ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Не думаю, что она тебе сегодня понадобится, но можешь снова одолжить мою рубашку, если хочешь. Кстати, она тебе очень идет.
— Прекрати издеваться, она мне страшно велика, и ты отлично это знаешь. — Сопроводив свою отповедь очаровательной улыбкой, Сюзанна подняла на мужа глаза. — Послушай, Ангус, уже пора спать, так что, может, обсудим все это прямо сейчас?
— Согласен. — Кивнув, Ангус обхватил ее за талию и посмотрел ей в глаза. Лицо его вдруг стало каким-то растерянным — видимо, мысль о том, как им быть дальше, тревожила его куда сильнее, чем ей казалось.
Скорее всего это из-за детей, решила Сюзанна. Наверное, Ангус долго ломал себе голову над тем, как представить их фиктивный брак настоящим в глазах мальчиков. А может, ему хотелось, чтобы они увидели отца с мачехой в одной постели? Эта мысль показалась Сюзанне одновременно странной и соблазнительной. Что ж, ничего удивительного, ведь Ангус всегда мечтал, чтобы у его детей была нормальная жизнь, и письмо, написанное Деннисом Райорданом, лишний раз это подтверждало.
— Как тебе будет угодно, — мягко сказал он. — Только скажи, и я в лепешку расшибусь, чтобы доставить тебе удовольствие.
Сюзанна с трудом подавила желание кинуться к нему на шею и расцеловать его за то, что он такой хороший муж и изумительный отец. Все же она сдержалась, решив, что с этим можно подождать. Лучше ответить ему в том же тоне и показать, что она относится ко всему с той же серьезностью, что и он.
— Сегодня можно делать что угодно, а вот завтра, когда мальчики вернутся домой, очень важно, чтобы мы с тобой оба вели себя соответствующим образом. Люк понаслышке уже знает о том, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они остаются в постели. Как ты сам мне сказал, детские иллюзии — дело святое, и мы должны относиться к ним очень бережно.
— Согласен. Но разве сегодняшний вечер не принадлежит нам с тобой? — осторожно уточнил Ангус. — Надеюсь, я правильно тебя понял? — Сюзанна кивнула, и он шумно вздохнул. — А теперь скажите мне, миссис Йейтс, что я могу сделать, чтобы доставить вам удовольствие?
— Вы пожертвовали собой, мистер Йейтс, — мягко улыбнулась Сюзанна, — значит, это вам решать, что я могу сделать, чтобы доставить вам удовольствие?
Неуверенная улыбка скользнула по его губам. Ангус уже приоткрыл было рот, чтобы что-то сказать, но вдруг передумал. Он взял ее лицо в ладони и припал губами к ее губам — в точности как это сделал Бен во время брачной церемонии.
Сюзанна ответила ему со всем пылом, на который была способна, одновременно понимая всю абсурдность положения, в которое попала.
Они не должны целоваться, мелькнуло у нее в голове, во всяком случае, так пылко. Конечно, все это вполне невинно, забавно и приятно — но только сегодня вечером. И правда, почему бы не повалять дурака, ведь уже завтра мальчики вернутся домой, и со всем этим будет покончено навсегда. Однако она уловила в этом поцелуе нечто греховное, что заставило ее покраснеть.
Ей всегда до смерти хотелось, чтобы он целовал ее именно так, она мечтала об этом, даже когда он уехал, разбив ей сердце и заставив долгими ночами рыдать в подушку. Ах, какой поцелуй — нежный, благопристойный.., предмет девичьих грез! Да и мог ли он оказаться другим, коль скоро Ангус старается наилучшим способом провести вместе их единственный вечер?
Внезапно его рука, соскользнув вниз, осторожно раздвинула кружева, украшавшие вырез на платье, и еще больше обнажила нежные полушария юной груди. Только тут до Сюзанны дошло, что именно казалось ей греховным в его поцелуе. Стараясь не выдать страха, который мутной волной поднялся в ее душе от этого прикосновения, она осторожно отодвинулась.
— Ангус, мы не должны… Это.., это просто замечательно, но не надо. Нам не следует этого делать. Никогда.
— Все хорошо, Сьюзи, не волнуйся.
Ангус попытался снова привлечь ее к себе, но Сюзанна уперлась обеими руками ему в грудь.
— А я и не волнуюсь. — Она еще более решительно вывернулась из его рук. — Просто веду себя, как разумный человек. Неужели ты не понимаешь, куда это может нас завести?
Ангус со свистом втянул в себя воздух.
— Полагаю, что в спальню. А что тут такого?
— Ангус Йейтс! — возмутилась Сюзанна и стала лихорадочно оглядываться в поисках одеяла, затем схватила первое, что подвернулось ей под руку, и судорожно прикрыла полуобнаженную грудь ночной сорочкой. — Что ты такое говоришь?
— Когда я потушу свет, тебе будет легче…
— Не вздумай этого делать! — Она взвизгнула. — Неужто я соглашусь подняться с тобой в спальню, когда ты в таком состоянии? Да за кого ты меня принимаешь!
— За замужнюю женщину! — промурлыкал он. — Слушай, Сьюзи, даже моему ангельскому терпению бывает предел! Тебе не кажется, что сейчас самое время…
При виде огня, что вспыхнул в его глазах, по спине у Сюзанны побежали мурашки.
— Послушай, Ангус, это какая-то ужасная ошибка! — залепетала она. — Я.., я как-то об этом не подумала. Мне казалось, что будет лучше.., я была уверена…
Сюзанна отчаянно пыталась выдавить из себя улыбку, хотя от страха ее желудок стянуло ледяным узлом.
— Взгляни на меня, — умоляюще прошептала она. — Разве ты меня не узнал? Это же я, маленькая Сьюзи Хеннесси. Если бы ты хотел взять в жены ребенка, ты бы женился на мне много лет назад, верно?
Поскольку Ангус молчал, Сюзанна с надеждой в голосе повторила:
— Это просто недоразумение. Нам лучше сесть и спокойно все обсудить…
— Разумеется.
Она осторожно сделала шаг назад.
— Непременно. Выберем подходящее время, а потом…
— И как мы это обсудим, по-твоему?
Сюзанна озадаченно заморгала.
— Ну, для начала вспомним, что для нас обоих самое главное. Мы поженились ради мальчиков и…
— Вот как? — Перебил он. — А мне-то казалось — ради Меган.
— Ладно, пусть так. Ради мальчиков и ради Меган.
— Положим, это ты ради них вышла за меня, — с нажимом сказал Ангус.
— А разве ты не из-за этого женился на мне? — удивилась она.
Закинув голову назад, Ангус разразился так хорошо знакомым ей заразительным смехом, потом, немного успокоившись, направился к двери.
— Куда ты? — растерялась Сюзанна.
— Буду спать в конюшне, на рассвете мы уедем.
— Уедем куда? В город? — Она растерялась. — О нет, только не это! Неужели ты решил развестись? Может, сначала все спокойно обсудим?
— Развод — это только для женатых! — ледяным тоном Отрезал Ангус. — К счастью, наш с тобой брак как был, так и остался только на бумаге. Супругами мы так и не стали, а без этого, моя дорогая, ты мне не жена, а всего лишь нахлебница, обуза. Впрочем, именно этим ты всегда для меня и была. — С этими словами он не оглядываясь пересек комнату и, выйдя за Дверь, с грохотом захлопнул ее за собой.
— Это просто недоразумение, — с несчастным видом, как попугай, повторяла Сюзанна, глядя ему вслед, хотя уже поняла, что сама же все испортила. Видимо, не желая того. она каким-то образом дала Ангусу понять, что подарит ему свою девственность, даже несмотря на то что не любит его.
Впрочем, ведь и он ее тоже не любит.
Сюзанна опустилась в глубокое кресло у камина, раздумывая о том, насколько мужчины не похожи на женщин.
Она слышала это сочни раз, но только теперь поняла, насколько верно подобное утверждение. Мужчинам всегда до смерти хочется одного — с любой женщиной, даже с такой, которую они считают обузой для себя. Именно об этом когда-то предупреждала ее мама. И разве не об этом она твердила Мегги? А вот сама почему-то не вспомнила!
Припомнив, как палицы Ангуса ласкали ее обнаженную грудь, Сюзанна порозовела. Потом в ее памяти всплыл их поцелуй на свадьбе, то, как крепко муж прижимал ее к себе и каким взглядом смотрел на нее сегодня утром, когда она, полураздетая, лежала в его постели.
«Выпей вина, Сюзанна.., тебе будет легче.., надень ночную сорочку, Сюзанна…» Чудовище, сладострастный монстр!
И как она сразу не догадалась!
И тут вдруг на глаза Сюзанны навернулись слезы. По дороге сюда муж рассказал ей об измене Кэтрин, доверил самое личное, самое тайное в надежде на то, что очень скоро и она доверит ему самое ценное из своих сокровищ — свою девственность. А теперь он собирается развестись с ней. Господи, как же все запуталось! Мальчики снова останутся с отцом, который с трудом выносит их присутствие, а она старой девой тихо угаснет в Сан-Франциско рядом с Меган и Беном. Да и Ангус почувствует себя полным идиотом оттого, что снова доверился женщине.
Ну нет, она просто не имеет права допустить такое. Нужно сделать все, чтобы спасти их брак любой ценой, иначе главным виновником будет она сама. Ей необходимо принести эту жертву и отплатить Ангусу за его доверие. В результате их брак только укрепится.
— Сюзанна?
— О, Ангус! — Вскочив на ноги, Сюзанна стрелой помчалась на его голос, на бегу утирая ночной сорочкой градом катившиеся из глаз слезы. — Я.., я не слышала, как ты вернулся.
— Мне не следовало кричать на тебя. — В его голосе звучало раскаяние. — Мне нет оправданий, кроме одного — я уже очень давно одинок. Когда мужчина, который долго жил один, вообразит, что женщина согласна.., э-э.., быть с ним, для него просто-таки нож острый, если она вдруг возьмет да и передумает. Я все это говорю тебе не для того, чтобы оправдаться, — хрипло добавил он, — просто ты должна понять, что со мной творится.
— Тебе не нужно извиняться, — прошептала Сюзанна. — Это я все запутала. Если честно, я не нарочно, но так уж вышло. Поверь, мне очень жаль.
— Только не плачь больше, хорошо? — попросил Ангус. — Можешь спать в постели Люка, если хочешь. И не волнуйся: утром я поговорю с судьей Уинстоном, и он подскажет, как все исправить.
Поколебавшись, Сюзанна крепко сжала его руку.
— Можно тебя попросить об одном одолжении, Ангус?
— Надеюсь, ты не собираешься снова сделать мне предложение? — с притворным страхом застонал он.
— Э.., ты почти угадал. Что-то в этом роде…
— Сюзанна…
— Нет, пожалуйста, послушай. Мне нужно знать. Если бы я сразу сказала тебе, что не собираюсь делить с тобой постель, что ты волен искать нужное тебе на стороне и я никогда не упрекну тебя за это — согласился бы ты жениться на мне? — По лицу Ангуса Сюзанна поняла, что он намерен снова объяснить ей, какой смысл вкладывает в слово «брак», поэтому торопливо добавила:
— На этот раз я хотела сказать, что готова стать твоей женой по-настоящему, потому что никогда не смогу стать твоим мальчикам матерью, если не буду женой их отцу. Я все поняла и со всем согласна: если ты дашь мне слово, что речь идет только об этой ночи…
Ангус подозрительно вгляделся в ее лицо.
— О чем это ты толкуешь?
— Я хочу сказать, что согласна провести с тобой ночь.
Одну. Теперь понятно?
Ангус на мгновение замер.
— Уж не хочешь ли ты сказать, что согласна принадлежать мне — так же, как Меган будет принадлежать Бену?
— Да. Только один раз. Этого достаточно?
Суровое лицо Ангуса немного смягчилось.
— Признайся честно, для чего ты все это затеяла, Сьюзи? Ради двух мальчишек, которые, в сущности, тебе чужие?
Или ради подруги, которая скорее умерла бы, чем решилась принять от тебя подобную жертву? Что ты сама об этом думаешь?
— Думаю, что и ради нас с тобой тоже — ничуть не меньше, чем ради них, — призналась Сюзанна. — Ты вовсе не был обязан рассказывать мне, что произошло между тобой и Кэтрин, и мог унести свою тайну с собой в могилу. Если хочешь знать, мне тоже казалось, что моя девственность останется при мне навсегда и я унесу ее с собой в могилу. Но ты.., ты поделился со мной своей тайной, Ангус, а значит, и я должна поделиться с тобой всем, что у меня есть. Так мы скрепим наш договор, понимаешь? Одна ночь в уплату за одну тайну, а после этого — вся жизнь, полная доверия. Ну как, такие условия тебе подходят?
Сюзанна впилась взглядом в его лицо, уверенная, что муж просто раздавлен ее великодушным предложением; но вместо того чтобы преисполниться благодарности, он молча глазел на нее, словно сомневаясь, в своем ли уме его жена.
Потом, к вящему смущению Сюзанны, Ангус закинул голову назад и оглушительно захохотал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...