ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

– Или сто семьдесят шесть. После ста пятидесяти я сбился со счета.
– Понимаешь теперь, что я хочу сказать?
– Нет. Мне предначертано было стать Стражником еще до моего рождения, и я всю жизнь был Стражником, и никем другим. И владению оружием меня обучали с детства.
– Тогда я постараюсь тебе объяснить, – сказал сэр Реджи. – Возьмем, к примеру, музыкантов. Настоящих музыкантов. Кто такой музыкант? Это не просто человек, который дергает струны в определенной последовательности или дует в трубу, импровизируя с напором воздуха. Музыкант – это человек, который чувствует внутреннюю гармонию и воплощает ее в гармонию внешнюю посредством своего инструмента.
– Забубенно звучит, – сказал Кимли. – А при чем тут оружие?
– Не торопись, скоро будет и про оружие, – сказал сэр Реджи. – Случается так, что настоящий музыкант берет в руки инструмент, которого он раньше и в глаза не видел. Но, поскольку он настоящий музыкант, он чувствует гармонию этого инструмента, приводит ее в соответствие со своей внутренней гармонией, и вскоре в атмосферу уже льются чарующие звуки музыки.
– Меня сейчас стошнит, – сказал Кимли. – Только не знаю от чего. То ли от этой вони, то ли от твоих речей.
– Тебе просто незнакомо чувство прекрасного, – сказал сэр Реджи. – И, если бы ты меня не перебивал, я бы уже давно закончил. Я вел к тому, что опытный воин подобен музыканту. Я могу взять в руки твой боевой молот…
– Только попробуй, – сказал Кимли.
– Теоретически, – успокоил его сэр Реджи. – И уже через пятнадцать минут тренировки или через пять минут настоящего боя, если в эти пять минут никому не посчастливится меня убить, я буду размахивать им не хуже тебя.
– Сомневаюсь.
– Не сомневайся, – заверил сэр Реджи. – Сомнения губительны для разума и ведут к поражению в бою. Однако я должен признать, что подобная степень мастерства в любой профессии, будь ты музыкант или воин, достигается путем длительного и постоянного совершенствования. Редко кто рождается с подобным талантом, таких по пальцам можно пересчитать. Причем хватит пальцев одной руки.
– Ну? – сказал гном. – Дальше что?
– Времени на подобное совершенствование у нас нет, – сказал сэр Реджи. – Чтобы сэр Геныч достиг такого уровня мастерства, тренируясь с тем оружием, что у меня есть, нам потребуются десятилетия. А у нас есть пара месяцев и меч, конкретный меч, которым ему придется драться. И, если посвятить все оставшееся у нас время тому, чтобы научить сэра Геныча пользоваться именно этим мечом, у нас может что-то получится.
Чтобы хоть как-то заглушить всепроникающий городской запах, я закурил сигарету. Помогало, но очень слабо, жаль, что в багажнике моего скакуна не завалялся ящик кубинских сигар. Верное средство от любых посторонних запахов.
– Пойми, я вовсе не хочу обидеть сэра Геныча, – сказал сэр Реджи. – У него есть задатки бойца, соответствующее телосложение и огромная физическая сила. Но он слишком стар, чтобы начинать обучение с нуля.
– Я не обижаюсь, – сказал я. (Сэр Реджи порой слишком чувствителен.)
– Я понимаю, что ты хочешь сказать. – Кимли почесал бороду. – Только за два месяца…
– Мы приложим все силы, – сказал сэр Реджи. – Но нам будет чертовски сложно работать, даже имея более-менее точную копию Валькирии. А без нее это просто невозможно.
За разговором мы вступили на мост, и доски жалобно заскрипели под нашими ногами. Местами они были гнилые, и щели между ними достигали половины шага, сквозь них была видна бурая жидкость под ногами. От запаха уже щипало глаза.
– Только люди могут жить в таких условиях, – пробормотал Кимли. – У меня в свинарнике так не воняет.
– Люди, которые живут здесь, наверняка позавидуют твоим свиньям, – сказал сэр Реджи.
Стражники преградили нам путь, сомкнув алебарды. Алебарды были ржавыми и все в зазубринах, что наводило на мысли об их нецелевом использовании. Сами стражники выглядели не лучше. Обоим уже явно было за сорок, хлипкого телосложения, небритые, немытые, что в принципе, учитывая место их работы, было не столь важным, кроме того, оба страдали жесточайшим похмельем.
– Кто такие? – спросил один из них, тот, что стоял слева.
– Мы простые путники, – сказал Морган. – Хотим посетить ваш город, чтобы сделать необходимые покупки.
– Вам повезло, сегодня как раз торговый день, – сказал второй стражник.
– У вас слишком много оружия для простых путников, – в унисон ему сказал первый. – Не думаю, что вас стоит пускать.
– Что касается нашего оружия, – сказал Морган, – на это я могу ответить, что места здесь очень неспокойные, и у безоружного человека не много шансов выжить ночью в лесу. А что касается второго заявления… С каких это пор путников не пускают в города, особенно в базарные дни?
– Вы – странная компания, – сказал первый стражник. – Откуда мне знать, что вы не имперские шпионы?
– Потому что у нас есть местные деньги Готов согласиться, что аргумент Моргана был не очень логичен. Шпионы обычно славятся тем, что у них всегда в наличии деньги того государства, на территории которого они шпи… работают. Поэтому фразу волшебника следует расценивать как намек на взятку, а не реальный довод в реальном споре. Доказательством чему служит тот факт, что стражники не стали оценивать логику данного заявления, а просто взяли мзду.

, – сказал Морган, доставая из рукава золотой и показывая его стражникам. – И мы готовы уплатить пошлину.
– За каждого. – Глаза стражников одновременно загорелись нездоровым огнем жажды личного обогащения.
– За всех, – отрезал сэр Реджи. – Иначе мы пойдем к вашему мэру и потребуем объяснений.
Конечно, нас пропустили, и золотой сменил своего хозяина.
Внутри городок пах так же, как и снаружи, да и выглядел не намного лучше. Несмотря на то что дожди в последнее время не проливали благостную влагу на благодатную почву, улицы Кертории по колено были покрыты слоем жидкой грязи, противно хлюпавшей под ногами. Убогие домишки ютились вплотную друг к другу, и зачастую стена одного из них была и стеной другого. Очевидно, таким образом местные архитекторы экономили место под застройку и сами стройматериалы (гнилое дерево и тухлая солома).
Жители были под стать домам. Грязные, в нестираной одежде и в нечищеных башмаках, нечесаные и все как один с затравленным взглядом. Среди них преобладали женщины, дети и старики, мужчин призывного возраста в наличии практически не имелось, воинский набор, сами понимаете. Кто поудачливее ушел на войну с Империей, кому не так повезло – вляпался в местные дрязги на предмет войны с другой такой же нищей и жалкой армией. Понятно, что в подобных междоусобицах нет и призрачного шанса на приличную добычу. (Это мне сэр Реджи объяснил. Правда, никак не могу взять в толк, какая выгода в войне с полчищами орков и зомби, представляющими основную ударную силу Империи. Разве что головы их над каминами вешать.)
Старики сидели на порогах своих лачуг и с тоской взирали на мир. Перед ними прямо в грязи резвились дети, женщины торопились куда-то по своим делам. Заинтересованные взгляды сыпались на нас со всех сторон, сразу было видно, что мы – люди непростые, а непростые люди редко показывают свои носы в подобной дыре.
Улица закончилась главной площадью Кертории, которая по совместительству была и базарной. Торговали сельхозпродуктами и орудиями для их производства, живность была представлена невзрачными козами, одной полудохлой коровой и дюжиной кур. Торговля шла вяло – либо все стоящее продали рано утром, либо, что более вероятно, жители Кертории отнюдь не славились своей покупательной способностью.
Оружие, представленное на площади, исчерпывалось нашим собственным арсеналом.
Сэр Реджи поймал проходившего мимо индивидуума за плечо и рывком развернул лицом к себе.
– Что вы, благородный сэр! – испуганно заверещал бедняга. – У меня и в мыслях не было оскорбить вас своим прикосновением! Умоляю, у меня пятеро детей, больные родители и тетя живет в хижине на болотах…
– История твоей семьи меня мало интересует, любезнейший, – сказал сэр Реджи. – Равно как и ее география. Но ты можешь сделать своим родственникам благо и принести домой золотой, если поможешь нам.
– Все, что пожелает благородный сэр, – скороговоркой заверил человечек. – Но какую услугу такое ничтожество, как я, может оказать такому благородному сэру, как вы?
– Ничтожную! – рявкнул Кимли. – Подскажи путь к ближайшей гномьей лавке, торгующей оружием.
Глаза несчастного горожанина округлились от страха.
– Но, благородный сэр, и вы, благородный сэр гном, в нашем жалком городишке нет гномьих лавок, торгующих оружием, да и ничем другим тоже. У нас просто нет денег, чтобы платить им те деньги, которые они хотят за свои товары. Если благородные сэры…
– Черт с ними, с гномьими лавками, – прервал его сэр Реджи. – Укажи нам путь к любой лавке, торгующей оружием. В вашем жалком городишке вообще оружием торгуют? Оружие, понимаешь? Мечи, копья, луки…
– Мечи, копья, луки, – завороженно повторил горожанин, словно слышал эти слова в первый раз. – У нас маленький городишко, благородные сэры, жалкий, как вы успели заметить, мы не покупаем оружие…
– Как же вы защищаете себя? – презрительно спросил сэр Реджи.
– У мэра есть арсенал, о благородные сэры, и он выдает нам оружие по мере необходимости…
– Где этот арсенал расположен? – спросил сэр Реджи.
– В мэрии, но мэра сейчас нет в городе, и мэрия закрыта, о благородный сэр. – Он весь сжался, словно в ожидании удара меча. – Но есть лавка Тома Смита, он торгует всякой всячиной, может быть, у него найдется и то, что вам нужно. Это на Западной улице, по правой стороне, напротив трактира «Два кабана». Вы не пройдете мимо, это единственный трактир на улице. – И он указал трясущейся рукой в искомую сторону.
Сэр Реджи швырнул обещанный золотой в грязь, бедолага рухнул на колени, подбирая его, а поднявшись, спешно, чуть ли не бегом, скрылся с наших глаз.
Позднее мне удалось установить истинную покупательную способность полновесной золотой монеты, которой так запросто швырялся сэр Реджи. К примеру, на нее можно было купить двух коров. Так что, по местным меркам, сэр Реджи швырнул в грязь целое состояние, и бедолага после встречи с нами имел все шансы стать зажиточным человеком.
– Заниженная самооценка, – прокомментировал сэр Реджи. – Ведет к жалкому существованию.
– Интересно, – с любопытством сказал гном. – То есть ты хочешь сказать, что, если бы он жил в этой вонючей и забытой богами дыре, а думал бы, что он лорд Такой-то, потомок лорда Сякого-то, Повелителя Убогих Болот, и живет в столице местного Нигде, его существование было бы менее жалким?
– Возможно, – сказал сэр Реджи. – Ты видел, в какую сторону он махнул рукой?
– Несомненно.
– Тогда веди нас, Кимли, сын Дэринга из Твердыни Каменной Доблести.

Трактир действительно оказался единственным на улице. И это был единственный дом, на постройку которого пошли более-менее привычные для меня стройматериалы, хотя безжалостное время уже успело оставить на них свой след.
Сруб из старых, прогнивших местами бревен, украшенный вывеской с изображением двух домашних хрюшек. То ли хозяин – или художник, которому хозяин заказывал вывеску, – никогда не видел свирепого дикого вепря, то ли местные кабаны сильно измельчали за последнее время.
Напротив сруба стояла жалкая хижина с гордой и явно повешенной по ошибке вывеской «Лавка тыща милочей». Поскольку других лавок в окрестности не наблюдалось, мы сделали вывод, что перед нами заведение Тома Смита, и вошли внутрь.
Когда одаренный золотым прохожий говорил, что Смит торгует всякой всячиной, он явно не преувеличил. Чего тут только не было. Старые, побитые молью ковры, меблировка, уцелевшая после пожара в каком-то богатом доме, с явным запахом гари, шедшим от кресел, одежда от модного в некоторых кругах Москвы кутюрье Секонд-Хенда, столовая утварь, горшки, кувшины, сковороды, куча всякого хлама и предметов, прямое назначение которых было мне незнакомо ввиду моей малой осведомленности об ассортименте магазинов эпохи Средневековья.
Зато хозяин выгодно отличался от остальных горожан.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...