ТВОРЧЕСТВО

ПОЗНАНИЕ


А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Коуэн распахнул дверь и вместе с Джоном Томасом выскочил наружу. Майра Хольц попыталась придержать Бетти, но безуспешно. Она сама выпрыгнула в последний момент, когда пилот уже стал подниматься.
— Джонни! — вне себя запищал Луммокс и простер могучие руки в универсальном для всего космоса знаке приветствия.
Джон Томас рванулся к звездному зверю.
— Лумми! Как ты себя чувствуешь? С тобой все в порядке?
— Конечно, — согласился Луммокс. — Почему бы и нет? Привет, Бетти.
— Привет, Лумми.
— Правда, есть хочется, — задумчиво сказал Луммокс.
— Мы тут все наладим.
— Тогда хорошо. Я еще ничего не ел.
Джон Томас продолжал обниматься с Луммоксом, отвечая на его вопросы, и сам спрашивал, когда заметил, что один из хрошии оттирает от них мисс Хольц. Остальные столпились вокруг, словно прикидывая, как им надлежит поступить в такой ситуации. Когда Джонни увидел, как Эд Коуэн, выхватив пистолет, кинулся между хрошии и Майрой, он быстро сказал Луммоксу:
— Слушай! Это мои друзья. Скажи своим приятелям, чтобы они оставили их в покое и пропустили сюда внутрь. И быстро!
— Как скажешь, Джонни. — Хрошиа высоким визгливым голосом обратилась к своей родне, и все мгновенно повиновались.
— И сделай нам седло. Мы пойдем с тобой и будем долго говорить.
— О, конечно, Джонни.
Вскарабкавшись на загривок Луммоксу, Джонни за руку подтянул Бетти, и они двинулись сквозь пролом в барьере. Дойдя до границы «липучки», все остановились, но «липучка» уже исчезла, и дальнейшее движение не представляло трудностей.
Когда мистер Кику, Сергей Гринберг и доктор Фтаемл прибыли в космопорт, они обнаружили вереницу боевых бронированных машин, занявших позиции. Все хрошии были внутри проломанного заграждения, но полицейские патрули уже были сменены военными формированиями, а где-то далеко вне поля зрения тяжелые бомбардировщики были готовы для последнего рывка, который должен был превратить окружающее пространство в радиоактивную пустыню.
Генеральный Секретарь и Начальник Штаба встретили их у баррикады. Генеральный Секретарь был мрачен и серьезен:
— Это вы. Генри! Похоже, что мы проиграли. В этом нет вашей ошибки.
Мистер Кику посмотрел на сгрудившихся хрошии:
— Может быть. Начальник Штаба добавил:
— В радиусе взрыва мы постараемся эвакуировать все живое, и как можно быстрее. Но если до этого дойдет… я не знаю, что делать с двумя молодыми людьми там внутри.
— Поэтому давайте пока ничего не будем делать. Пока.
— Думаю, что вы не понимаете всей серьезности ситуации, мистер Заместитель Секретаря. Например, мы разместили вокруг данного места иммобилизационное поле. Его больше не существует. Они просто отшвырнули его. И не только здесь. Повсюду.
— Ясно. Мне кажется, что это в ы не понимаете всей серьезности положения, генерал. Во всяком случае, несколько слов не принесут вреда. Идем, Сергей. А вы, доктор?
— Мистер Кику покинул группу, столпившуюся вокруг Генерального Секретаря, и двинулся к пролому в баррикаде. Ветер, свирепствовавший на плоской равнине в милю радиусом, заставил его согнуться и придержать шляпу. — Не люблю ветреную погоду, — пожаловался он доктору Фтаемлу. — Есть в ней какая-то беспорядочность.
— Нас ждут еще более сильные ветра, — печально ответил раргиллианин. — Друг мой, достаточно ли мудро вы поступаете? Меня-то они не тронут; я у них на службе. Но вы…
— Что еще я должен делать?
— Не знаю. Но бывают ситуации, в которых смелость становится бесцельной.
— Возможно. Я еще не сталкивался с такими.
— Сегодня мы находимся именно в таковой. Они достигли огромной массы хрошии, закрывавших Луммокса. Две человеческие фигурки на спине Луммокса были от них не ближе ста ярдов. Кику остановился.
— Скажите им, чтобы они освободили мне путь. Я хочу увидеть хрошиа Луммокс.
Фтаемл перевел. Ничего не произошло, хотя хрошии и зашевелились.
— Босс, — сказал Гринберг, — а если попросить Луммокса и ребят подойти сюда? От этой толпы пахнет неприятностями.
— Нет. Я не могу перекрикивать этот ветер. Мне это не нравится. Так что позови сам парнишку Стюарта и попроси его проложить нам дорогу.
— О'кей, босс. Вот посмеются мои внучата… если вообще они у меня будут. — Гринберг приложил руку ко рту и закричал:
— Джонни! Джон Стюарт! Скажи Луммоксу, пусть они нас пропустят!
— Обязательно!
Перед ними мгновенно, словно выметенное метлой, открылось пространство, достаточное, чтобы по нему проехала колонна грузовиков. Маленькая процессия двинулась мимо хрошии вперед. Гринберг почувствовал, что по спине у него ползут мурашки.
Казалось, что мистера Кику беспокоила только борьба с ветром, который стремился сорвать с него шляпу. Они остановились перед Луммоксом.
— Как поживаете, мистер Кику? — крикнул Джон Томас. — Нам спускаться?
— Наверно, это будет лучше всего. Соскользнув, Джонни поймал Бетти.
— Простите, что мы тут вам все перепутали.
— Это я должен извиняться. Будьте любезны, не могли бы вы представить меня своему другу?
— О, конечно, Луммокс, это мистер Кику. Он прекрасный человек и мой друг.
— Как поживаете, мистер Кику?
— Здравствуйте, Луммокс. — Мистер Кику задумался. — Доктор, нет ли здесь, среди хрошии, того командира? Ну, того, кто так свирепо смотрел на меня. Раргиллианин огляделся:
— Да, он здесь.
— Ясно. Спросите его, сообщил ли он о результатах конференции?
— Очень хорошо. — Медузоид поговорил с командиром хрошии. — Он говорит, что нет.
— Ага. Джон Томас, мы были готовы заключить договор с хрошии относительно того, о чем мы с вами говорили. Внезапно они разорвали соглашение, когда выяснили, что мы решительно отказываемся выдавать вас просто заложником без всяких гарантий. Не можете ли вы помочь мне выяснить, было ли это желанием вашего друга?
— Вы имеете в виду Луммокса? Сейчас.
— Отлично. Подождите минутку. Доктор Фтаемл, будьте любезны, сообщите суть нашего соглашения Луммоксу — но обязательно в присутствии командира. Или все эти понятия вне ее понимания?
— С чего вы взяли? Да ей было не меньше двухсот земных лет, когда она попала сюда.
— Так много? Тогда излагайте.
Почтительно взвизгнув, раргиллианин обратился к Луммоксу. Несколько раз Луммокс прервал его вопросами, а затем снова продолжал слушать. Когда доктор Фтаемл закончил, Луммокс обратился к командиру экспедиции. Фтаемл сказал людям:
— Она спрашивает: «Неужели это правда?» Командир оттеснил всех остальных настолько далеко, насколько мог, и теперь стоял перед Луммоксом рядом с маленькой группкой людей. Переминаясь с ноги на ногу, он напоминал включенный трактор. Уткнувшись физиономией в землю, он пропищал ответ.
— Он признает, что все было именно так, но просит принять во внимание…
— Поскорее бы они разобрались, — поежился Кику. — А то я начинаю мерзнуть. — Его колени в самом деле подрагивали.
— Объяснение не принято. Я могу передать вам смысл слов, но интонации их непередаваемы!
Внезапно Луммокс издал пронзительный визг и четырьмя ногами сдал назад, освободив перед собой пространство. Подняв голову, огромное существо размахнулось и влепило несчастному командиру сокрушительную затрещину.
Оторвавшись от земли, маршал пролетел несколько метров и рухнул на тропу хрошии. Медленно и неуверенно поднявшись на ноги, он подполз к Луммоксу. Луммокс принялся говорить.
— Она говорит… о, я хотел бы, чтобы вы услышали, как она говорит!.. что так долго, как будет существовать Галактика, друзья Джонни будут ее друзьями. Она говорит, что те, кто не являются друзьями ее друзей, для нее ничто, меньше, чем ничто, она их просто не замечает. И она призывает в подтверждение сказанного имена… ну, тут идет перечисление всех ее предков, со всех сторон, что довольно утомительно. Переводить дальше?
— Не трудитесь, — сказал мистер Кику. — «Да» — это «да» на любом языке.
— Но с какой изысканностью она излагает, — сказал Фтаемл. — Какие ужасные и удивительные события она вспоминает, простираясь памятью в далекое прошлое.
— Меня интересует только ее оценка будущего… и как нам спрятаться от этого проклятого ветра, — поежился мистер Кику. — Я тронут.
Доктор Фтаемл снял свой плащ и набросил его на узкие плечи мистера Кику:
— Мой друг… брат мой… простите меня.
— Нет, нет, вам будет холодно.
— Ни в коем случае.
— Тогда давайте поделим его.
— Для меня это большая честь, — растроганно ответил медузоид, и его ноздри задрожали от наплыва эмоций.
Он нырнул под плащ, и они вдвоем тесно прижались друг к другу, пока Луммокс кончал свою речь. Бетти повернулась к Джонни.
— Ты бы этого для меня никогда не сделал.
— Так ведь, Червячок, тебе ведь никогда не бывает холодно.
— Хотя бы просто обними меня!
— Да? Перед всеми? Иди обнимайся с Луммоксом.
Все хрошии почтительно слушали Луммокса. И по мере того, как красноречие его достигло пределов, они все больше приникали к земле, вытягивая ноги, пока все не застыли в той же униженной позе, что и командир. Наконец, все было закончено, и Луммокс бросил короткое резкое замечание. Хрошии задвигались.
— Она говорит, — перевел Фтаемл, — что сейчас она хочет побыть со своими друзьями.
— Спросите ее, — указал Кику, — может ли она заверить своего друга Джона Томаса, что все, сказанное ею, свято и нерушимо?
— Секунду. — И пока все остальные хрошии торопливо покидали их, Фтаемл сказал Луммоксу несколько слов.
Послушав их, Луммокс повернулся к Джону Томасу. Из огромной пасти раздался голос маленькой девочки:
— Это так, Джонни. Лопни мое сердце.
Серьезно и торжественно Джон Томас кивнул Луммоксу в ответ.
— Не беспокойтесь, мистер Кику. На Луммокса вы можете положиться.

XVIII. ДЕВЯНОСТО СЕМЬ БЛЮД С УГОЩЕНИЯМИ

— Запускайте ее.
Мистер Кику нервничал. Окинув взглядом сервировку чайного столика, он убедился, что уютная небольшая комнатка для совещаний узкого круга выглядит так, как он хотел. В это время дверь распахнулась, и в помещение впорхнула улыбающаяся Бетти Соренсен.
— Здравствуйте, мистер Кику, — сказала она и непринужденно устроилась в кресле.
— Как поживаете, мисс Соренсен?
— Зовите меня Бетти. Все мои друзья так обращаются ко мне.
— Благодарю вас. Хотел бы я быть одним из них. — Посмотрев на Бетти, мистер Кику невольно вздрогнул. Бетти только что кончила экспериментировать с новой раскраской, и сейчас лицо ее напоминало нечто вроде шахматной доски. Кроме того, чувствовалось, что она не обошла своим вниманием магазины, и на ней был наряд, явно не подходящий ей по возрасту. Мистер Кику был вынужден напомнить, что к моде надо подходить осторожно.
— Видите ли… моя дорогая юная леди, мне довольно затруднительно объяснить вам цель нашей встречи.
— А вы не торопитесь. Мне лично спешить некуда.
— Разрешите предложить вам чаю?
— Давайте я вам налью. Будет совсем по-домашнему. — Кику не спорил, и, взяв чашку чая, растянулся в кресле с чувством облегчения, которого давно не испытывал.
— Думаю, вам нравится ваше сегодняшнее положение?
— Еще бы! Мне никогда еще не доводилось ходить по магазинам, не тратя ни пенни.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

загрузка...