ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


— Ангус!
— Как-как? Унести девственность с собой в могилу? — давясь смехом, пробормотал он и снова залился хохотом. — Боюсь, сдержать клятву тебе вряд ли удастся!
— Это еще почему?
— Пойдем, я тебе кое-что покажу.
— Это просто глупо! — Сюзанна попыталась придать своему взгляду свирепость, но из этого ничего не вышло. — Может, ты окажешь мне любезность и перестанешь смеяться надо мной?
— Честное слово, я стараюсь, но это твое нелепое предложение.., настолько смешно, что я просто не мог удержаться. — Шагнув к ней, Ангус положил руки ей на плечи и крепко прижал к себе. — Как ты себе все это представляешь, интересно знать? Каждую ночь будешь ложиться вместе со мной в постель и спокойно спать?
— Почему нет? Порядочная девушка вроде меня должна вначале полюбить человека, а уж потом думать о подобных вещах. Конечно, у мужчин все по-другому…
— Неужели?
— А разве нет?
Ангус пожал плечами:
— Было время, когда мне тоже казалось, что можно связать судьбу только с той, которую полюбил; но, как видишь, оба раза я женился совершенно по другой причине.
Что ж, по крайней мере сейчас я хотя бы знаю, на что мне рассчитывать. — Обхватив ладонью затылок Сюзанны, он нежно погладил пальцами ее шею. — Я не стою тебя, Сьюзи, и не стою твоей щедрости, однако провести с тобой ночь… Боже, я хочу этого, как ничего никогда не хотел!
Ты мне веришь?
— Только одну ночь, — слабеющим голосом напомнила она, — чтобы подтвердить наш брак. После этого можешь искать удовольствия где угодно — с моего полного благословения.
— Только на одну, — эхом откликнулся он, — а после этого я и пальцем тебя не трону.., разве что ты сама попросишь.
— Никогда.
— Что ж, посмотрим.
Сердце Сюзанны глухо заколотилось в груди.
— Только не смейся надо мной, хорошо? И никогда-никогда — слышишь? — не вспоминай об этом, сколько бы лет ни прошло. Ты обещаешь, да?
— Да, можешь мне верить.
Она чувствовала, как все начинается снова: он хотел ее, хотел получить с ее помощью то, к чему стремился, и она хотела того же, только по другой причине. Благодаря ночи, проведенной в его объятиях, она станет его женой, частью его семьи, и не только в глазах закона, но и в глазах мужа.
Как бы он ни смеялся, эта ночь свяжет их неразрывными узами. Это был своего рода договор — его тайна в обмен на ее девственность.
— Ты хочешь поцеловать меня, Ангус?
— Да. На этот раз, надеюсь, ты не станешь возражать?
Сюзанна смущенно улыбнулась и тут же покраснела, вспомнив, как по-дурацки вела себя, даже не догадываясь, что ему на самом деле нужно. Теперь она твердо намеревалась дать ему все, что он потребует от нее.
— Ты можешь делать со мной все, что пожелаешь. Считай, что это мой свадебный подарок.
— Все, что только пожелаю? — Ангус игриво вскинул бровь. — Ты серьезно?
Сюзанна молча кивнула. Чтобы заставить его поверить, она сама потянула его руку к вырезу свадебного платья.
— Да, все, что хочешь. Я тебе доверяю.
Шутливое настроение исчезло без следа: пальцы Ангуса осторожно гладили гладкую горячую кожу, а в глубине его темно-синих глаз разгоралось пламя.
— Пойдем в спальню.
— Как скажешь. Но.., может, мне лучше сначала снять платье и переодеться в ночную сорочку?
— Даже не думай об этом!
Наклонившись, он подхватил Сюзанну на руки. Ее сердце сжалось от страха, но она не посмела возражать, а обняла его за шею и попыталась улыбнуться. Ей стало немного легче, когда она взглянула в лицо человека, которого когда-то любила больше жизни. «Вспомни, как это было, — сказала она себе, — и не забудь, ради чего ты сегодня так поступила».
Глава 7
Ей показалось, что все произошло мгновенно.
Ангус взлетел по лестнице, словно на крыльях; Сюзанна и опомниться не успела, как муж уже внес ее на руках в спальню и осторожно опустил на кровать. Она еще гадала, что ей делать: лечь или лучше сесть, а он уже сорвал с себя рубашку, обнажив широкую, бронзовую от загара грудь и руки с мощными узлами мускулов, игравших при каждом его движении. Ангус был так красив, что Сюзанна с удовольствием любовалась бы им и дальше, но в этот момент его пальцы легли на застежку брюк, и ей ничего не оставалось, как только, слабо пискнув от смущения, поспешно юркнуть под одеяло прямо в розовом свадебном платье.
— По-моему, на вас слишком много всего надето, миссис Йейтс, — насмешливо заметил он, взобравшись на постель и вытянувшись поверх одеяла. — Вы позволите?
— Я сама, — дрожащим голосом пробормотала она; ее непослушные пальцы еще долго дергали бы кружева, если бы горячая рука мужа не отодвинула их в сторону.
Расстегивая пуговки корсажа, он ласкал ее шею, и горячие прикосновения его губ заставляли Сюзанну вздрагивать и ежиться от удовольствия. Неожиданно раздался шепот над самым ее ухом:
— Не возражаешь, если для начала я тебя поцелую?
Она благодарно кивнула; теперь по крайней мере она знала, что ее ждет, и готова была доставить удовольствие мужу.
Как и во время свадьбы, Ангус вначале лишь слегка коснулся ее губ, словно пробовал их на вкус. Постепенно поцелуй становился более настойчивым, и вот уже его язык жадно ворвался в ее полуоткрытый рот. На этот раз руки Ангуса не лежали на ее плечах, они как бы жили собственной жизнью.
Сюзанна и ахнуть не успела, как он высвободил из корсажа ее груди. Его искусные пальцы осторожно потирали чувствительные бутоны сосков, пока те не затвердели от желания.
Оторвавшись от ее губ, Ангус припал к напрягшейся груди, нежно покусывая соски, будто ароматные лесные ягоды.
Сюзанне казалось: еще немного, и она сойдет с ума от охватившего ее наслаждения.
Но вот он снова припал к ее губам, и на этот раз Сюзанна не осталась безучастной. Язык ее встретился с языком мужа в вечной, как сама жизнь, чувственной игре, пальцы запутались в его густых волосах. Обхватив ладонью затылок Ангуса, Сюзанна неосознанным движением прижала его к себе. Никогда в жизни она еще не испытывала ничего подобного. Ей хотелось, чтобы поцелуй длился вечно, но она уже догадывалась, что Ангус вряд ли удовлетворится одним лишь поцелуем, — достаточно было посмотреть, с каким яростным нетерпением его руки дергают и тянут вниз ее платье, и ей все стало ясно. Ее припухшие соски терлись о его обнаженную грудь, и Сюзанна едва не вскрикивала от наслаждения. Она подумала, не попросить ли, чтобы он остановился, но опоздала. Одна рука Ангуса уже пробралась ей под платье, осторожно раздвинула ноги и, несмотря на ее испуганный крик, коснулась влажных складок ее потайного местечка.
— О нет! — взмолилась она. — Только не сейчас.
Ангус тотчас же убрал руку и внимательно посмотрел на жену. С сильно бьющимся сердцем Сюзанна подняла на него испуганные глаза, ожидая гнева или раздражения, но увидела лишь лицо мужа, искаженное желанием и одновременно преисполненное такой нежности, что у нее защемило сердце.
В темно-синих глазах Ангуса вдруг появилось извиняющееся выражение.
— Надеюсь, тебе было хорошо?
Сюзанна мучительно покраснела.
— Да.., очень хорошо. Просто я не ожидала, что ты дотронешься до меня.., там, то есть, я хочу сказать, — поправилась она, — дотронешься рукой. Про то.., про другое мне известно, но, — глаза ее молили, — я еще не готова, понимаешь?
Ангус улыбнулся, и Сюзанна вздрогнула, увидев ту самую улыбку, которую она помнила столько долгих лет. Так улыбается человек, уверенный, что в его распоряжении вечность.
На душе у нее внезапно стало тепло и спокойно, как в детстве.
— Мне понравилось целоваться с тобой…
— Откровенно говоря, мне тоже. Единственное, что меня раздражает, это твое платье, по-моему, оно здорово мешает…
Сюзанна молча кивнула. Не отрывая от него глаз, она натянула одеяло до подбородка и на ощупь сначала избавилась от роскошного туалета, потом так же под одеялом стянула с себя белье и отшвырнула в сторону ворох шелковых тряпок. После этого она провела языком по губам, подняла на мужа глаза и робко улыбнулась:
— Ну вот.., платья больше нет.
— Чудесно. А теперь иди сюда и поцелуй меня еще раз.
— Я бы с радостью, но… — Сюзанна замялась, гадая про себя, будет ли он смеяться, если она признается, что до жути боится — боится почувствовать, как соприкоснутся их обнаженные тела, ведь теперь на ней нет ничего, даже крошечного клочка ткани.
Вдруг она вспомнила, как его разбухшая мужская плоть во время поцелуя тяжело вжималась в ее живот, и жар пробежал по всему ее телу.
— Дай мне руку, Сьюзи.
Неуверенно улыбнувшись, Сюзанна покачала головой:
— Только не сейчас.
— Знаешь, о чем я думаю? — Ангус склонился к ней, и на губах его заиграла спокойная улыбка. — Мне кажется, ты боишься, и совершенно напрасно.
— И вовсе я не боюсь!
По лицу Ангуса было заметно, что он едва сдерживается, чтобы не рассмеяться.
— Ты ведь уже видела его.., раньше. Помнишь, когда вы подглядывали за мной, пока я купался.
— Ну, тогда все было по-другому.
— Просто ты сама тогда была другая, — усмехнулся он. — А теперь ты превратилась в женщину, и природа требует свое. Дай мне руку, будем считать это первым знакомством, хорошо? А потом я снова поцелую тебя, обещаю. Ты согласна?
Сюзанна даже зажмурилась от удовольствия при мысли о том, что скоро их губы снова сольются воедино, обнаженная грудь мужа прижмется к ее груди, ноги сплетутся и они вновь станут единым целым. Радостно улыбнувшись, она потянулась к нему, осторожно погладила кончиками пальцев его щеку, потом рука ее скользнула вниз, легко коснулась обнаженной груди, а затем и живота. Ангус незаметно следил за женой, смущенный и очарованный этой неожиданно смелой лаской. Наконец он не выдержал — легкая дрожь нетерпения пробежала по всему его телу. Накрыв ее руку своей, он мягко, но настойчиво потянул ее вниз, к затвердевшей мужской плоти.
Сюзанна отчаянно дергала рукой, стараясь высвободиться, но Ангус был неумолим. Накрыв ее ладонью свое копье, он снова припал к губам жены, и в тот же самый момент весь мир для Сюзанны вдруг перестал существовать. Даже размеры его напряженной плоти уже больше ее не пугали — казалось, каким-то глубинным женским инстинктом она внезапно поняла, какое огромное наслаждение очень скоро подарит ей муж. Отбросив прочь сомнения, она осторожно погладила подрагивавшее от напряжения копье.
С губ Ангуса сорвался хриплый стон, и рука его вновь раздвинула ее бедра. Только теперь Сюзанне стало понятно, что он собирается сделать, и хотя она все еще судорожно сжимала ноги, однако все ее тело уже сгорало от предвкушения того чудесного, что вот-вот должно было произойти, если Ангусу удастся добиться своего.
— Пора. — Низкий голос Ангуса стал хриплым и чувственным. — Доверься мне! Сейчас ты должна верить мне так, как не верила до сих пор!
— Хорошо, — выдохнула она. — О таком я и не мечтала!
— Какая ты нежная, мягкая… И уже совсем готова меня принять.
— Я готова, — эхом откликнулась Сюзанна. — Да, я готова.
Эти слова сломали последнюю преграду, еще сдерживавшую его. Припав к ее губам, Ангус с силой раздвинул ей ноги и устроился между ними, в то время как его пальцы очень осторожно раздвинули влажные складки и осторожно скользнули внутрь.
Что будет, если по какой-то неизвестной причине его огромное копье, казавшееся одновременно орудием и пытки, и наслаждения, вдруг не сможет проникнуть внутрь — туда, куда ему положено? Сюзанна боялась, что умрет от стыда и ужаса. А может, она так или иначе умрет, вдруг пронеслось у нее в голове. Она ведь такая громадная, эта штука! Сердце ее колотилось в груди, как молот, над ухом слышалось прерывистое, хриплое дыхание Ангуса, и ей вдруг пришло в голову, что они оба могут умереть прямо тут в постели, не выдержав сладостную и мучительную пытку. Если в ближайшие секунды ничего не произойдет, так оно и будет…
— Сюзанна!
— Я знаю. — Взяв в руку его тяжелое, пульсирующее копье, она осторожно помогла направить его. — Я все понимаю. Не стоит больше ждать.
— Мне невыносимо думать о том, что я могу причинить тебе боль… — Он еще не успел договорить, как горячая плоть его нежно, но настойчиво скользнула в ее лоно Один легкий толчок, и он замер в ожидании.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...