ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ



науч. статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- три суперцивилизации --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Проход там.
– Темнеет, – с сомнением сказал Морган. – А до входа в пещеру около ста метров, если не больше. Не отложить ли нам восхождение до утра?
– Где-то должна быть лестница, – сказал Кимли. – Мы, гномы, не очень-то любим лазать по горам.
Через полчаса поисков он нашел основание построенной его предками лестницы – высушенной ветрами, стертой обвалами, почти исчезнувшей под бременем лет. Однако она была вполне пригодна для того, чтобы, соблюдая определенные меры осторожности, подняться по ней.
Кимли вызвался идти первым, но решено было, что пойдет Теффас. Эльф гораздо более ловок и проворен, чем гном, и успеет предупредить об опасности раньше. Кимли шел следом за ним, недовольно ворча. Следующим был сэр Реджи, за ним Дри, потом я, замыкал шествие Морган. Вскоре мы достигли зева пещеры и остановились. Впереди была тьма.
Морган прошептал слова заклинания, взмахнул посохом, и тот засветился ровным холодным светом, каким могут светиться только посохи волшебников и лампы дневного освещения.
Мы вошли в проход.
Длинный темный коридор вывел нас в большой зал, где мы решили заночевать. Лезть в глубь горы на ночь глядя горел желанием один Теффас, и даже Кимли, которому не терпелось взглянуть на прежнее жилище его народа, высказался за остановку и несколько часов отдыха.
На том и порешили.
Кимли развел костер из принесенного с собой валежника и вскипятил чай, Теффас поделился с нами своими припасами. Чуть соленое на вкус эльфийское печенье, которое хорошо было бы употребить с пивом, отменно утоляло голод. Даже такому гиганту, как я, хватило пары галет. Незаменимая штука для космонавтов.
Без обычных разговоров и шуток отряд лег спать. Все чувствовали, что находятся на пороге завершения нашей миссии, и каждый хотел остаться наедине со своими мыслями.
Решено было не расходиться и не терять друг друга из виду. Мы с Дри легли в паре шагов от ее брата. Сэр Реджи отошел дальше других, самое большое расстояние отделяло его от эльфа. Вряд ли он ожидал каких-то сюрпризов со стороны Теффаса, так что это было проявлением обычной вежливости.
Я заснул в объятиях своей любимой.

И снова проснулся в белой палате. Обстановка была та же самая, что и в прошлый раз, в воздухе витал все тот же запах, окно по-прежнему зарешечено, а дверь по-прежнему без ручки.
Только на этот раз в палате был Александр.
– Шеф, – сказал он, как только я открыл глаза. – Вы нужны нам, шеф.
– Зачем? – спросил я.
– У нас проблемы. Леня Подольский активизировался, сжег наш офис вместе с заправкой вчера ночью. Наезжает на другие точки, даже на те, что находятся не в его районе.
– Вы звонили Андрюше?
– Звонил, он говорит, что ничего не предпримет без вашего приказа.
– Странно, – сказал я. – Это на него не похоже.
Поджог офиса был объявлением войны, на такую угрозу Андрюша должен был реагировать автоматически.
– Он не хочет вмешиваться, шеф. Подольские собрали много стволов, больше, чем он предполагал. Он тянет время, зная, что вы… неадекватны. Хочет подождать, пока все само собой рассосется.
– Сколько волка ни корми… – пробормотал я.
Хотя ничего удивительного в поведении Андрюши я не видел. Бандит, он бандит и есть, нельзя ожидать от него вассальной преданности.
– Но если вы с ним поговорите сами… – сказал Александр.
– Дайте мне трубу, – попросил я.
– Его номера не отвечают. Ни сотовые, ни домашние.
– Он вообще жив?
– Вчера был жив, я его видел.
– Прячется, – сказал я. – Значит, сильно его напугали.
– Они – отморозки, а он – нет, – сказал Александр.
– Трубу! – потребовал я.
Он вытащил из кармана свой сотовый телефон и приготовился набрать номер.
– Нет, так не пойдет, – сказал я. – Освободите мне руку.
– Шеф, врачи…
– Александр, – сказал я, – кто тут ваш непосредственный начальник, а?
Он распутал ремни, стягивающие мою правую руку, и вложил в нее телефон. Кусочек пластика тут же выпал из онемевших пальцев, и Александру пришлось подбирать телефон с пола и повторять операцию.
В пальцах кололо от восстанавливающегося нормального кровообращения, я еле смог набрать известный мне одному номер. Трубку на том конце сняли после первого же гудка.
– Алло.
– Здравствуй, Тенгиз. Как дела, дорогой?
– Потихоньку, – сказал Тенгиз с неизжитым даже после двадцати лет жизни в Москве кавказским акцентом. – Как сам, Иван?
– Ты же знаешь, Тенгиз.
– Знаю, знаю, сочувствую. Что я могу для тебя сделать?
– А что ты можешь для меня сделать, Тенгиз?
– Иван, ты же знаешь, для тебя я могу сделать все.
– На меня наезжают, Тенгиз.
– А что твой Андрюша?
– Испугался мой Андрюша.
– Ай, как нехорошо. Я говорил тебе, Иван, Андрюша – шакал. Ты слишком его к себе приблизил.
– Ты всегда был мудрее меня, Тенгиз.
– Ты льстишь старому человеку.
– Я слышал, у подольских сильная бригада.
– Ты же знаешь, Иван, на любую силу всегда найдется другая сила, еще сильнее.
– Ты сделаешь это для меня?
– Считай, уже сделал, Иван.
– Я у тебя в долгу, Тенгиз.
– Какие долги могут быть между нами? – спросил Тенгиз. – Ладно, выздоравливай, ни о чем больше не беспокойся. Тебе нервничать нельзя.
– Спасибо, Тенгиз.
– Увидимся еще, да?
– Непременно, Тенгиз.
Он положил трубку, я нажал на отбой и вернул Александру телефон. Мой зам удивленно на меня смотрел.
– Что вы только что сделали, шеф?
– Задействовал нашу последнюю линию обороны, – сказал я. – Решил все проблемы. Теперь вы сделайте для меня одну вещь.
На лице Александра промелькнула тень испуга. Боится, что я его попрошу освободить меня и раздобыть какие-нибудь носильные вещи. Не хочет быть пособником бегства больного из психушки.
– Что?
– Я сделал достаточно для нашего бизнеса, – сказал я.
На самом деле, даже больше чем достаточно. Минугу назад я подписал смертный приговор своим врагам. Леня Подольский уже покойник, да и Андрюша тоже. Тенгиз не из тех людей, кто бросается словами, и долго объяснять ему тоже не надо.
– Теперь вы ответите на мои вопросы.
– Хорошо, – с видимым облегчением согласился Александр.
– Как давно это со мной произошло? – сказал я. – И что, собственно говоря, это такое?
– Доктор говорит, вас нельзя беспокоить…
– Александр, я уже беспокоюсь. Когда это случилось?
– В день первого наезда подольских, шеф, – сказал он тихо. – Вас нашли на парковке рядом с вашей машиной. Вы лежали на асфальте, и мы подумали, что случилось худшее…
Знаю я, что они подумали. Что шеф задрал ногу и пописал не на то дерево, и мгновенно получил ответку. Но на такую оперативность подольские не способны.
– Как давно?
– Три недели, шеф.
– Какой диагноз?
– Шеф, я не…
– Вы знаете диагноз, Александр, – сказал я. – Не верю, что не знаете. Говорите.
– Э-э-э…
– Я все еще жду.
– Шизофрения, – выпалил он. – Вялотекущая, отягощенная кататоническим кризом или еще чем-то там.
– Бред, – сказал я. – Шизофрения – не ветрянка, ею нельзя заразиться, и она не начинается просто так. Должны быть симптомы.
Он виновато развел руками, как будто и в самом деле посодействовал развитию моего заболевания.
– Так говорят врачи.
– Меня проверяли? – спросил я. – Может, мне вкололи какую-то психотропную гадость?
– Нет, шеф, – сказал он. – Проверили сразу же, как только доставили вас сюда. Все чисто.
– Значит, я сам тронулся, – сказал я.
Александр промолчал. Любой комментарий с его стороны был бы нетактичным.
– Дать вам сигарету, шеф? – спросил Александр.
– Я бросил, – сказал я и заметил удивление в его глазах. – Да, ваш босс свихнулся настолько, что бросил курить.
– Шеф, – сказал он, – я пойду, мне надо…
– Идите.
Даже здесь, даже привязанный к койке, даже буйный сумасшедший, я все равно был его начальником. И только что при помощи одного телефонного звонка продемонстрировал, что даже из психушки способен контролировать ситуацию и решать возникающие проблемы. Александр никогда не был амбициозным и не метил на мое место, роль зама его всегда устраивала, и все же после сегодняшнего он дважды подумает, прежде чем решится на какой-нибудь неосторожный шаг.
Он трижды стукнул в дверь, и его выпустили. Проем оставался открытым, но за ним я успел рассмотреть массивную фигуру санитара. Для того чтобы прикрутить меня к койке, таких, как он, потребовалось бы штук шесть. На какое-то время меня оставили в покое, но я знал, что ненадолго.
Значит, это все-таки правда, отрешенно подумал я. Нет никакого другого мира, нет угрожающего ему Темного Властелина, нет Моргана, сэра Реджи и славного Кимли, нет Ущелья Рока и тайного прохода в горах, нет эльфов и нет моей большой любви. Все это лишь плод моего больного разума. В последнее время я дважды пришел в себя – значит ли это, что я иду на поправку? Но ведь шизофрения неизлечима, особенно вялотекущая, и приступ может случиться в любой момент.
Все мои приключения с того момента, как на своей заправке я встретил чудесный фантом, были сном, и ничем более. Очень реалистичным, очень правдоподобным, но сном. Перечитал я сказок в далеком детстве, вот как оно теперь повернулось.
Правая рука моя была свободна, Александр так и не решился прикрутить ее обратно, и освобождение от остальных пут было делом пяти минут. Распутав ремни, я осторожно спустил ноги на пол. Слабости от долгого лежания почему-то не было.
Я осмотрел свое бедро и особенно тщательно – место, куда вошла сталь Пожирателя Душ. Шрама не было.
Бред.
Но я никак не мог в это поверить. Слишком реальными были воспоминания, даже более реальными, чем вся моя предыдущая жизнь.
Бред.
Но откуда я мог взять такие подробности о рукопашном бое, чтобы выдумать сэра Реджи? И вообще, то, что со мной происходило, не было похоже ни на одно из прочитанных мною произведений.
Морган – Гендальф Серый, сэр Реджи – Арагон, сын Арахорна, Кимли, сын Дэринга – Гимли, сын Глоина, и имена у них схожи, Галадриэль – Галадриэль, Бранд – Элронд? А братаны, халявщики и доишники – перенесенные в выдуманный мир персонажи из моей жизни?
Но я не слишком тяну на роль хоббита.
«Властелин Колец» в свое время был для меня настоящим откровением, но не настолько, чтобы я стал ездить на «хоббитские игрища» каждый год и отождествлять себя с литературным персонажем. И я регулярно проходил проверки у психиатров – в армии и после, когда получал медицинские справки для ГАИ и для разрешения на ношение оружия. Никто никогда не находил у меня признаков шизофрении.
Морган – Мерлин, сэр Реджи – король Артур, а я – Ланселот? Или я король Артур, а Ланселот – сэр Реджи? Галадриэль, тогда – Гвиневра, а Темный Властелин – как там звали главного злодея? Кажется, Мордред.
Тоже не сходится.
Где моя Серая Гавань, где поле под Кампланном?
Вся наша жизнь – бред, сказал мне кто-то, встреченный НИГДЕ и НИКОГДА.
Какой бред мне нравится больше? И волен ли я выбирать между ними?
Еще Марк Твен говорил, что сумасшедшие более счастливы в своей жизни, чем так называемые нормальные люди. Сумасшедшие живут в своем собственном мире, мире грез, они могут выписать вам чек на миллион долларов, снабдить рекомендательным письмом к турецкому султану, объявить ультиматум Соединенным Штатам, если те не перестанут маяться дурью и бомбить Багдад. И они искренне верят, что все это и есть настоящая жизнь. А я? В какую жизнь я верю?
Если в эту, то почему мои руки тоскуют по рукояти боевого меча, почему мое сердце тянет к прекрасной Галадриэли, почему мне не хватает рядом Моргана, Кимли и сэра Реджи?
Если в ту, то почему я отдаю приказы Александру и звоню Тенгизу с просьбой уладить мои проблемы?
Или я сплю в своей палате в больнице для умалишенных, и мне снится моя война с Темным Властелином, или я сплю в тайном проходе гномов, и мне снится моя прежняя жизнь, только преломленная через какую-то кривую призму. Какой вариант верен?
А если я живу и там, и там, ведь бывает же, наверное, и такое, то какую сторону мне следует выбрать навсегда и как это сделать?
Если я сплю сейчас, то как мне проснуться?
Дверь открылась, и в палату протиснулся доктор Кац, знакомый мне по прошлому… пробуждению?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
Загрузка...

науч. статьи:   происхождение росов и русов --- политический прогноз для России --- реальная дружба --- идеологии России, Украины, ЕС и США
загрузка...