совсем не похоже на то, что Эпло когда-либо слышал о звездах. Он подумывал о том, что это могут быть луны. Согласно изысканиям его повелителя, в древнем мире была луна. Но в описаниях этого мира, оставленных сартанами, лун не было, да и Эпло во время своего полета не видел ничего хотя бы отдаленно похожего на луну. Опять же, если бы это были луноподобные объекты, они вращались бы вокруг мира, а эти огоньки явно неподвижны. Или скорее неподвижна планета Приан. Она не вращается. Здесь нет дня и ночи. Зато есть странный цикл изменения яркости звезд — довольно долго они ярко светят, затем тускнеют, затем опять становятся видны.Эпло сел, огляделся в поисках пса и обнаружил, что тот бродит по двору, принюхиваясь к странным и незнакомым запахам. Патрин был во дворе один — все остальные спали, и он почесал перевязанные руки. Первые несколько дней повязки всегда раздражали кожу.Может быть, эти огоньки не более чем природные явления, свойственные этой планете.А это значит, что я напрасно трачу время на размышления о них и о солнце. Кроме того, я послан сюда не для того, чтобы изучать астрономию. У меня есть более важные дела.Например, что делать с этим миром?Вечером Лентан Квиндиниар нарисовал Эпло картину мира, каким его видят эльфы.Рисунок был в точности таким же, как тот, который Эпло видел на Нексусе,— сфера с огненным шаром внутри. Над миром эльф дорисовал звезды и солнце. Он показал их положение в этом мире — или то, что эльфийские астрологи определяют как их положение, — и рассказал, как столетия назад эльфы пересекли море Парагна и достигли Дальних пределов.— Это все чума, — объяснил Лентан. — Они бежали от нее. Иначе они никогда не покинули бы свои дома.Достигнув Дальних Пределов, эльфы сожгли свои корабли, разорвав тем самым все связи с прошлым. Пра-пра-пра-прадед Лентана был одним из немногих исследователей, изучавших земли, лежавшие к закаду, и в этих странствиях набрел на орнит, навигационный камень, который и сделал ему состояние. Используя этот камень, он смог вернуться в Дальние Пределы. Он рассказал эльфам о своем открытии и предложил работу тем, кто хотел исследовать неизвестные земли.Без представления о навигации исследование новых земель крайне рисковано, поскольку вряд ли путник сможет найти обратный путь.Эквилан был в начале своего существования маленькой добывающей коммуной. Он мог таким и остаться, если бы не распространение людских владений на закаде. Люди из Тиллии, как она стала потом называться, путешествовали там по своим делам вдоль Теринтийского океана. Король Георг Единственный — отец легендарных пяти братьев — привел свой народ в эту страну, предположительно убегая от кого-то ныне забытого.Эльфы не та раса, которой нужно постоянно распространяться вширь. У них нет побуждений к тому, чтобы завоевывать другие народы и захватывать земли. Основав Эквилан, эльфы получили все, что хотели. А хотели они торговать.Эльфы приветствовали людей, которые были крайне заинтересованы в покупке эльфийского оружия и прочего товара. По мере того как время шло и людское население росло, людям все больше переставало нравиться то, что эльфы заняли обширные и удобные земли к югринту от них. Тиллийцы попытались продвинуться на северинт, но напоролись на Морских Королей — свирепых воинов, перешедших через Звездное море во время войны с Каснарской империей. Далее к северинту и встоку находились мрачные твердыни гномов. К тому времени эльфы стали сильны и могущественны. Люди были слабы, разрозненны и зависели от эльфов. Тиллийцы ничего не могли поделать, кроме как ворчать и поглядывать с завистью на соседние страны.О гномах Лентан знал мало, разве только то, что, по слухам, они основали свои королевства задолго до рождения его деда.— Но откуда вы пришли изначально? — спросил Эпло. Он знал ответ, но ему было любопытно узнать, что здешние народы знают о Разделении; к тому же он надеялся, что подобная информация может навести его на след сартанов. — Я имею в виду — еще раньше по времени, много раньше.Лентан пустился в долгие и путаные объяснения, и Эпло скоро совершенно запутался в сложных мифах. Явно все зависит от того, кто рассказывает. У эльфов и людей в мифах творения было что-то насчет изгнания из рая. Гномы верили Орн знает во что.— Какова политическая ситуация в людских странах?Лентан потупился.— Боюсь, я не смогу точно сказать вам. Исследователь в нашей семье — мой сын. Отец никогда не думал, что я буду вполне доволен…— Ваш сын? А где он? — Эпло огляделся, раздумывая, уж не спрятался ли эльф в чулан, что, принимая во внимание всеобщую чокнутость в этом доме, не выглядело очень уже невероятным. — Могу я поговорить с ним?— Нет, Пайтана здесь нет. Он в людских землях. Боюсь, он вернется еще не скоро.Это отнюдь не обнадежило Эпло. Патрин начал чувствовать, что его миссия здесь — пустое дело. Он предполагал раздуть хаос, чтобы облегчить своему повелителю дальнейшие шаги в этом мире. Но на Приане гномы хотели только, чтобы их оставили в покое, люди сражались друг с другом, а эльфы им помогали. У Эпло почти не было шансов побудить людей воевать с эльфами — трудно нападать на того, кто сам снабжает вас оружием. Никто не хотел сражаться с гномами — никому не было нужно то, что было у гномов. Эльфов нельзя было побудить к завоеваниям — хотя бы потому, что в их словаре не было такого слова.— Статус-кво, — сказал Лентан Квиндиниар. — Это древнее слово, оно означает.., как бы это сказать.., ну.., статус-кво.Эпло узнал слово и знал, что оно означает. Неизменность. Как это было далеко от того хаоса, который он обнаружил (и которому помог продолжаться) на Арианусе.Разглядывать яркие огоньки, сияющие в небе, патрину становилось все скучнее. Он был озадачен. Даже если я заварю какую-нибудь кашу в этом государстве, сколько стран мне придется обойти, чтобы везде сделать то же? Здесь может быть столько же государств, сколько.., ну, скажем, сколько огоньков в небе. И кто знает, сколько их там еще? Может, на то, чтобы найти их, потребуется вся моя жизнь? Я не могу столько ждать. И мой повелитель тоже.Это бессмысленно. Сартаны были организованны, систематичны, следовали логике.Они никогда не рассыпали цивилизации в беспорядке, как здесь, и не оставляли их жить самих по себе. Они должны были что-нибудь упорядочить. У Эпло не было ключа к разгадке.Разве что старик. Он явно безумен. Но безумен ли он как вратокрушитель или он безумен как Волкун? Первое означало, что он безвреден для всех, кроме, может быть, себя самого. Второе означало, что за ним нужно присматривать. Эпло помнил ошибку, совершенную им на Арианусе, когда человек, которого он посчитал дураком, оказался кем угодно, но только не дураком. А со стариком было много неясного.Лабиринт берет дань с тех, кто в нем заключен. Тех патринов, которые из-за лишений сходят с ума, называют «вратокрушителями» за своеобразную форму, которую принимает их безумие. Жертвы его слепо бегут в глушь, воображая, что они достигли Последних Врат.И как будто сами мысли о нем призвали старика (как часто случалось в Лабиринте) — взгляну» вверх, Эпло обнаружил Зифнеба, взирающего па него сверху вниз.— Это ты? — раздался дрожащий старческий голос.Эпло встал, отряхиваясь от мусора.— О, нет, нет, — растерянно сказал Зифнеб, тряся головой. — Однако, — он пристально посмотрел на Эпло, — кажется, я искал тебя. Пойдем, пойдем. — Он взял Эпло под руку. — Мы идем… Спасать! Ой! Хороший песик. Хороший песик…Увидев, как чужой пристает к хозяину, пес просил преследовать воображаемую добычу и поспешил встретиться лицом к лицу с неприятелем. Он встал перед волшебником, оскалил зубы и яростно зарычал.— Отпусти мою руку, старик, — посоветовал Эпло.— А, да… — Зифнеб торопливо выпустил его. — прекрасное.., прекрасное животное.Рычание стихло, но пес продолжал смотреть на старика с сильным подозрением.Зифнеб полез в карман.— У меня была мозговая косточка пару недель назад. Осталась от обеда. А ты встречал моего дракона?— Это угроза? — спросил Эпло.— Угроза? — Старый волшебник был настолько потрясен, что даже потерял шляпу. — Нет.., конечно же, нет! Это просто.., мы сравнивали наших любимцев… — Зифнеб понизил голос, нервно оглядываясь. — На самом деле мой дракон вполне безобиден. Я наложил на него заклятие…— Идем, пес, — неприязненно сказал Эпло и направился к кораблю.— Призрак великого Гэндальфа! — вскричал Зифнеб. — Если у него был призрак… Я в этом сомневаюсь. Он был таким снобом… О чем это я? А, спасение! Чуть не забыл. — Старик подобрал свою хламиду и побежал следом за Эпло. — Идем! Идем! Нет времени!Спеши!Его белые волосы поднялись дыбом, борода торчала во все стороны. Зифнеб обогнал Эпло. Оглянувшись, он приложил палец к губам.— Только тихо. Не хочу, чтобы он, — кивок куда-то вниз, — знал.Эпло остановился. Скрестив руки на груди, он с некоторым любопытством следил за стариком: тот неизбежно должен был врезаться в магический барьер, которым патрин окружил свой корабль.Зифнеб подошел и коснулся рукой корпуса.Ничего не случилось.— Эй, отойди оттуда! — Эпло пустился бегом. — Пес, останови его!Пес рванул вперед и ухватил старика за хламиду как раз тогда, когда Зифнеб полез через перила.— Пошел! Пошел! — Зифнеб отмахивался от пса шляпой. — Я превращу тебя в поросенка! Лет а була… Нет, погоди. Это превратит в поросенка меня. Отпусти меня, ты, зверюга!— Пес, сидеть, — приказал Эпло, и собака послушно села, отпустив старика, но бдительно за ним наблюдая. — Слушай, старик. Я не знаю, как ты справился с моей магией, но я тебя честно предупреждаю. Отойди от моего корабля…— Мы собираемся в путь? Ну конечно же, собираемся. — Зифнеб робко взял Эпло за руку. — Вот почему мы здесь. Прекрасный у тебя хозяин, — добавил он, обращаясь к псу, — только глупый.Волшебник перепрыгнул через перила и пошел себе через палубу, направляясь на мостик с совершенно неожиданной для человека преклонных лет скоростью.— Проклятие! — выругался Эпло, спеша за ним. — Пес!Животное подпрыгнуло и бросилось вперед. Зифнеб уже скрылся из виду, спустившись по лестнице на мостик. Пес прыгнул следом.За ними спустился Эпло. Он прибежал на мостик. Зифнеб с любопытством разглядывал покрытый рунами рулевой камень.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

загрузка...