ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ты не мог бы дать мне одеяло? — неожиданно попросила Сюзанна.
Только сейчас Ангус заметил, что она дрожит.
— Прости, Сьюзи. — Остановив лошадей, он вытащил одеяло из грубой серой шерсти и укутал им плечи жены. — Зря я тебе это рассказал. Думаю; ты такого и представить себе не могла.
Сюзанна поплотнее закуталась в теплое одеяло.
— Ты поступил как благородный человек, когда женился на ней, — заявила она. — А я еще смела тебя осуждать! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня? Какой безрадостный брак без любви, а тут еще Кэтрин отвергла твои мужские притязания…
— У нее был другой мужчина.
— Что? Другой?
Ангус взял в руки вожжи и подхлестнул лошадей.
— Именно это я и собирался рассказать тебе, Сюзанна.
Рано или поздно ты бы все равно это узнала. Я уехал вовсе не потому, что устал от нашего брака или меня отвергли, просто не мог больше видеть ее.
— Ты уверен, что не ошибаешься?
— Я застал их вместе.
— Ты видел их вдвоем? — От смущения Сюзанна спрятала лицо в ладонях. — Ну знаешь.., такого я и представить себе не могла — променять тебя на того, кто и мизинца твоего не стоит!
От этой детской преданности на душе у Ангуса сразу потеплело. Малышка по-прежнему видела в нем героя своих девичьих грез. Что ж, значит, еще есть на земле человек, для которого он лучше всех на свете.
Сюзанна хрустнула пальцами.
— А я его знаю? — осторожно спросила она. — Кто этот человек? Из местных? Из Адамсвилла?
— Это Алекс Монро.
Ангус тут же пожалел о сказанном: по лицу своей юной жены он видел, как рушится ее мир. Любовь, доверие, честь — все было поругано, и ему нечем было ей помочь.
— Ты видел их вместе? Они целовались? — Она прочла ответ в его глазах. — Ох, Ангус, как я их ненавижу! — Бросившись ему на шею, Сюзанна с какой-то яростной нежностью обняла его. — Бедный ты мой! Почему ты не пришел к нам — мы с мамой и с Меган позаботились бы о тебе. Разве ты этого не знал? — Прежде чем он успел ответить, она мрачно добавила:
— Это не тебе, а Кэтрин следовало уехать из города, а ты должен был остаться с мальчиками…
— Именно об этом я и подумал, — признался Ангус, благодарно прижимая к себе трепещущую от волнения жену. — Но Кэтрин и слышать ничего не хотела, она решила, что оставит сыновей у себя, отлично зная, что ради этого Монро не пожалеет никаких денег. Подай я в суд, любой судья был бы на ее стороне, да я бы ни за что и не согласился делать эту историю всеобщим достоянием. Подло позорить мать на глазах у ее собственных детей!
Сюзанна ласково дотронулась до него.
— Может быть, когда-нибудь, со временем, ты расскажешь им, если они захотят, но сейчас мать должна остаться для них такой, какой они ее помнят. А ты всегда был благородным человеком, Ангус.
— Спасибо.
Сюзанна неожиданно улыбнулась:
— Теперь мальчики снова живут с тобой. Меган назвала это чудом, и я с ней согласна.
Ангус знал, что не встретит сопротивления, если попробует поцеловать ее. Нет, только не сейчас, решил он. Их первая ночь станет ночью радости и любви, в ней не место скорби или гневу. Пусть прошлое оплакивает своих мертвецов.
Обхватив лицо жены ладонями, он заглянул Сюзанне в глаза.
— Теперь тебе все известно, и давай больше не будем говорить на эту тему. Ты согласна?
— Но, Ангус…
— Нет смысла ворошить прошлое заново…
— Пожалуй, тут ты прав. — Поплотнее укутавшись в теплое одеяло, Сюзанна соскользнула с колен мужа и устроилась на прежнем месте. — Спасибо, что рассказал мне. Ты сам не догадываешься, как много это значит для меня.
— Ты говорила, что тебе со мной уютно и спокойно, и теперь…
— Да, Ангус. Теперь, когда я все знаю, мне совсем хорошо. Как только приедем, я сразу же приготовлю тебе что-нибудь вкусное и напеку бисквитов.
Ее наивность заставила Ангуса ухмыльнуться.
— Обернись и посмотри назад: видишь ту огромную корзину для пикников рядом с твоим сундуком? Дороти набила ее жареными цыплятами и пышками, сунула даже бутылку французского вина, так что сегодня тебе не нужно хлопотать у плиты, и ты сможешь отдохнуть. А если что-нибудь понадобится, я все сделаю.
— Как это замечательно! — вздохнула Сюзанна. — Жалко только, что мальчиков нет, а то было бы совсем хорошо, верно? Ничего не поделаешь — если бы мы сегодня забрали их с собой, кое-кому это могло показаться странным.
Такой избыток материнского инстинкта заставил Ангуса расхохотаться.
— Да уж, можешь не сомневаться!
— Ты ведь тоже скучаешь без них, правда, Ангус?
— Сегодня вечером мне будет вполне достаточно вашего общества, миссис Йейтс, — промурлыкал он ей на ухо. — А ночью тем более.
— Мне тоже. Ты сможешь без помех рассказать о Кэтрин и Алексе. — Сюзанна снова вздохнула. — Когда ты застал их.., это был первый раз?
— Тебе совершенно не обязательно знать подобные детали.
— Алекс Монро… Ну надо же. А еще называл себя твоим другом! — Вдруг ее глаза расширились. — По-твоему, Эйлин знала?
— Не думаю. Послушай, я не хочу больше об этом говорить.
— Надеюсь, ты ударил его, когда застукал их вдвоем?
— Сюзанна, прекрати, а то как бы я не пожалел, что рассказал тебе обо всем.
— Наверняка Эйлин ничего не знала, иначе он и глазом бы моргнуть не успел, как оказался бы на улице — ведь и дом, и ферма, и деньги — все принадлежало Эйлин. Может, он поэтому и женился на ней? Нет, кто-то непременно должен намекнуть бедняжке, что за муж ей достался…
— Сюзанна! Прекрати немедленно!
Резкий тон Ангуса заставил ее недовольно скривиться.
— Можешь не сомневаться — я никому ни словечка, даже Мег. Но ведь Алекс твой друг…
— Как видишь, нет.
По вырвавшемуся у Сюзанны тяжелому вздоху Ангус понял, что она полностью разделяет его мнение.
— А я-то восхищалась его заботой о Кэтрин и о мальчиках, когда она вдруг заболела! Конечно, заботился! Это самое малое из того, что он был обязан сделать в таких обстоятельствах! Представляю, чего тебе стоило вернуться в Адамсвилл, вновь войти в дом Алекса… Джонни говорил, что в тот день вы с Алексом страшно повздорили. Догадываюсь почему и не стану больше пилить тебя за то, что ты порой излишне суров с Люком и Джонни, поскольку причина мне теперь хорошо известна.
— И что же это за причина, по-твоему?
— Ты смотришь на них, а видишь ее, Кэтрин, — печально прошептала Сюзанна, — и вспоминаешь о том, как она предала тебя. Разве нет?
Ангус молча стиснул зубы. Она угадала, но не совсем.
Не лицо Кэтрин видел он, когда смотрел на Люка с Джонни, а лицо Алекса. Алекс улыбался ему их губами, смеялся, когда смеялись они, и это было труднее всего выносить. Ангус действительно не хотел больше слышать об этом и надеялся лишь, что Сюзанна, убедившись в его невиновности, окажется на его стороне. Вновь стать героем ее грез — что могло быть лучше в преддверии их первой брачной ночи!
Он молча гадал, что заставило его рассказать Сюзанне только часть правды. Теперь она не успокоится, пока не вытянет из него остальное и не узнает в один прекрасный день, кто настоящий отец Люка и Джонни. Тогда, узнав, что ее муж не имеет к ним никакого отношения, будет ли она по-прежнему считать своим долгом заменить им мать?
Ангус неловко откашлялся.
— Знаешь, если нам с тобой в первый же вечер после свадьбы не о чем говорить, кроме как о том, что моя прежняя жена наставила мне рога, то нас можно только пожалеть.
Сюзанна смущенно опустила глаза.
— Прости, я больше не заикнусь об этом, обещаю. Кстати, не могу дождаться, когда избавлюсь от этого дурацкого платья, — решительно заявила она. — Чем быстрее оно вернется к своей хозяйке, тем лучше.
— Думаешь, она рассчитывает получить его обратно? А что, если это подарок? И даже если нет, я с радостью куплю его для тебя.
— Совершенно напрасно.
— Но ведь это же твое свадебное платье. Ты в нем просто очаровательна!
— Уж не хочешь ли ты сказать, что моя грудь в нем выглядит на редкость привлекательно?
— Спасибо, что обратили на это внимание, миссис Йейтс.
Видит Бог, сам бы я ни за что не догадался. — На лице Ангуса появилась усмешка.
Натянув одеяло повыше, Сюзанна притворилась оскорбленной.
— По крайней мере теперь ты точно убедился, что я уже больше не ребенок! — буркнула она.
— Это верно, хотя по-прежнему все такой же сорванец.
Сдается мне, миссис Йейтс, вам это одеяло уже ни к чему — ведь теперь у вас есть муж, чтобы вас согреть. Почему бы вам для начала не придвинуться ко мне поближе?
— Ты так и собираешься дразнить меня до конца моих дней? — Лицо Сюзанны смягчилось, и на губах расцвела очаровательная улыбка. — Я давно не видела тебя таким счастливым, Ангус.
— Мне и правда давно уже не было так хорошо, как сейчас, — признался он.
К этому времени они уже свернули на грязную дорогу, которая вела к ранчо, и глаза Сюзанны сверкнули.
— Я слышу шум реки, а это значит, что мы почти приехали. Прекрасный вечер, правда? Настоящее начало новой жизни. Посмотри, сумерки еще только сгущаются, а на небе уже тысячи звезд!
Ангус молча возблагодарил небеса за то, что погода оказалась под стать романтическим обстоятельствам этого дня.
Полнейшее спокойствие Сюзанны по-прежнему сбивало его с толку, но он благоразумно решил воздержаться от вопросов. Пусть поскорее почувствует себя как дома, и если ему повезет, эта маленькая плутовка окажется в его постели раньше, чем сообразит, что происходит.
* * *
— Оставь его тут, пусть пока постоит возле камина.
Сюзанна с восторгом наблюдала, как новоиспеченный супруг легко вскинул на плечо громадный сундук с ее вещами, а потом без особого труда внес его в дом и поставил на пол.
— Не понимаю, для чего он тебе так срочно понадобился. Нет-нет, я не жалуюсь…
— Жалуйся, сколько тебе угодно, — улыбнулась она. — Я прекрасно знаю, сундук тяжеленный, но мне он очень нужен!
Сюзанна не могла дождаться минуты, когда сможет открыть крышку и отыскать какое-нибудь более подходящее, а главное, не столь открытое платье, но она благоразумно решила не упоминать об этом при Ангусе, опасаясь, что муж, по своему обыкновению, снова примется подтрунивать над ней. Лучше уж поскорее отвлечь его — например, усадить за стол.
— Хочешь поесть? Тогда я положу тебе цыпленка, оказывается, он не так уж плох.
— Ты тоже собираешься поесть?
— Нет, но разве ты не проголодался?
— Еще как! — пробормотал Ангус. — Открыть вино?
— Я не буду, а ты пей, если хочешь.
— Тебе не нравится вино?
— Не знаю, не пробовала… — Сообразив, что проговорилась, Сюзанна робко улыбнулась мужу. — До сих пор мне не позволяли пить вино, но теперь.., теперь даже и не знаю…
В синих глазах Ангуса блеснул насмешливый огонек.
— Можешь считать, что ты получила разрешение немного выпить от своего супруга.
— Уж лучше я воспользуюсь твоим разрешением завтра вечером. Мег с Беном приедут к ужину, с ними мы и разопьем это вино. Если, конечно, ты не возражаешь, — спохватилась она. — Если ты хочешь сегодня…
Ангус внимательно посмотрел на нее.
— Это многое бы упростило, — наконец отважился он.
— Значит, тебе неловко? — всполошилась Сюзанна. Судя по всему, слова мужа озадачили ее. — Прости, я думала, все идет как надо. Может, тебе лучше побыть одному?
— Ни за что на свете! — Он сунул бутылку с вином обратно в корзину для пикника. — Ладно, раз ты отказываешься, оставим ее до завтра. Может, оно и к лучшему. В последний раз, когда я пил один, то, помнится, упился до того, что назвался Деннисом Райорданом и выписал себе невесту по почте.
Сюзанна звонко рассмеялась.
— У тебя получилось замечательное письмо. Ты сам-то его помнишь?
— Нет.
Опустившись на колени перед сундуком, она откинула тяжелую крышку и вытащила конверт, заложенный между страницами молитвенника в кожаном переплете.
— Мег подарила его мне. Если когда-нибудь захочешь его перечитать, оно будет здесь, в книге. — Отложив молитвенник в сторону, Сюзанна покопалась в сундуке и отыскала ночную сорочку из мягкой белой ткани, с глухим воротом и длинными рукавами, вышитую красными розами.
— Куда мне отнести мои вещи?
— Разве это не может подождать до утра? — Подойдя к ней, Ангус осторожно вытащил из ее рук сорочку и швырнул обратно в сундук.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...