ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В огромном зале стояла мертвая тишина, никто не шевелился.
Наконец, сзади прорезался визгливый вопль, словно из корзины вылезла целая куча говорящих кукол. Командир хрошии резко повернулся, заставив содрогнуться перекрытия, и визгливо рявкнул на сопровождающих. Получив ответ, он пропищал несколько коротких команд. Все двенадцать хрошии кинулись к дверям, двигаясь неуклюже, но очень быстро.
Встав, Кику смотрел им вслед. Гринберг схватил его за руку.
— Босс! К вам рвется Начальник Штаба! Кику предостерегающе поднял руку:
— Скажи ему, чтобы он не торопился. Это сейчас самое важное — чтобы он не торопился. Наша машина на месте?

XVII. «ПРОСТИТЕ, МЫ ВАМ ТУТ ВСЕ ПЕРЕПУТАЛИ»

Джон Томас Стюарт XI ждал, когда его пригласят на конференцию; сам он из своих апартаментов выбраться не мог. Он обитал в отеле «Универсал» в номере, предназначенном для него и его матери. Он играл в шашки со своим телохранителем, когда впорхнула Бетти Соренсен в сопровождении мисс Хольц. Майра Хольц была оперативным работником Бюро Безопасности Департамента и исполняла обязанности женщины-полицейского под прикрытием приятного фасада своей внешности. Инструкции мистера Кику относительно Бетти, полученные ею, были просты: «Не спускать с нее глаз. У нее вкус к приключениям».
— Привет, Джонни, — сказала Бетти. — А я уж думала, что ты сидишь на верхушке вулкана.
— Они меня не пускают.
— Меня тоже, — Бетти огляделась. — А где ее высочество графиня?
— Побежала по магазинам. По крайней мере, меня не трогает. Она купила уже двенадцать шляпок. Что ты сделала со своим лицом?
Бетти повернулась к зеркалу:
— Ах, это? Называется «Контуры Космоса». Последний крик моды.
— Ты выглядишь, как размалеванная зебра.
— А ты неотесанный чурбан. Эд, а вам нравится?
Эд Коуэн стянул из-за доски и торопливо ответил:
— Не могу понять. Но моя жена говорит, что у меня нет вкуса.
— Как и у большинства мужчин. Джонни, мы с Майрой хотели б пригласить вас обоих прогуляться по городу. Как вы насчет этого?
— Я бы не советовал, Майра, — сказал Коуэн.
— Это ее идея, — ответила Майра.
— Но почему бы и нет? — сказал Джон Томас Коуэну. — Меня уже тошнит от этих шашек.
— Ну что ж… думаю, надо связаться с конторой. Ты можешь понадобиться в любой момент.
— Фу! — вмешалась Бетти. — У вас же есть микрорации. Во всяком случае, у Майры.
Коуэн покачал головой:
— Давайте не будем рисковать.
— Неужели я арестована? — настаивала Бетти. — А Джонни?
— М-м-м… нет. Можно считать, что находитесь под охраной.
— Значит, вы можете охранять его в любом месте. Или оставайтесь здесь и играйте в шашки сами с собой. Идем, Джонни.
Коуэн взглянул на Майру, та, подумав, ответила:
— Я думаю, что все будет в порядке, Эд. Мы же будем с ними.
Коуэн пожал плечами и встал. Джонни сказал Бетти:
— Пока у тебя такая физиономия, я не покажусь с тобой на людях. Иди умойся.
— Но, Джонни! Мне потребовалось два часа, чтобы…
— Они оплачены, не так ли?
— Да, но…
— Иди умойся. Или мы никуда не пойдем. Как вы считаете, мисс Хольц?
Левую щеку специального оперативного работника Майры Хольц украшал только скромный цветочек, наложенный на общий тон.
— Бетти вполне может обойтись, — задумчиво сказала она. — Во всяком случае, в ее возрасте…
— Ах, вы, компания пуритан! — горько сказала Бетти, показала язык Джонни и побрела в ванную. Она вышла оттуда с розовым и сияющим лицом. — Я чувствую себя прямо голой. Идем!
У лифта произошла, очередная стычка, которую выиграл Эд Коуэн. Вместо того, чтобы спуститься на улицу, он вынудил их подняться на крышу, чтобы взять аэротакси и полюбоваться городом с высоты.
— Вам, ребята, — сказал он, — надо бы внимательнее проглядывать газеты за последние несколько дней. В этом городе психов выше головы. И я не хочу никаких историй.
— Они бы все равно не цеплялись к нам — с таким лицом, как у меня было, никто бы нас не узнал…
— И тем не менее…
— Мы и вас могли бы раскрасить. Любого мужчину можно преобразить с помощью макияжа.
В конце концов Бетти безропотно вошла в лифт. Все поднялись на крышу, где и взяли аэротакси.
— Куда прикажете, шеф?
— Значит, так, — сказал Коуэн, — сделайте большой круг и покажите нам город сверху. Рассчитывайте на час.
— Как прикажете. Я не могу только пересекать бульвар Солнца. Какой-то парад или что-то в этом роде.
— Знаю.
— Слушайте, — вмешался Джонни, — а что если нам слетать в космопорт?
— Нет, — уточнил Коуэн. — Только не туда.
— А почему, Эд? Я так и не видел Луммокса. Я хочу на него посмотреть. Может быть, ему плохо без меня.
— Это как раз То, что ты не должен делать, — сказал ему Коуэн. — Мы не должны приближаться к кораблю хрошии.
— Но ведь с воздуха я могу на него посмотреть, не так ли?
— Нет!
— Но…
— Оставь его в покое, — посоветовала Бетти. — Мы просто возьмем другое такси. Деньги у меня есть. Пошли, Джонни! Пока, Эд.
— Послушайте, — взмолился пилот, — я могу доставить вас хоть на Тимбукту. Но я не могу до бесконечности болтаться на посадочной площадке. Коп меня выставит.
— Давай в космопорт, — сдался Эд.
Обширное пространство, где расположились хрошии, было окружено сплошным кольцом заграждений. Лишь в одном месте, через которое двинулась делегация, в заграждениях был проем. Весь бульвар Солнца был наглухо перекрыт баррикадами, тянущимися вплоть до места встречи. Внутри огороженного пространства стоял огромный и неуклюжий грузовой корабль хрошии, не уступающий по размерам и земным кораблям межзвездных рейсов. Джонни посмотрел на него и подумал, как он будет выглядеть на Хрошииюде. Он испытал дискомфортное ощущение при этой мысли — но не потому, что боялся, а потому, что еще не сказал Бетти, что его ждет. Пару раз он пытался поговорить с ней на эту тему, но каждый раз что-то мешало ему сказать, что они должны расстаться.
И так как она не пыталась возвращаться к этому разговору, он решил, что пока она ничего не должна знать.
В воздухе болталось порядочно зевак; немало их стояло и по обе стороны заграждений. Впрочем, пустое любопытство не было свойственно обитателям Столицы; они гордились своей невозмутимостью, да и в самом деле хрошии ничем в принципе не отличались от дюжины других дружественных рас, некоторые из которых были даже членами Федерации.
Хрошии, как муравьи, копошились у основания своего корабля, делая что-то непонятное при помощи каких-то инструментов и орудий. Джонни попытался подсчитать их число, решил, что их там, как в муравейнике. Несколько дюжин, это точно… но сколько их на самом деле?
Аэротакси заложило вираж неподалеку от полицейского вертолета. И вдруг Джонни заорал:
— Эй! Вон Лумми! Бетти чуть не вывернула шею:
— Где, Джонни?
— Вон он, вышел из-за того конца их судна! Вон!
— Он повернулся к пилоту. — Скажите, мистер, не могли бы вы подлететь к тому концу и опуститься пониже?
Пилот посмотрел на Коуэна. Тот кивнул. Они обогнули полицейских и подлетели к кораблю хрошии с другой стороны. Выбрав удобный момент, водитель аэротакси снизился. Теперь Луммокс был ясно виден. Его сопровождала группа хрошии, над которыми он высился подобно башне.
— Жаль, что нет бинокля, — пожаловался Джонни. — Я не могу его толком разглядеть.
— Поищи слева от себя, — посоветовал водитель.
Бинокль оказался самым обыкновенным, оптическим, без системы электронного увеличения, но Луммокс стал виден куда яснее. Он смотрел прямо на своего друга.
— Как он выглядит, Джонни?
— Вроде неплохо. Хотя немного отощал. Они его, наверное, не кормят, как следует.
— Мистер Гринберг сказал мне, что они вообще его не кормят. Я думала, что ты знаешь.
— Что? Они не имеют права так относиться к Лумми!
— Но я не представляю, что мы тут можем сделать?
— Ну, ладно… — Джонни опустил иллюминатор и высунулся из него, пытаясь получше рассмотреть то, что происходит внизу. — Слушайте, а нельзя ли поближе? Я хочу дать им хорошую взбучку.
Коуэн отрицательно покачал головой. Пилот проворчал:
— Я не хочу связываться с полицией. — Все же он еще приспустил аппарат, пока не оказался на одном уровне с полицейскими.
В ту же секунду рявкнул громкоговоритель на полицейском вертолете:
— Эй, вы! Номер четыре-восемьдесят четыре! Куда вы претесь на своей жестянке? Убирайтесь отсюда!
Пробормотав что-то, водитель начал разворачивать машину.
— Эй! — крикнул Джонни, не отрывая бинокля от глаз. — Слышит ли он меня? Лумми! — изо всех сил крикнул он, перекрывая свист ветра. — О, Луммокс!
Хрошиа поднял голову и с волнением стал оглядываться вокруг. Коуэн отбросил Джонни от иллюминатора и потянулся закрыть его. Но Джонни высвободился из его рук. — Вы все яйцеголовые! — в гневе закричал он. — Хватит водить меня за нос! Луммокс! Это я, Джонни-бой! Я над тобой! Иди ко мне!.. Коуэн оттащил его в глубь салона и задраил иллюминатор.
— Я знал, что нам нельзя быть здесь! Пилот, в другую сторону!
— С удовольствием!
— Выходите за линию ограждения. Я хочу посмотреть, что там будет происходить.
— Как вам будет угодно.
Теперь увидеть, что делалось внизу, можно было и без бинокля. Луммокс рванулся прямиком на барьер, и пчелиный рой такси, сновавших взад и вперед, рассыпался во все стороны. Заграждения не остановили хрошиа ни на секунду, Луммокс просто разметал их.
— Прыгающий танк! — с уважением сказал Коуэн. — Но «липучка» его остановит.
Он ошибся. Луммокс только несколько замедлил свое неудержимое движение вперед, его могучие ноги стали двигаться с некоторым усилием, словно воздух вокруг него превратился в трясину. Но он продвигался с неудержимостью ледника, пробиваясь к тому месту, где над ним висело аэротакси.
Остальные хрошии тоже хлынули через проем. Иммобилизационное поле притормаживало их, но они продолжали двигаться вперед. Коуэн увидел, что Луммокс первым освободился из пут поля и кинулся в галоп; люди рассыпались перед ним во все стороны.
— Майра, — рявкнул Коуэн, — немедленно связь с военным командованием! Вызываю Штаб! Бетти схватила Коуэна за рукав:
— Нет!
— Что? Снова ты? Заткнись или я дам тебе затрещину!
— Мистер Коуэн, вы должны меня выслушать! — она говорила быстро, захлебываясь и глотая слова. — Не надо вызывать подмогу. Луммокс не будет слушать никого, кроме Джонни, — а они не будут слушать никого, кроме Луммокса. И вы это з н а е т е. Поэтому отпустите такси пониже, чтобы Джонни мог поговорить с Луммоксом, а то пострадает масса людей, и вы будете в этом виноваты.
Оперативный работник Службы Безопасности первого класса посмотрел на Бетти и быстро прикинул, что в таком случае останется от его надежд и намечающейся карьеры. Это отняло не больше секунды, и он почти немедленно принял смелое решение:
— Вниз! — рявкнул он. — Выпусти ее с мальчиком и нас!
Пилот застонал:
— И зачем только я связался с вами. — Но он бросил машину вниз столь стремительно, что внутри все задребезжало.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...