ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


– Вы нам не помешаете, синьор, у нас сугубо деловой разговор.
Капулетти взглянул на раскрасневшегося сына, нарушенную прическу его гостьи и улыбнулся.
– Я хотел посоветоваться с тобой, Тибор, но это терпит.
Тибор, успевший оправиться от смущения, начал объясняться, но остановился, заслышав снаружи какие-то голоса. Положительно, им сегодня не дадут покоя. Он решил проверить, в чем дело, и в самых дверях столкнулся с Големом. Вместе с ним в комнату ворвались еще несколько парней.
– Что это значит? – воскликнул Капулетти-старший. – Кто вы, что вам надо в моем доме?
Тибор моментально нашелся.
– Наконец, Голем, а мы тебя совсем заждались! Это мои друзья, отец.
– Раз так, – сказал Капулетти, – не стану вам мешать.
Он вышел, с огорчением подумав, что его сын докатился до такого общества.
Голем все еще стоял на пороге, переводя подозрительный взгляд с Розалинды на Тибора.
– Что ты здесь делаешь? – спросил он наконец.
– Ждем тебя, как видишь, – ответила она спокойно. – Разве тебе не передали, Голем, чтоб ты заглянул ко мне? Есть идея, надо обсудить.
– Мне никто ничего не говорил.
– Значит, тебя просто не застали дома.
– Он приставал к тебе? – спросил Голем Розалинду.
– Что ты несешь, по-твоему, этим занимаются в присутствии родителей?
– А-а, – взревел Голем, – мерзавец Метью таки надул меня!
– Это он сказал, что Линда здесь? – быстро спросил Тибор.
– Да. Погодите минуту, я сейчас ему покажу, где раки зимуют!
– Мет давно смотался, – сказал младший Вальдес. – Я тебя предупреждал…
– Заткнись! Ладно, он от меня не уйдет. Проваливайте! – приказал Голем своим подручным. Никто не посмел возразить ему, и они остались втроем.
– Видишь, Голем, – показал рукой Тибор, – для тебя даже накрыт прибор. И еще один для Пера, он вот-вот подойдет.
Окончательно уверившись, что его не водят за нос, Голем уселся и опорожнил налитый ему бокал. Он выглядел даже слегка пристыженным.
Тибор и Розалинда переглянулись, чуть улыбнувшись. Придя на выручку, она его окончательно покорила. Эта агрянка – чистое золото.
– Выкладывай свою идею, – сказал Голем.
Тибор растерянно посмотрел на Розалинду. И снова она пришла к нему на помощь.
– Понимаешь, Голем, – начала она вкрадчиво, – в прошлый раз мы действовали на свой страх и риск, и полиция сорвала нам все предприятие. А почему? Разве мы какие-нибудь бандиты, домогаемся чего-то для себя лично? Нет, мы всего лишь сознательные граждане, решившие встать на защиту святой профессиональной чести.
Голем, забивший рот закусками, одобрительно закивал.
– Значит, надо добиться, чтобы нас принимали не за нарушителей законов, а за их ревностных блюстителей. Что для этого нужно?
– Что? – спросил Голем, проглотив очередной кусок ветчины.
Тибор признался себе, что и ему ответ неизвестен.
– Для этого нужна организация, которая открыто объявила бы о своих целях и получила поддержку властей. Тогда никто не сможет обвинять нас в самоуправстве. В этом и состоит идея Тибора.
Голем взглянул на молодого Капулетти, и тот, начиная забавляться ситуацией, подтвердил:
– Именно в этом.
– А ты, оказывается, не дурак, – сказал Голем уважительно.
– Нет, я не дурак, – согласился Тибор.
– А что нужно для организации? – продолжала развивать свою мысль Розалинда.
– Членские билеты, – мигом сообразил Голем. – Я, к примеру, состою в обществе охотников…
– Правильно. А еще?
– Что?
– Нужен вождь.
– Я знаю, кто больше всего подходит на такую роль, – подхватил Тибор. – Профессор Чейз. Хоть он и выскочка, зато отменный оратор. Ты сам, Голем, ему аплодировал.
– Верно, – признал Голем. – Но с какой стати мне ставить над собой мата? Ты эти штучки брось. Вы только и глядите, как всех под себя подмять.
– Голем прав, – вмешалась Розалинда. – Так можно только дискредитировать твою идею, Тибор.
– Вождем должен быть агр, – изрек Голем тоном, не допускающим возражений.
– Интересно, кого ты предлагаешь, – спросил Тибор с ехидством, – уж не себя ли?
– Он предлагает меня, – заявила Розалинда.
– Что?! – Тибор и Голем закатились в хохоте.
– Нечего зубы скалить, – хладнокровно сказала Розалинда. – Во-первых, как вы изволили, должно быть, заметить, у меня голова варит не хуже ваших. А во-вторых, за мной пойдут не только мужчины, но и женщины. Наши ряды удвоятся.
Голема проняли эти аргументы.
– Она дело говорит.
– Если вы меня поддержите, – посулила Розалинда, – я буду во всем с вами советоваться. Мы начнем с того, что заключим соглашение с Чейзом и используем авторитет, нажитый им после выступления в согласительной комиссии. Потом соберем митинг и пригласим газетчиков, чтобы они устроили нам рекламу.
Интерес Тибора к Линде поостыл. Нет, эта девица не создана для любви, у нее государственный ум.
– Почему бы и нет? – сказал он.
3
После того как сбиры увели Сторти, Тропинин начал размышлять, следует ли ему что-нибудь предпринять, чтобы выручить симпатичного наставника. Впрочем, что он мог? Заступничество перед местными властями было бы расценено как то самое вмешательство во внутренние дела, которого посол стремился всеми силами избежать. Вдобавок ему наверняка скажут, что Сторти арестован по приказу прокурора и судьба его будет решаться в строгом соответствии с гермеситскими законами. На том все и кончится. Человеку не поможешь, а себя подставишь.
Есть ли другой способ? Тропинину показалось, что в последний момент толстяк подал какой-то сигнал. Говоря о своем злополучном мантуанском приятеле, он выразительно посмотрел ему в глаза. Чего может хотеть человек, которого сажают в тюрьму? В первую очередь известить своих друзей. Это очевидно. Столь же ясно, что их следует искать в Мантуе. Какой-то особый смысл вложен в названную Сторти сумму залога – 10 752. Но какой? Не мог же он рассчитывать, что землянин станет наводить справки, кому за последнее время пришлось вносить подобный залог, и таким путем разыщет нужное лицо. Слишком сложная версия, ее надо исключить. Постой, постой, а если это обыкновенный номер телефона?
Звонить из люкса было неразумно. Оставалось полчаса до официального ужина в его честь, и никто ничего не заподозрит, если мэр найдет гостя у входа в отель. Тропинин быстро оделся, вышел на улицу, отыскал автомат и набрал номер. Ответил мужской голос.
– Это номер 10 752? – спросил он для страховки.
– Да.
– С кем я говорю?
– А кто вам нужен?
– Вам известен агр по имени Сторти?
– Тут какая-то ошибка, – ответили с той стороны после секундной заминки.
– Не вешайте трубку. Вы, вероятно, опасаетесь провокации…
– С чего вы взяли?
– Не беспокойтесь, я звоню по просьбе Сторти. Его только что арестовали у меня в гостинице, обвинив в нарушении общественного порядка.
– Кто вы?
– Землянин. Вы, может быть, читали о моем пребывании на Гермесе?
После длительной паузы в трубке прозвучало:
– Разумеется. Чем вы можете доказать, что не разыгрываете меня?
– Не знаю, право, как это сделать по телефону… А, вот, – нашелся Тропинин, – я могу назвать земные материки или привести другие геофизические данные о своей планете.
– Это известно каждому школьнику из клана физов. Лучше ответьте на такой вопрос: что представляет из себя театр?
– Театр? – удивился Тропинин. – Ну, это сцена, на которой актеры разыгрывают пьесу – драму, комедию, трагедию.
– И можете назвать хотя бы одного драматурга?
– Сколько угодно: Эсхил, Мольер, Шекспир, Ибсен, Чехов…
– Достаточно. Извините, что устроил вам экзамен.
– Ничего, я понимаю. Вы сможете ему помочь?
– Надеюсь. Как он оказался у вас?
– Пришел просить о помощи Рому и Уле.
– Я сейчас выезжаю. Смогли бы мы встретиться?
– Конечно. Заходите ко мне в отель «Семью семь».
– Это нежелательно.
– Тогда встретимся у будки автомата, откуда я с вами говорю. Это в ста метрах от гостиницы, рядом с магазином обуви.
– Хорошо, я буду через два часа.
– Боюсь, что могу опоздать. В мэрии сегодня официальный ужин…
– Ничего, я подожду. До встречи. Да, забыл сказать: зовут меня Дезар. Среднего роста, седой, в очках, буду курить трубку.
Во время ужина, как полагается, произносились речи об историческом значении миссии, инспектора и взаимной выгодности будущего сотрудничества между Землей и Гермесом, провозглашались витиеватые тосты. Попытки гостя навести разговор на последние события в городе ни к чему не привели. Мэр и другие высокие чины отвечали, что газеты сильно раздули малозначный эпизод бытового толка и лучше поговорить о перспективе космических связей. Однако Тропинин заметил, что его хозяева были явно чем-то озабочены и не затягивали застолья. Это входило и в его расчеты. В назначенный час он встретился с мантуанцем в условленном месте.
– Синьор Дезар?
– Рад познакомиться с вами, синьор инспектор. Признаюсь, для меня необыкновенно много значит эта встреча. Мы можем поговорить в маленькой таверне филов недалеко отсюда. Там нам не помешают.
Действительно, кроме бармена-робота, никого в таверне не было. Они устроились в уголке и заказали кофе.
– Мне нужно о многом расспросить вас, легат, – начал Дезар, – и в свою очередь, я могу рассказать немало такого, что, видимо, должно вас заинтересовать. Но прежде о причине нашего свидания. Я принял кое-какие меры и надеюсь, что, пока мы с вами беседуем, славный наставник будет извлечен из веронских застенков.
– Да вы, оказывается, могущественный человек.
– О, нет, – улыбнулся Дезар, – просто у меня есть друзья, на которых можно положиться.
– В таком случае моя совесть чиста и я готов для начала ответить на ваши вопросы.
– Расскажите мне о Земле.
Тропинин развел руками.
– Вы меня ставите в тупик. Тема столь необъятна…
– Вы правы, я некорректно поставил вопрос. Меня интересуют в первую очередь не технические достижения, а устройство общества и образ жизни землян. В самых общих чертах, разумеется.
– Охотно. Итак, пройдя в первой половине XXI столетия наиболее бурный отрезок своей истории, человечество сумело избавиться от угрозы ядерного самоубийства. Накопленные к тому времени горы оружия – атомного, химического, биологического, электронного – были уничтожены, за исключением военных средств, необходимых для обороны Земли от космических нашествий. Это стало возможным благодаря повсеместному утверждению социалистического строя, основанного на свободном труде, демократии и самоуправлении, равенстве и солидарности людей и наций.
Я не в состоянии, как вы понимаете, описать все подробности исторического процесса, изобиловавшего классовыми столкновениями, приливами и отливами революционной волны, конфронтацией интересов различных социальных групп, которая находила отражение в острой идейной полемике. Скажу только, что наиболее сложной проблемой переходной эпохи, оказалось преодоление национального эгоизма, создание международного порядка, способного соединить отдельные общества в единое земное сообщество, сосредоточить его силы и средства на решении таких неотложных задач, как ликвидация голода, нищеты, эпидемических болезней, спасение среды обитания человека, загрязненной шлаками цивилизации, поиск новых источников энергии, освоение богатств Мирового океана и Космоса.
Самой трудноразрешимой из этих задач была ликвидация ужасающего разрыва в уровне развития разных стран, ставшего результатом колониального господства и угнетения. Чтобы вы имели представление о его размерах, приведу две цифры, отложившиеся в памяти. В 80-е годы XX века годовой доход на душу населения в наиболее отсталых странах был в сто раз меньше, чем в развитых капиталистических, а один житель США потреблял столько же, сколько пятьсот индийцев. Причем пропасть между богатыми и бедными продолжала стремительно углубляться, в итоге накапливался взрывчатый материал для международных конфликтов. Радикальному изменению этой трагической ситуации препятствовал империализм, всеми силами стремившийся сохранить свои привилегии. Требовалось преобразовать не только консервативные экономические, социальные и политические структуры, но и само человеческое сознание.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

загрузка...