ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


ПОИСК КНИГ    ТОП лучших авторов книг Либока   

научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и других народов мира,   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн,   действующие идеологии России, Украины, ЕС и США  
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

И я не боюсь твоих деревянных палочек с птичьими перьями.
– А ты? – Не обращая внимания на ответ гнома, Хэлдир уставился на меня. – Назови мне свое имя.
– С какой радости? – спросил я.
– Ты несешь меч, – сказал Хэлдир. – Ты – Избранный?
– Ты говоришь слишком громко, Хэлдир, – сказал Ястреб. – Хочешь навлечь на всех нас большую беду?
– У врага нет ушей в здешних местах.
– Опасное заблуждение думать так, – сказал сэр Реджи. – Недооценивая прозорливость противника, ты только оказываешь ему услугу.
– Я не приму мудрости от Разрушителя.
– Если ты еще раз назовешь меня Разрушителем, ты примешь от него смерть.
– Ты умрешь быстрее, чем сделаешь шаг.
Голос Хэлдира звенел от с трудом сдерживаемой ярости. Чем-то сэр Реджи насолил или лично ему, или всему эльфьему народу.
– Вас только двадцать, – заметил гном.
Эльф не удостоил его даже взглядом. Он не отрывал своих серых глаз от моего лица.
– Ты не ответил на мой вопрос.
– А ты на мой. – Я заметил, что он смешался. – Почему я должен что-то тебе говорить?
– Этот достойный человек прав, мой юный горячий друг, – сказал другой эльф, выступая вперед.
Он был постарше Хэлдира, пожалуй, старше их всех. Не знаю, как я это определил, на его лице не было морщин, на голове не найти ни единого седого волоса. Просто вокруг него присутствовала аура его возраста.
– Слова лишь сотрясают воздух, они могут быть красивыми, но полными лжи. Лишь сталь всегда говорит правду. – Он обнажил свой длинный меч. – Красота поединка откроет нам истину.
– Пардон, – сказал я. – Похоже, что столь интересным способом вы вызываете меня на бой?
– Я сочту за честь скрестить мой клинок с твоим, благородный воин.
– Но с какой стати? – спросил я.
Не очень мне хотелось опробовать благоприобретенные навыки сэра Реджи в бессмысленной схватке на дороге.
– Чтобы установить истину, воитель.
– Какую истину?
– Истина одна в этом мире.
– Смутные времена, – сказал я, обнажая меч.
Сэр Реджи положил руку мне на плечо:
– Тебе не обязательно драться с ним.
– Но он этого хочет.
– Его желание – еще не повод для дуэли.
– Это ты мне говоришь?
– Его зовут Лэмфри, и он лучший боец из тех, с кем мне приходилось сражаться. Не считая Черных Лордов.
– Вот как? – Я изумленно задрал бровь. – Почему же он до сих пор все еще жив?
– Сначала ему повезло, а потом его соотечественники попросили за него, – сказал сэр Реджи. – Он – великий художник и поэт. Говорят, что он, как никто, чувствует красоту уходящего мира.
– Понятно, – сказал я. Странными делами занимаются у них художники и поэты. Картины и стихи он пишет в перерывах между мордобоями? – Но это все равно.
Я сделал шаг вперед. Лэмфри пошел мне навстречу. Он нес свой клинок острием к земле. Будет атаковать рубящим снизу, определил я.
Мой расчет на предстоящий бой был глуп и прост.
И именно поэтому он мог сработать против мудрого и сложного эльфа.
Помимо того что Лэмфри был эльфом, он был художником и поэтом, ценителем прекрасного, искателем красоты. Красота была его страстью, он был воспитан на красоте, рос и совершенствовался на красоте, и все его движения были выверенными и красивыми, как, впрочем, и у всех остальных эльфов, которых я видел позже. Поэтому он просто не мог быть готов к тем грязным трюкам, которые были у меня в запасе со времен моей бурной юности. Дуэль для Лэмфри должна была быть еще одним актом красоты и гармонии, очередным произведением искусства, для меня же – просто дракой. А в драках я никогда не проигрывал.
Он атаковал снизу, как я и ожидал, грациозным движением вскидывая свой меч и пытаясь ударить меня в плечо. Я легко парировал удар, и клинок эльфа, не будучи зачарованным, переломился пополам.
Это обескуражило Лэмфри, но только на мгновение. Позже он был занят несколько иными проблемами.
Эльфы, как известно, очень похожи на людей. Я имею в виду, какими бы мудрыми и бессмертными они ни были, они все равно являются гуманоидами по числу голов, конечностей и прочих физиологических подробностей организма. А Лэмфри был самцом.
Обломанное лезвие его меча еще не успело упасть на землю, а мой ботинок уже вонзился Лэмфри между ног.
Эльф охнул и повалился на землю, схватившись руками за причинное место и доказывая тем самым правоту утверждения о том, что, каким бы бессмертным ты ни был, уязвимые места у тебя те же самые. Я пнул эльфа по ребрам и приставил кончик Валькирии к его горлу.
– Нечестно сделано, – прохрипел он.
– Так у нас не Олимпийские игры, – сказал я. – Признаете ли вы себя побежденным, многоуважаемый Лэмфри?
– Да, – прохрипел он. Всю его куртуазность как ветром сдуло.
– Вот и отлично, – сказал я, убирая Валькирию от его горла и поворачиваясь к Хэлдиру. – Все удовлетворены?
– Да, – сказал он.
– Тогда выкладывай, что у тебя за дело.
– Я должен провести вас к своему правителю, – сказал он.
– У нас нет времени на дипломатические визиты, – сказал я.
– Время не имеет значения в том месте, куда я вас приведу.
– Возможно, это утверждение справедливо только для эльфов.
– Нет, – сказал сэр Реджи. – Время в Городе-в-Лесу течет по-другому. Если Бранд желает с нами побеседовать, то я не вижу причин, по которым нам стоило бы отказаться! Много времени мы не потеряем, а хуже от этого визита нам точно не будет.
Хэлдир очертил рукой прямоугольник, и в воздухе перед ним серебристо заискрился портал. Кимли пытался возразить, что порталами пользоваться небезопасно из-за возможной слежки со стороны Темного Властелина, однако Хэлдир заверил его, что там, куда мы отправимся, никакой опасности нет.
И мы прошли.

Эльфийские поселения принято описывать и показывать как нечто очень прекрасное, величественное, пышущее древностью и красотой, как нечто такое, что априори должно вселять благоговейный трепет в нас, простых смертных. Но после того как я побывал в загородной резиденции Леши Фокина по кличке Цезарь, архитектурой, сколь бы изысканной она ни была, меня уже не удивить.
Главный эльф жил в обычном средневековом замке, выстроенном прямо посреди леса. Если вы видели один такой замок, можете считать, что видели их все. Стены с узкими бойницами для лучников, дворец, защищенный всеми мыслимыми способами, высокие башни, средние башни, маленькие башенки со всякими финтифлюшками, барбаканы, гизармы, подъемные мосты, скрытые переходы, воздушные мосты, сады, цветники, оранжереи, главная площадь, со всех сторон окруженная стенами, резные балконы, вычурные балки и всякое такое в том же духе, с украшениями в виде гербов, флагов, стягов, вымпелов и просто полотнищ с изображениями эльфийской символики.
В геральдике превалировали зеленые и золотые цвета, любимым животным был олень, обычно золотой на зеленой фоне, а любимым оружием – золотая стрела, пересекавшая герб по диагонали.
Хэлдир перенес нас на главную площадь, к основанию ведуших к главному зданию ступенек. Торжественный комитет по встрече ждал нас на лестнице. Очевидно, чем выше стоял эльф, тем выше было его социальное положение и благорасположение к нему монарха. Сам Бранд, высокий, стройный, седой и печальный, находился, как и подобает правителю, на самом верху лестницы с балюстрадой из застывших фигур. Он пребывал в полном одиночестве Вертикаль власти в действии. То самое, что Путин принялся укреплять сразу же после инаугурации. Эльфы на таких делах явно не одну собаку съели.

.
Всего лишь одной ступенькой ниже стояли еще две фигуры, от остальных встречающих их отделял целый пролет – то ли обычно занимающие этот пролет придворные высокого ранга не вышли нас встречать, то ли у главного эльфа была напряженка с доверенными лицами.
Не знаю, чем этот тип заслужил расположение главного эльфа, да и не хочу знать, не знаю, как он выбрался оттуда, откуда никто до него не мог выбраться, – древний, и все такой же мудрый и непостижимый, справа и чуть ниже Бранда раскуривал свою трубку и ухмылялся в бороду Морган.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ, ЛИРИЧЕСКАЯ

Мне три года, я сижу в песочнице и леплю куличики пластмассовыми формочками, купленными в «Детском мире». Рядом со мной сидит Леночка, ей два с половиной года, и она тоже лепит куличики. У нее свой набор формочек. Песок чуть влажный после недавно прошедшего дождя и хорошо держит форму, поэтому куличики получаются крепкими и хорошими. Мои куличики больше, чем ее, потому что я мальчик, гордо думаю я, не обращая внимания на размеры самих формочек.
Я набиваю пластмассовой лопаткой маленькое ведерко, трамбую песочек, переворачиваю ведерко, и на моей стороне вырастает еще один куличик.
– Здолово, – говорит Леночка.
В ее глазах восхищение, мне приятно выражение этих глаз. Она маленькая. В аккуратном голубом платьице, белых носочках и сандалиях. Волосы заплетены в две веселые косички. Когда она смеется, мне кажется, это весенний ручеек стекает с вершины холма.
За ее спиной вырастает фигура врага. Сегодняшний мой враг, враг постоянный на протяжении всего лета, носит личину пятилетнего хулигана из соседнего двора. Своей обутой в сандалии ногой он пинает куличики, песок летит мне в глаза, эфемерные произведения искусства безнадежно испорчены.
Леночка плачет.
Хотя мне и три года, размерами я не уступаю пятилетнему злодею, просто я младше, и на меня давит авторитет его возраста. Ему пять лет, он скоро пойдет в школу. Поэтому все лето я безропотно сношу его оскорбления и обиды.
Но вид плачущей Леночки выводит меня из душевного равновесия, я встаю на ноги, сжимаю свои кулачки и толкаю обидчика в грудь. Он не ожидает сопротивления от сопливой малышни, поэтому опрокидывается и летит на спину. Во мне разгорается боевой дух. Он не всесилен! Он не непобедим! Я кричу, пинаю его ногами, засыпаю песком. Я продолжаю свой боевой танец, чувствуя себя уже не трехлетним ребенком, но взрослым мужчиной четырех лет, продолжаю до тех пор, пока, заливаясь слезами и скуля, униженный и оскорбленный враг не убирается из песочницы и не улепетывает в свой двор.
Леночка смотрит на меня восхищенно. В ее глазах я – герой. В своих тоже.
Идиллию летнего дня нарушает женский голос, доносящийся с высоты третьего этажа. Каждого из нас все детство преследовал этот голос, неумолимый к нашим слезам, нашим крикам, нашим просьбам и обещаниям «ну еще хоть пять минут» и «уже иду».
– Лена, домой!
– Иду, мам, – отвечает Леночка, собирает свои формочки и направляется к своему подъезду.
Ее мама не видела, с чего началась битва в песочнице, зато она видела ее финал и с той поры запрещает Леночке общаться с «этим невоспитанным хулиганом». То есть со мной.
В два с половиной года такие запреты не обойдешь, и боль разлуки терзает мое сердце. Подруги по детскому саду не интересуют меня, новые игрушки не радуют, а выпитая с друзьями «пепси» не поднимает дух.
Это была моя первая любовь.

Моей самой долгой и безответной любовью было чувство, испытываемое мной к некой особе противоположного пола, которую звали Светой.
Мы учились вместе с первого по восьмой класс. Сначала в одном классе, потом, когда в школе проводили какой-то очередной дурацкий педагогический эксперимент, в разных. Суть эксперимента состояла в том, чтобы делить учащихся на классы не по обычному принципу, хотя мне до сих пор неизвестно, в чем заключается обычный принцип, а согласно их успеваемости. Конечно же Света попала в класс отличников. Конечно же я угодил к троечникам.
Восемь лет! Восемь долгих лет.
Восемь лет я сох по ней, тосковал и днем и ночью, не обращая внимания на других девочек, на тех, которые обращали внимание на меня. Мне не нужны были другие, мне нужна была только она.
За эти восемь лет мы не обменялись и парой фраз. Однажды она улыбнулась, и мне показалось, что при этом она смотрела на меня. Месяц я буквально летал, окрыленный любовью.
В третьем классе для выступления на каком-то утреннике ей понадобился мальчиковый пиджак, и классная руководительница попросила меня, чтобы я одолжил свой. Я был просто счастлив, что могу оказать ей услугу.
После выступления она забыла отдать его мне, а я не решился подойти и напомнить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
Загрузка...

научные статьи:   расчет возраста выхода на пенсию в России,   схема идеальной школы и ВУЗа,   циклы национализма и патриотизма  
загрузка...