ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Ты же сама видела: на него никакой надежды и он никогда не изменится, никогда! Старина Ангус, — с жесткой усмешкой протянул Люк. — Мы просто выдумали, что он добрый и любит нас, — хотели, чтобы так было на самом деле, но это невозможно.
Сюзанна и сама уже думала об этом, но слышать такие слова из уст семилетнего ребенка, да еще сказанные столь хладнокровно и даже безжалостно, было невыносимо.
— Не правда! Я знаю, что прежний Ангус все еще жив, и могу это доказать! — Заметив издевательскую ухмылку на лице Люка, Сюзанна торопливо продолжила:
— Конечно, вряд ли через год он снова станет таким, как прежде, на это потребуется гораздо больше времени, но,.. Люк, ты куда?
Обернувшись, мальчик через плечо смерил ее холодным взглядом.
— Ты в точности как мама: ничего не хочешь видеть, будто ослепла! А все из-за этих дурацких поцелуев — тебе они тоже нравятся чересчур сильно…
— Люк Йейтс!
— Извини, у меня еще полно дел. — Дверь с грохотом захлопнулась.
Из груди Сюзанны вырвался тяжелый вздох. Нахмурившись, она обернулась к Джонни.
— Похоже, твой брат сегодня не в настроении.
Малыш уныло кивнул.
— Он и на маму тоже часто кричал…
Сюзанна на мгновение задумалась.
— Твоя мама многое прощала отцу, потому что ей нравилось его целовать, я правильно поняла Джонни?
— Да Люк не о папе! — пояснил малыш. — Он имел в виду дядю Алекса! Мама его любила целовать, а вовсе не папу, а Люк из-за этого всегда так бесился, ужас какой-то!
— Понятно… — Сюзанна ласково погладила мальчика по руке. — Так они что же, целовались прямо у вас на глазах?
— Нет, когда думали, что мы их не видим, как и вы.
Сюзанна смущенно кашлянула.
— Но мы с твоим папой муж и жена…
— Дядя Алекс тоже был женат — на миссис Монро, — не сдавался Джонни.
Сюзанна закусила губу.
— А миссис Монро знала, что твоя мама любит дядю Алекса?
— Думаю, да, потому что она терпеть не могла маму и нас тоже, особенно Люка.
— Могу себе представить. — Сюзанна вздохнула. — Скажи, милый.., ты согласен с Люком, что мы должны все втроем сесть на плот, уплыть куда глаза глядят и никогда больше не видеть вашего папу?
— Не знаю. Иногда согласен.
Сюзанна понимающе кивнула.
— Я тоже, Джонни. Только мне кажется, дело все-таки идет на лад, правда, не так быстро, как хотелось бы.
— Когда ты уехала, стало совсем плохо, а потом мама заболела и стало еще хуже… — Малыш пожал худенькими плечами и робко улыбнулся. — Теперь, когда ты здесь, мне больше нравится!
— Тогда будем считать, что это решает дело. — Порывисто наклонившись к мальчику, Сюзанна прижала его к себе. — Нам обоим тут нравится, и нам хорошо вместе, так что предлагаю остаться еще ненадолго и посмотреть, что из всего этого выйдет, согласен?
На лице Джонни отразилось явное облегчение, и он поспешно закивал.
— Лучше я пойду помогу Люку, а то он и на меня разозлится.
— А я пока соберу побольше всяких вкусных вещей для нашего пикника…
Джонни хитро улыбнулся:
— Держу пари, Люк будет ворчать до тех пор, пока не набьет себе живот, а потом тут же подобреет. — Вприпрыжку подбежав к двери, он обернулся и весело подмигнул:
— Пока, Сюзанна!
* * *
Что ж, думала Сюзанна, если ей пока не удается влиять на мужа, она по крайней мере не позволит семилетнему мальчишке портить им жизнь из-за своего дурного настроения.
Надо только придумать, как заставить его хоть на время забыть о своих обидах. Сюзанна попыталась поставить себя на место Люка. Итак, для начала яблочный пирог, решила она, и побольше. Словно бы невзначай брошенная похвала, какая-нибудь интересная история, что-нибудь смешное, снова яблочный пирог — и так все три дня, пока они остаются втроем.
В результате мрачность Люка стала понемногу таять, как снег на солнце, и к нему вновь вернулось обычное ровное настроение. Жизнерадостным Люка вообще трудно было назвать, он нечасто улыбался, и однако при всей своей сдержанности уже сейчас обладал редким обаянием. Главным же достоинством его был открытый, честный взгляд; любой, поговорив с ним хоть пару минут, незаметно для себя проникался к нему полным доверием.
Порой Сюзанна ловила себя на том, что со страхом ждет возвращения Ангуса. Она не могла без содрогания представить себе его холодное, суровое лицо. При мысли о том, что он может разрушить то хрупкое ощущение счастья, которого ей с таким трудом удалось добиться, сердце ее ныло от боли.
И все же, едва услышав стук копыт, она, не задумываясь, выскочила на крыльцо и, забыв обо всем, кинулась навстречу мужу.
Всадника и его коня покрывал серый слой пыли, однако сам Ангус выглядел усталым, но довольным. От одного его взгляда у молодой жены перехватило дыхание. Он вдруг показался ей таким высоким, таким властным, таким уверенным в себе. Сюзанна внезапно почувствовала, как у нее пересохли губы при одной только мысли о том, как она, стащив с него пропыленную одежду, усаживает его в ванну, до краев полную воды, а потом сама прыгает к нему, чтобы вволю насладиться любовью.
Но Ангус даже не взглянул на нее. Загнав в кораль мустангов, Ангус обернулся и, заметив Джонни, наблюдавшего за ним с приоткрытым от восхищения ртом, двинулся к нему.
Остановившись возле малыша, он резко натянул поводья, свесился вниз и одним неуловимо быстрым движением бросил что-то прямо ему в руки. Щенок! Сюзанна чуть не подпрыгнула. Нескладный, с золотистой шерстью — до этой самой минуты Ангус прятал его под плащом.
Джонни завопил от восторга, и Ангус, удовлетворенно кивнув, повернул своего гнедого к верхнему загону для лошадей — туда, где молча стоял старший из двух братьев.
«Пожалуйста.., ну пожалуйста!» — умоляла про себя Сюзанна, сама не понимая, обращается она к Ангусу или к кому-то еще более могущественному.
Глава 9
Ангус подъехал к старшему из двух сыновей Алекса Монро, мучительно гадая, как помириться с мальчиком. За те три дня и три ночи, что он отсутствовал, у него было немало времени, чтобы хорошенько подумать. Сюзанна в очередной раз оказалась права. Значит, нужно найти способ уладить дело раз и навсегда.
Несмотря на хаос, царивший в его душе, Ангус с невольной гордостью наблюдал, как уверенно управляется с Миднайтом Люк. «Это умение парень никак не мог унаследовать от похотливого ублюдка Алекса Монро, — злорадно думал он. — Люк — вылитый Ангус Йейтс, точнее, старый Деннис Райордан, потомок бесчисленных Райорданов и Йейтсов, поколение за поколением разводивших лошадей».
И все же стоило только Люку прямо и открыто взглянуть ему в глаза, как Ангус недовольно поморщился. Этот парнишка — настоящая заноза в заднице, но он дал себе слово сделать все, чтобы в доме наконец воцарился мир.
— Я вернулся.
— Вороной забыл про свой норов, — с напускным безразличием бросил Люк.
— Да, я заметил. — Ангус едва удержался от улыбки при виде мальчишеской самоуверенности. — Кстати, я привез щенка в подарок вам с братом. И еще ты можешь забрать себе Миднайта.., если хочешь, конечно. Раз тебе удалось поладить с ним, он твой. Впрочем, — добавил Ангус с такой же нарочитой небрежностью, как перед этим Люк, — можно, конечно, продать его. Выручим неплохие деньги, и ты получишь свою долю, а после сможешь выбрать любого мустанга из тех, что я привел, и объездить его для себя. — Ангус невольно улыбнулся, вспомнив свою первую лошадь, ту самую, что объездил еще в Ирландии. Тогда он был совсем мальчишкой и ни за какие сокровища в мире не согласился бы расстаться с ней!
Люк немного поколебался, потом, решившись, коротко кивнул:
— Согласен. Давай продадим Миднайта, а деньги поделим пополам.
Ангус с трудом сдерживался. Откуда в мальчике такая жадность? Впрочем, чему удивляться — ведь речь идет о сыне Алекса Монро, а он не знал человека более жадного. Если мальчишка по какой-то злой иронии судьбы унаследовал отцовскую алчность, то дело совсем плохо.
Все же, сумев взять себя в руки, он как можно дружелюбнее кивнул Люку, стараясь ничем не выдать своего разочарования.
— Ладно, получишь ты свою долю. Только, убей Бог, не понимаю, на что она тебе!
— Для Сюзанны.
После этих слов Ангуса внезапно захлестнула волна облегчения, но спустя мгновение он задумался. Что именно имел в виду Люк? Может, он хочет сделать мачехе подарок?
Решившись наконец, он повернулся к мальчику.
— Деньги не могут купить того, что нужно Сюзанне.
Видишь ли, она ведь мечтает о том, чтобы у нас все было хорошо, и я тоже этого хочу…
— Только ради того, чтобы она тебя поцеловала!
Даже не успев сообразить, что делает, Ангус резко натянул поводья, и лошадь испуганно попятилась. Так-так, с невольной грустью подумал он. Похоже, наладить отношения с этим волчонком будет куда труднее, чем он надеялся.
— Возможно, я не стал для тебя отцом, о котором ты мечтал… — начал Ангус.
— По-моему, ты не был отцом вообще!
Лицо Ангуса помрачнело, однако он все еще сдерживался.
— Мне потребовалось немало времени, чтобы научиться…
— Да неужели? Ты с самого начала это знал!
— Думал, что знаю, — устало объяснил Ангус, — а это не одно и то же. Однако я попытаюсь, даю тебе слово.
— Потому что любишь Сюзанну?
Пока растерявшийся Ангус гадал, что на это ответить, Люк уже передернул плечами, словно извиняясь за собственную глупость.
— Можешь не волноваться — она и так тебя любит и ради тебя готова в лепешку расшибиться. Так всегда бывает у женщин, так что тебе вовсе не обязательно делать нам подарки.
— Так или иначе, — буркнул Ангус, — щенок теперь ваш — твой и Джонни! Если ты сможешь объездить одного из этих неуков, он тоже будет твоим.
— А как насчет платы за то, что я укротил Миднайта? — вкрадчиво осведомился Люк. — Я заработал эти деньги, и ты это знаешь.
— Ты получишь их завтра еще до полудня.
Довольно кивнув, мальчик повернул вороного и без лишних церемоний галопом умчался прочь.
Кажется, на сегодня уже хватит, с горькой усмешкой подумал Ангус. Тронув поводья, он понуро поехал к дому, не без основания ожидая, что жена примет его так же холодно, как только что Люк.
* * *
Сюзанне безумно хотелось кинуться в его объятия, обхватить руками за шею, расцеловать за то, что он заставил маленького Джонни сиять от радости, но она ограничилась тем, что стряхнула кончиком пальца соломинку, прилипшую к щеке мужа.
— Пойди умойся, а я пока подогрею суп. Потом мне надо съездить в город.
— Вот как?
Прежде чем ответить, Сюзанна доставила себе маленькое удовольствие и насладилась ноткой разочарования в его голосе.
— Дороти Уинстон пригласила нас на чай — меня, Меган и еще нескольких знакомых дам. Мы хотим попрощаться с Мегги. Между прочим, у нее будет и жена Тома.., как ее…
Дженни, кажется? А еще Мэрилин…
— Мэрилин Поттер, — кивнул Ангус. — Злобная ведьма.
— Спасибо, что предупредил, — усмехнулась Сюзанна и, немного помолчав, добавила:
— Как мило с твоей стороны привезти им собачку…
— Это ничего не значит, — буркнул Ангус.
— Наоборот, это очень важно, — поправила Сюзанна. — Джонни уже окрестил ее Золотинкой — из-за цвета шерсти.
— Между прочим, тебе я тоже кое-что привез.
— Да?
— Тоже вроде как «золотинку» — отыскал эту штуку в русле пересохшего ручья. — С показной скромностью Ангус протянул Сюзанне крохотный самородок — не больше дюйма величиной. — Из него может получиться неплохое обручальное кольцо, как ты думаешь?
— Пожалуй, — протянула Сюзанна и тут же осеклась.
Только бы он не подумал, что она передразнивает его манеру говорить, только бы догадался, насколько глубоко ее тронул подарок. — Вот суп и пирог, — мягко сказала она. — Ешь, а мне придется уйти, иначе я ни за что не поспею к Дороти.
— Я отвезу тебя в город.
— Нет. Ты и так валишься с ног от усталости. Меня отвезет Люк.
— Прошу прощения, миссис Йейтс, для этого у вас есть муж. Когда вы вдоволь наговоритесь, я привезу вас обратно домой.
Лицо Сюзанны порозовело.
— Кстати, в гостинице можно принять ванну и побриться — это обойдется меньше чем в доллар.
— Искупаться, побриться и выкурить сигару, — весело добавил Ангус.
— Ну что ж, тогда.., поехали!
* * *
Дженни Уэйлен, будучи на шестом месяце беременности и к тому же донельзя измученная болезнью матери, оказалась настолько очаровательным и милым созданием, что Сюзанна и Меган тотчас же прониклись к ней искренней симпатией.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...