ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Чета Капулетти вернулась домой в сильном возбуждении. Перебивая друг друга, родители посвятили сына в подробности закрытого заседания. Началось с того, что большинство потребовало последовать настояниям Чейза и обратиться за советом в Центр. Оттуда сообщили резолюцию Великого математика: пусть разбираются сами. Потом обсудили возмутительное поведение наставника и единодушно вынесли частное определение – рекомендовать ректору уволить Сторти из Университета, а общине агров – предать его суду чести. Самая горячая схватка состоялась по вопросу об ответственности Рома Монтекки. Маты добивались признания его виновным в насильственном похищении Улы, агры не давали согласия на такую формулировку. Их сторону принял и арбитр, заявив, что материалы слушания не подтверждают факты учинения насилия.
– А как же показания Клелии? – спросил Тибор.
– Эту дуру не приняли всерьез, – в сердцах сказала его мать.
– Слава богу, что никто не потребовал привлечь ее к ответу за ложные показания, – сказал Капулетти. – Я тебя предупреждал…
– Ах, оставь, если б мы следовали твоим советам, так остались бы при своих интересах. Здесь не до чистоплюйства. Наше дело правое, и надо отстаивать его любым способом!
Тибор одобрительно кивнул, и Капулетти, оставшийся в меньшинстве, решил, как обычно, придержать язык.
– Чем же кончилось?
– С грехом пополам согласились ограничиться похищением без насилия. Уж этого никто не мог отрицать. Полиции передано объявление, обязывающее всех, кому попадется на глаза Ром Монтекки, задержать его и передать властям.
– В таких случаях печатаются фотографии…
– Я понимаю, Тибор, что тебя беспокоит. Не тревожься, мы с отцом решительно воспротивились, чтобы и Ула красовалась в роли преступницы.
– Правда, арбитр заявил, что это ровно вполовину уменьшит шансы на их поимку, – осмелился заметить Капулетти.
– Тебе, я вижу, совершенно не дорога честь дочери!
– Что уж теперь скрывать, в зале было полно журналистов.
– Одно дело газета, и совсем другое – объявление о поимке. Это и дураку должно быть ясно.
– Ладно, не ссорьтесь. – Тибор решил вступиться за отца, заметив, что у того дрожат губы. – Будете ждать?
– Ничего другого не остается. Ты что-нибудь предлагаешь?
– Посмотрим, – уклончиво ответил Тибор.
В комнату вошла Клелия.
– Тут вас, – сказала она младшему Капулетти, – спрашивает какой-то юноша не из нашего клана.
Выйдя в вестибюль, Тибор увидел щуплого паренька, который нервно мял в руках свой берет.
– Что тебе?
– Ты Тибор Капулетти?
Тибор кивнул.
– Я Гель Монтекки, брат Рома. Помнишь, я послал тебе записку об их свидании?
– Разумеется. Явился ходатайствовать за братца? – спросил он враждебно. – Не надейся, от расплаты ему не уйти, и родственниками нам никогда не стать.
– Я не меньше тебя заинтересован, чтобы этого не случилось.
– Так чего же тебе от меня надо?
– Хочу предложить сделку. Я скажу тебе, где они укрываются, но с условием, что вы не сделаете брату ничего плохого. Забирайте свою Улу, и дело с концом.
– Вот как! – Тибор смерил его подозрительным взглядом. – Значит, ты и сам участвовал в побеге.
– Я узнал о месте, где они должны быть, час назад.
– От кого?
– Это тебя не касается.
– Если мы отпустим твоего брата, ему ведь все равно держать ответ перед властями.
– И это не твоя забота. – После секундной паузы Гель добавил: – Кроме того, когда Ула вернется домой, страсти поулягутся, и все дело можно будет спустить на тормозах. Думаю, и вам не слишком выгодно раздувать вокруг своей фамилии вселенский шум.
– А ты смышленый парень, как я погляжу, – ухмыльнулся Тибор. – Ладно, выкладывай.
– Условия принимаются?
– Что с тобой поделаешь! Хотя, откровенно говоря, я бы с удовольствием выдал твоему родственничку по первое число.
– Еще неизвестно, кто бы кому выдал! – возразил Гель, оскорбившись за Рома.
– Твой брат такой же мозгляк, как и ты! Земляные черви! А ты еще к тому же подлый доносчик!
– Сам ты дерьмо! – сказал Гель. – Тебе не понять, что я не продаю брата, а спасаю его.
– Заботясь больше всего о собственной шкуре.
– Я не намерен вступать с тобой в перебранку. Не хочешь – как хочешь. – И Гель пошел к выходу.
– Погоди, – догнал его Тибор. – Черт с тобой, заключим дьявольский союз, и так уже вымарались, дальше некуда.
– Ты твердо обещаешь сделать, как я сказал?
– Да, да, клянусь честью Капулетти!
– Ладно, проверим, какая у вас честь. Так вот слушай: они в Мантуе.
– А точнее?
– Адреса у меня нет. У приятеля Сторти Ферфакса. Найдете, городишко небольшой. Я пошел. Понятно, никто не должен знать о нашей сделке. И помни: ты поклялся честью своего рода.
Оставшись один, Тибор несколько минут обдумывал, как быть. Посвящать родителей явно не стоило. Отец начнет канючить относительно самоуправства, а мать увяжется за ними и наделает глупостей. Нет, он должен принять все на себя, взяв в компанию Пера и несколько дружков из самых надежных.
Тут ему в голову пришла блестящая идея. В зале заседания комиссии Тибор видел группу молодых агров, которые, как ни странно, выражали одобрение Чейзу, а бесноватый Голем грозился собственноручно прибить Сторти. Что, если предложить ему принять участие в поимке беглецов? Тогда никто не посмеет сказать, что маты творят произвол, обвинить их в намерении затеять межклановую драку. Тибор кинулся к телекому.
Через час команда была собрана: восемь матов, два агра и одна агрянка – Розалинда. Тибор сомневался, стоит ли брать на такое дело бабу, но Голем заверил, что на нее можно положиться, а кроме того, она может пригодиться, когда «будем брать твою Улу». Выраженьице Голема несколько покоробило младшего Капулетти, но довод он признал резонным. Собравшись на окраине, они коротко посовещались, погрузились в машины и на предельной скорости помчались в Мантую. Настроение у всех было приподнятое, одними владел охотничий азарт, другие просто предвкушали возможность повеселиться.
Первую остановку отряд сделал уже на окраине у мотеля. Пока робот в баре подавал закуску с ячменкой, Тибор и Голем, как два вожака, отправились к администратору, чтобы разузнать место нахождения беглецов.
– Чем могу служить? – спросил тот, поклонившись.
– Скажи-ка, хозяин, у тебя здесь вчера не останавливалась пара – она мата, он агр?
– Нет, синьоры, согласно инструкции мы не сдаем номера людям из разных кланов.
– Правильно, – одобрил Тибор. – Но они к вам могли зайти подкрепиться в баре.
– Да, пробыли здесь полчаса и уехали.
Тибор и Голем возбудились, как гончие, напавшие на след зверя.
– Куда?
– Этого я не знаю.
– Послушай, ты, образина, если утаишь от нас хотя что-нибудь, тебе несдобровать, я с тебя стружку сниму! – пригрозил Голем, заподозривший, что робот не склонен откровенничать.
Тибор подумал, что этот дурак испортит им все дело. С роботами тоже надо уметь обходиться. Он успокаивающе похлопал администратора по плечу.
– Не бойся, выкладывай все, что знаешь, и тебя никто пальцем не тронет.
Голем скривился, явно не одобряя заискиванья перед механизмом.
Роботы не умеют бледнеть, и страх, охвативший администратора, выразился в том, что его бегающие глаза забегали пуще прежнего. Тибора даже передернуло от этого зрелища.
– Синьоры не могут не знать, что мы говорим только правду.
– Вот и отлично. Скажи нам тогда, где проживает некий Ферфакс.
Администратор молчал.
– Ты что, и этого не знаешь?
– Мне известны адреса всех жителей города Мантуи, – сообщил робот с гордостью.
– Так говори.
– Не могу.
– Ах ты… – грязно выругался Голем и, развернув плечо, со всей силы ударил его кулаком в подбородок. Администратор пошатнулся, на лице у него образовалась вмятина, а из глаз посыпались электрические искры. Сам же Голем взвыл от боли и запрыгал по комнате, прижимая к животу окровавленную руку.
– Извините, синьор, что причинил вам боль, – сказал робот. – Я немедленно вызову нашу медицинскую сестру, чтобы оказать вам помощь. – Он нажал кнопку на пульте мотеля, и через секунду в дверях появилось еще одно металлическое существо в белом переднике с красным крестом. Как Голем ни чертыхался, ему пришлось довериться роботессе, ловко наложившей повязку и давшей ему на всякий случай противостолбнячную пилюлю.
Тибора унижение агра, хотя и союзного, только позабавило. Он опять подступился к администратору с расспросами.
– Я бы мог вовсе не отвечать, сославшись на полученное повреждение, – сказал тот с достоинством. – Но вы, синьор, обошлись со мной не так грубо, как ваш спутник. Поймите, нам категорически запрещено совершать поступки, угрожающие людям. А вы пытаетесь выведать место пребывания молодой пары с явно недобрыми намерениями.
– С чего ты взял, дурачок? Да мы условились с ними встретиться, эта девушка – моя сестра.
– Если вы условились встретиться, то должны знать адрес, – логично возразил администратор. – Нет, я чувствую, что вы за ними охотитесь.
– Ах, ты чувствуешь! – Тибор взбеленился не хуже Голема, но поостерегся пускать в ход кулаки. Он поискал глазами тяжелый предмет, чтобы изувечить наглую машину, но не нашел ничего подходящего, смачно плюнул в рожу администратору и пошел к выходу. Голем, охая, поплелся за ним, а два робота молча наблюдали эту позорную ретираду. Если б они умели хохотать!
На улице, где их ждала команда, Тибор, щадя чувства верзилы, сказал, что Голем упал и ушиб руку. Они начали обсуждать, где искать дальше.
– Я знаю где, – заявила Розалинда.
Тибор взглянул на нее с интересом. Чем больше он присматривался к этой рослой красивой девушке, тем больше она ему нравилась. Черт возьми, одернул он себя, еще недоставало самому втрескаться в агрянку! Какая-то эпидемия межкланового секса.
– Знаешь, так говори, – сказал он грубо.
– Надо ехать в гостиничные дома матов и агров. Наш называется «Спелым зерном», а ваш?
– «Дважды два». А почему ты решила, что они могут быть там?
– Вычислила, – с вызовом ответила Элия. – Ты воображаешь, что только у вас, матов, мозги ворочаются?
В другом случае Тибор огрызнулся бы, но теперь, встретив упорный взгляд ее бархатных черных глаз, смолчал. Положительно, ему надо взять себя в руки. Хотя простая интрижка между матом и агрой не так уж предосудительна. Главное – не доводить до женитьбы.
В «Зерне» им не удалось обнаружить никаких следов Рома и Улы. Зато в отеле матов администратор не скрыл, что синьорита Капулетти оказала честь остановиться здесь на ночь. Однако по неизвестной причине она поспешно покинула «Дважды два». В каком направлении – им неизвестно. Потеряв охоту связываться с роботами, Тибор и Голем удовлетворились этой информацией и, удрученные, покинули гостиницу. Правда, кое-что они все-таки теперь знали: раз Ула искала пристанища в отеле, значит, им почему-то не удалось найти приют в доме Ферфакса. Куда, однако, провалилась сестра со своим любовником?
Они зашли перекусить в небольшую харчевню, и тут, наконец, им повезло. К столику, за которым устроились Тибор, Пер, Голем и Розалинда, подошла пожилая дама.
– Простите, синьоры, но я случайно слышала ваш разговор и, кажется, могу быть полезной. Вы ищете синьориту Капулетти и ее спутника?
Тибор вскочил:
– А вы можете сообщить, где они находятся?
– Догадываюсь. Я туристка из Милана и встретилась с вашими знакомыми в этой же ресторации. Меня до крайности возмутила подобная безнравственность: мата якшается с агром, и они ничуть не стесняются афишировать свою любовную связь. О времена, о нравы! Когда я была молодой, никому и в голову не могло прийти, что такое возможно. Какой разврат, куда мы катимся! Если вся молодежь вступит на такую скользкую дорожку…
– Послушайте, синьора, мы с вами полностью солидарны, но не теряйте времени, ведите нас к их укрытию. – Розалинда решительно взяла инициативу в свои руки, и Тибор подумал, что она того гляди отберет у него роль вожака.
Посадив блюстительницу нравов во флагманский водомобиль, процессия устремилась к дому Ферфакса.
– Не ручаюсь, что парочка здесь, но это тот самый дом, куда, по моим сведениям, они дважды наведывались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...