ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Критерии здесь могут быть различными. Воспитатель малолетнего ребенка или хозяин животного отвечает за ущерб, нанесенный этим ребенком или животным, и суд считает, что в данном случае тяжесть закона должен почувствовать воспитатель или хозяин, а не невинная третья сторона. И, кроме одного момента, который я пока оставлю в стороне, ситуация подпадает под данное правило. Первым делом должен отметить, что во всех исках говорится о преднамеренном нанесении ущерба. Что же касается его возмещения, то, поскольку Межзвездный Департамент призван действовать в интересах общества, он берет это возмещение на себя.
— Как хорошо, — шепнула Бетти, — что мы успели назвать Луммокса нашим имуществом. Ты только посмотри на этих стервятников из страховых компаний.
— Теперь о том пункте, который я пока оставил в стороне, — продолжил Гринберг. — Вопрос этот возник косвенным образом и связан с тем, что Луммокс, возможно, не животное… и тем более не имущество… а мыслящее существо, подпадающее под действие «Законов Цивилизации»… — так же, как и его хозяин. — Гринберг помолчал; теперь важно было выбрать правильную линию поведения. — Мы давно покончили с рабством. Ни одно мыслящее существо не может принадлежать другому. Но как поступить, если Луммокс в самом деле — мыслящее существо? Может ли он находиться в чьем-то личном пользовании? И в таком случае является ли его так называемый хозяин его фактическим владельцем, и несет ли он за него ответственность? Словом, все сказанное сводится вот к чему: Луммокс — имущество или свободное существо?
Данный суд в какой-то мере выразил свое мнение, когда пришел к выводу, что Луммокс не имеет права присутствовать перед судом… в настоящее время. Но суд не обладает достаточной эрудицией, чтобы прийти к окончательному решению — пусть даже суд будет полностью убежден, что Луммокс всего лишь животное.
Суд вернется к рассмотрению этого вопроса в дальнейшем, когда будет окончательно установлен статус Луммокса. А пока местные власти возьмут на себя заботу о Луммоксе и его безопасности, а также о безопасности общества. — Гринберг замолчал и сел.
Муха могла залететь в открытые рты присутствующих. Первым опомнился мистер Шнейдер, представитель Западной страховой компании.
— Ваша честь? А что же делать нам?
— Не знаю.
— Но… видите ли, ваша честь, давайте обратимся к фактам. Миссис Стюарт не имеет какой-либо движимости или накоплений, которые могли бы быть описаны; она пользуется лишь процентами с капитала по завещанию. То же самое и с мальчиком. Мы надеялись выручить определенную сумму непосредственно за животное; соответствующий покупатель может дать за него неплохую цену. А теперь вы, если позволите мне так выразиться, опрокидываете тележку с яблоками. Если эти научники… м-м-м, простите, ученые, начнут свои бесконечные тесты и испытания, может быть, пройдут годы. То же произойдет, если они подвергнут сомнению его статус как имущества… и что же мы получим в возмещение? Должны ли мы возбуждать дело против городских властей?
Едва Шнейдер кончил, тут же вскочил на ноги Ломбард:
— Ну, нет, город здесь ни при чем! Город — одна из пострадавших сторон. С этой точки зрения…
— Призываю вас к порядку, — сухо сказал Гринберг. — Ни на один из этих вопросов нельзя дать немедленной) ответа. Рассмотрение всех гражданских исков откладывается до окончательного выяснения статуса Луммокса. — Он посмотрел на потолок. — Есть и другая возможность. Имеются все основания подозревать, что это создание прибыло на Землю с «Летающим Лезвием». Если мне не изменяет память, все существа, доставленные данным кораблем, являются собственностью государства. Даже если Луммокс будет признан движимым имуществом, все равно он не может находиться в частном владении. В таком случае, вопрос о возмещении потерь и убытков станет предметом долгого судебного разбирательства.
Мистер Шнейдер остолбенел, мистер Ломбард был преисполнен гнева, Джон Томас смутился и прошептал Бетти:
— Что он там говорит? Луммокс принадлежит мне.
— Тс-с-с, — прошептала Бетти. — Я же говорила тебе, что мы выкарабкаемся. Ох, мистер Гринберг просто душка!
— Но…
— Заткнись! Мы на коне!
Все время, за исключением дачи свидетельских показаний, сын мистера Ито хранил молчание. Наконец он встал.
— Ваша честь!
— Да, мистер Ито.
— Ничего я тут не понимаю. Я простой фермер. Но я хотел бы знать одно. Кто заплатит за садовый домик моего отца?
Джон Томас вскочил.
— Я, — коротко сказал он.
Бетти дернула его за рукав:
— Идиот! Садись!
— Сама помолчи, Бетти. Вы тут много чего говорили. — Бетти поперхнулась и замолчала. — И мистер Гринберг, и все остальные. Могу я, наконец, сказать?
— Давайте.
— Весь день я только и делал, что слушал. Тут старались доказать, что Луммокс опасен, хотя это вовсе не так. Его старались убить, просто из-за… да, я вас имею в виду, миссис Донахью!
— Обращайтесь к суду, — тихо сказал Гринберг.
— И вы тоже много чего сказали. Все я не помню, но, простите меня, сэр, кое-что показалось мне ужасно глупым. Простите меня.
— Я понимаю, что вы не собирались меня оскорблять.
— Ну… взять хотя бы вот это — является ли Луммокс движимым имуществом или нет. Или хватит у него мозгов, чтобы голосовать. У Луммокса-то мозгов хватит, и думаю, никто, кроме меня, не знает, как он умен. Но он ничему не учился и нигде не был. Но все это не имеет никакого отношения к тому, кому он принадлежит. Он принадлежит м н е. Так же, как я принадлежу ему… Мы вместе выросли. Теперь я знаю, что несу ответственность за все, что в прошлый понедельник сделал Луммокс… да помолчи ты, Бетти! Сразу я не могу заплатить все, но заплачу обязательно. Я…
— Минутку, молодой человек. Суд не разрешает вам брать на себя ответственность без предварительной консультации с вашим советником. И если таково ваше намерение, суд вынужден обратиться к советнику.
— Вы сказали, что могу говорить сам.
— Продолжайте. Отметьте в протоколе, чтобы это не вносили.
— Нет, пусть вносят, потому что я собираюсь поступить именно так. Скоро я получу деньги по страховке за мое образование и смогу покрыть все расходы. Я надеюсь, что смогу…
— Джон Томас! — резко оборвала его мать. — Ты этого не сделаешь!
— Мама, тебе бы лучше не вмешиваться. Я хотел просто сказать…
— Ты ничего не будешь говорить. Ваша честь, он…
— К порядку! — призвал Гринберг. — В протокол ничего не заносите! Пусть мальчик говорит.
— Спасибо, сэр. Я уже кончаю. Но я хотел кое-что сказать и вам, сэр. Лумми очень застенчив. Я могу общаться с ним, потому что он мне доверяет. Но если вы думаете, что я позволю посторонним тыкать его и щупать, и задавать ему глупые вопросы, и гонять его по лабиринтам и все такое прочее, то вы глубоко ошибаетесь, потому что я не позволю этого. Сейчас Лумми себя плохо чувствует. Он нахлебался развлечений по горло. Бедняга, он…
Луммокс ждал Джона Томаса дольше, чем ему хотелось бы, потому что он не знал, куда тот делся. Он видел, как Джон Томас исчез в толпе, но не был уверен, вошел ли он в большое здание по соседству. Проснувшись в первый раз, Луммокс было пытался заснуть снова, но был вынужден окончательно проснуться, потому что вокруг толпилась масса людей.
Наконец, Луммокс решил, что пришло время выяснить, куда делся Джон Томас, и отправиться домой. Образно говоря, он нарушил приказ Бетти, но ведь Бетти — это не Джон Томас.
Луммокс настроил все свои органы чувств на «поиск» и начал разыскивать Джонни. Слушал он долго, несколько раз слышал голос Бетти — но она его не интересовала. Он продолжал прислушиваться.
Наконец объявился и Джонни! Луммокс напряг свой слух до предела. Хозяин находился в большом доме, и с ним все было в порядке. О, Джонни говорил точно так, будто он спорил со своей матерью. Луммокс повернулся в сторону здания суда и попытался понять, что происходит.
Люди говорили о вещах, в которых он не разбирался. Но одно было ясно: кто-то спорил с Джонни. Кто? Его мать? Да, он слышал ее голос, он знал, что у нее есть право спорить с Джонни, так же, как Джонни мог спорить с ним — все это было не важно. Но здесь был кто-то другой… точнее, другие, и ни у кого из них не было такого права.
Луммокс решил, что пришло время действовать. Он поднялся на ноги.
Едва Джон Томас дошел в своей речи до слов «Бедняга, он…», как снаружи раздался скрип и скрежет; — все присутствующие в зале суда поспешно повернулись. Звуки стремительно приближались, и Гринберг уже собирался послать бейлифа выяснить, что там произошло, как внезапно в этом отпала необходимость. Дверь, ведущая в суд, выпятилась, затем крякнула и сорвалась с петель. Передняя половина туловища Луммокса выдвинулась в помещение, таща на себе часть стены, а дверной косяк украсил Луммокса, как воротничок. Луммокс открыл рот и радостно пискнул:
— Джонни!
— Луммокс! — закричал его друг. — Стой на месте! Стой там, где ты стоишь! Не двигайся!
Все присутствующие, включая Специального Посланника Гринберга, с перекошенными лицами застыли от изумления.

V. ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Высокочтимый мистер Кику, помощник Секретаря по Межзвездным Делам, открыл ящик стола и окинул взглядом свою коллекцию пилюль. Сомнений больше не было: снова начиналась изжога. Он выбрал одну из таблеток и нехотя вернулся к работе.
Перед ним лежало распоряжение Инженерного Бюро Департамента, предписывающее всем межпланетным кораблям класса «Пеликан» оставаться на земле, пока не будет закончена очередная модификация. Мистер Кику не стал затруднять себя, вчитываясь в соответствующее инженерное обоснование, а просто черкнул на документе «К немедленному исполнению» и кинул бумаги в корзину для исходящих. Техническое обеспечение безопасности в космосе входило в обязанности этого бюро: сам Кику ничего не знал о технических тонкостях его деятельности, да и не хотел знать; он всецело полагался на мнение своего главного инженера — в противном случае он давно бы его выгнал и взял другого.
Но он догадывался, что финансовые лорды, которым принадлежали корабли класса «Пеликан», скоро примутся обрабатывать Секретаря… и тот, вынырнув из глубин своего интеллекта и преклоняясь перед политическим влиянием, которым обладают данные обаятельные джентльмены, смахнет все эти бумаги в мусорную корзину.
Он начал размышлять о новом Секретаре, но его сомнения так и не обрели законченную форму.
Следующая порция бумаг несла информацию, предназначенную только для Кику, и была направлена на его стол в соответствии с установившимся порядком, по которому все, предназначенное для Секретаря, должно было предварительно попадать к помощнику Секретаря, независима от содержания. Содержание казалось банальным и неинтересным: как видно было из резюме, организация, именующая себя «Друзья Луммокса» и возглавляемая миссис Бейлой Мургатройд, хотела попасть на прием к Секретарю по Межзвездным Делам и была направлена к Специальному Помощнику Секретаря (по Общественным Отношениям).
Дальше мистер Кику читать не стал. Вес Роббинс может целоваться с этими «друзьями» до упаду, но пусть его и Секретаря оставят в покое. Он было развеселился при мысли, какой шок испытает Секретарь, натрави он миссис Мургатройд на него, но оставил эту пустую фантазию; время Секретаря в самом деле должно быть посвящено только укладке краеугольных камней, а не общению с обществами любителей битых горшков.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...